ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Александр Латкин: «Журналистика – прослойка между элитой и обществом»

Александр Латкин – журналист и литератор, начавший свою карьеру в газете «Известия». На встрече со слушателями Школы журналистики имени Владимира Мезенцева рассказал о собственном профессиональном опыте, роли профессии в современном мире и дал советы начинающим журналистам.

- Как математическое образование повлияло на ваше восприятие проблем журналистики?

- Математика – это, прежде всего, попытка выстроить структуру. По советской классификации математика считалась технической наукой. На самом деле, математик – это абсолютно гуманитарная профессия. Математик создает некие структуры, и, занимаясь журналистикой, вы делаете то же самое, но в другом формате. И поэтому умение мыслить логически мне очень помогло. На самом деле, современная журналистика – это журналистика форматов. Свой формат – это отличительная особенность каждого издания, ориентирующегося на определенных читателей. Главное, когда приходите работать в какое-либо издание – это освоить его формат. А затем, подстраиваясь под него, нужно писать в соответствии с логикой – создавать ту самую систему.


- Есть мнение, что человек должен писать о том, о чем знает. Допустим, слесарь должен писать о ремонте, а программист о компьютерах. А какого мнения придерживаетесь вы?
- Есть мнение, что журналист – это болтун, который хватает различную информацию, но сам в ней не разбирается. Этот образ зачастую формируется обществом. В действительности, в этом есть и правда, и ложь. Журналист должен разбираться в том, что онпишет, и должен это любить. Но стоит помнить, что слишком глубоким специалистом становиться опасно. Главная задача – это донести до читателя информацию понятным языком. Журналисту нужно уметь смотреть со стороны.


- Далеко не все блогеры, журналисты общаются со своими читателями. Вы активно отвечаете на комментарии пользователей на портале Газета.ру. Вынесли ли вы что-то ценное из этого опыта?
- Когда я работал в «Известиях», возможности онлайн-диалога не было. Тебе могли прислать бумажные письма, причем 70% из них были письмами сумасшедших. В одном из писем была потрясающая фраза: «Известия» – это пульсирующая матка сионизма». Я долгое время не писал колонки, но недавно вернулся к этому жанру и считаю правильным вступать в разговоры с читателями. Отвечая на комментарии читателей на Газете.ру, я поставил своеобразный эксперимент. Его результат скорее отрицательный, потому что меня удивил низкий уровень дискуссий.


- Когда вы работали в газете, сталкивались ли вы с проблемой, когда нужно было написать материал и выразить в нем мнение, отличное от вашего?
- Работа в любом издании – всегда компромисс и определенные границы, которые ты для себя устанавливаешь и дальше которых не идешь. Мне, пожалуй, везло. Были, конечно, минусы и проблемы, но я не был вынужден писать то, что категорически не совпадало с моим мнением.


- В театре главное – это зритель. Относительно журналистики, главнее журналист или читатель? Верно ли это – принять определенную точку зрения в зависимости от аудитории?
- С одной стороны, читатель, конечно, важен, нужно ориентироваться на его вкусы. Но идти на поводу – нет. Необходимо найти в этом баланс: работать с определенной аудиторией, но и писать, придерживаясь собственной позиции.

- Вы писали о проблеме разрыва между богатыми и бедными, элитой и массой. Как вы считаете, какую роль может сыграть журналистика в ее решении?
- Журналистика должна участвовать в этом самым непосредственным образом как прослойка между элитой и обществом. Элита в данном случае – это те, кто должен производить новые идеи. А журналистика транслирует идеи в общество понятным языком. Но наша страна плохо производит новые идеи – например, русских философов мало. Это большая проблема нашей страны. Поэтому задача журналиста – это поиск необычных идей и способов транслировать их в общество.

- В статье «Ленин, царь и сериалы» вы утверждаете, что сериалы учат девочек действовать, а мужчины показали себя плохими гуманизаторами. Значит ли это, что миром будут править женщины?
- Я, честно говоря, иногда пугаюсь, что в моих текстах эта тема часто всплывает. Но о чем еще писать? Только про женщин. Да, в реальности так оно и есть. До XX века женщины были ограничены в правах настолько, что у них не было возможности себя реализовать. До 50-х годов и в Европе, и в Америке женщинам было дозволено гораздо меньше, чем мужчинам. Сейчас кажется, что Запад создает форматы прав и свобод человека, но совсем недавно все было наоборот: явная дискриминация по половому и расовому признаку. Для женщин, фактически, действовало немецкое правило «Киндер-Кюхен-Кирхен». У женщин сегодня есть большие шансы и в журналистике, и в обществе в целом. В России кризис в производстве новых идей, а, например, новые радикальные женские движения несут серьезный идеологический посыл.

- Как можно привить современным детям гуманизм?
- Я не считаю, что человеку нужно что-то прививать. Общество развивается и, несмотря на то, что на журналистику и социум сейчас оказывается определенное давление, уровень гуманизма все равно растет. Гуманизм – это, прежде всего, культура. Причина, по которой нам кажется, что его становится меньше, - это чрезмерная открытость общества.


- Сможет ли современный человек прожить без интернета? И как оградить ребенка от чрезмерного влияния интернета на него?
- Интернет ужасен тем, что создает множество иллюзий. Но на самом деле, интернет – это просто еще одно инновационное открытие, как изобретение бумаги. Человек не меняется. Кажется, что в наши дни люди другие - нет, у нас просто появилось больше возможностей узнавать. Для журналистики интернет – это дополнительная сложность, поскольку в условиях информационного разнообразия журналисту труднее быть оригинальным, находить эксклюзивную информацию. Для общества интернет – хороший способ передачи и получения информации, очень мощная платформа. А говорить о том, что детей нужно ограждать от интернета – бессмысленно.


Анастасия Домбицкая
Ученица 10 класса гимназии № 1404 "Гамма", г. Москва