Владимир Соловьев: «Союз журналистов надо взбодрить, поставить на современные рельсы»

25 ноября 2017 года в Москве состоялся XII съезд Союза журналистов России (СЖР). Главным событием съезда стало участие в нем абсолютно самостоятельных Московского, Петербургского и Татарстанского союзов журналистов. Избранный на съезде новый председатель СЖР Владимир Соловьев рассказал слушателям Школы журналистики имени Владимира Мезенцева о том, как они смогут принять участие в развитии Союза и какие выгоды получат вступившие в него журналисты.


- В чем заключаются основные функции Союза журналистов России?

- В общественные объединения люди собираются по интересам, по профессиональному признаку. Журналистам тем более это важно. Одна из функций Союза журналистов России –  профсоюзная. Человек, являющийся членом СЖР понимает, что за его спиной есть мощная профессиональная организация, которая, если что, его прикроет. У нас ежедневно идёт работа по оказанию юридической помощи. Если что-то происходит, пытаются закрыть газету, уволить сотрудника, если где-то побили журналиста, как недавно в Калининграде, мы реагируем сразу, пишем письма. Если пишем губернатору или кому-то из представителей президента в федеральном округе, это все, как ни странно, работает реально очень быстро. Если проблема серьезная, то кто-то сразу едет туда и разбирается на месте. У нас есть общий чат в WhatsApp, откуда мы мгновенно узнаем обо всем: днем, ночью, неважно. Тут же думаем, чем помочь, насколько это серьёзно, какие контакты есть у нас в этом регионе, надо ли ехать, или местное отделение решит. У нас 82 отделения по стране, это очень мощная сила, между прочим. Это, по сути, лидеры мнений в каждом регионе, самые активные журналисты.

Ещё одна функция Союза — просветительская. Я думаю, что у нас будет возникать что-то, как ваша школа, или мы будем более плотно сотрудничать с ней. Известные наши коллеги, которые сейчас являются секретарями союза, возможно тоже будут принимать в этом участие. Это люди, которые по-другому воспринимают действительность. Та команда, которая раньше была — в основном газетчики, было очень мало людей с телевидения, радио и из интернет-СМИ. Теперь ситуация меняется: я сам всю жизнь проработал на телевидении, вместе со мной сейчас там такие люди, как Евгений Примаков, Анатолий Кузичев и другие наши коллеги, подтянувшиеся из разных СМИ. Также мы организовываем различные форумы, например, форум в Дагомысе — это возможность полететь на неделю к морю, пожить в хорошем отеле, пообщаться с коллегами, покупаться. Море очень сильно отвлекает: собираем дискуссии, а половины нет, они плещутся. Но, в принципе, дискуссии мы стараемся делать такими интересными, что с морем они конкурируют. Туда мы притаскиваем лидеров мнений, известных журналистов, министров, которые выступают, свободно общаются на круглых столах, на дискуссиях. Происходит очень интересный обмен мнениями. Также мы показываем лучшее кино, которое ещё не было в эфире, которое ещё не показывали в кинотеатрах. То есть люди за неделю напитываются огромным количеством информации, обмениваются проблемами и способами их решений. Более того, такие форумы мы будем проводить в каждом федеральном округе страны и обсуждать там именно местные проблемы.

- Назовите самые острые из них.

- У наших газетчиков сейчас большие разборки происходят с Почтой России. Большие проблемы с тем, что пропадают киоски по всей стране. Местные власти очень часто давят на региональную прессу: пресс-службы губернаторов пытаются сделать из неё, по сути, пропагандистский листок для рекламы того же губернатора. Проблем много, надо как-то аккуратно пытаться их решить.

- Какие изменения вы планируете внести в работу Союза журналистов России?

- Мы думаем, каким образом Союз сейчас переформатировать: его надо немножко взбодрить, «смазать» существующий механизм, поставить на современные рельсы и запустить его, согласуясь с современной ситуацией в жизни. Даже та команда, которая сейчас пришла, мы общаемся через WhatsApp, идёт огромный поток идей и предложений. Идеи переформатирования обсуждаются, необходимо сейчас юридически все сформулировать. Мы, кстати, будем выходить с целым пакетом юридических инициатив. Наша профессия сейчас немного потеряла свой статус: раньше можно было написать критическую статью, и на неё была сразу очень жёсткая реакция, а теперь пишешь-пишешь критические статьи, снимаешь резкие программы, а толку никакого. Поэтому нужно вводить ответственность чиновников, которые отказывают в предоставлении аккредитации, информации, которые затягивают ответы на критические статьи. Если будет такой закон, журналистов будут реально уважать. Это перетягивание каната идёт всегда, но нужно чтобы оно происходило все-таки равномерно, а не только в одну сторону, как это происходит сейчас. Так что союз будет переформатироваться: бренд останется, но произойдет очень мощная перезагрузка, и, надеюсь, вы в ближайшее время будете об этом слышать, может быть даже каким-то образом участвовать.

- Что вы планируете предпринять для привлечения в СЖР новых людей?

- Мы попытаемся сделать так, чтобы, перефразируя нашего мудрого министра, коллеги поняли, что в Союзе лучше, чем не в Союзе. Многие даже не знают о его существовании, в больших городах про него уже, к сожалению, забыли. Самое смешное — у Союза даже не было пресс-службы, как в поговорке: "Сапожник без сапог". Теперь мы сделали пресс-службу, которая постепенно начинает работать, и я каждый раз, когда выступаю, прошу коллег сделать репост, чтобы о наших делах каким-то образом узнавали. В России 79 тысяч СМИ, и, если хоть где-то что-то появится, резонанс пойдёт.

Также для обладателей членской карты Союза журналистов будет целый набор разнообразных стимулов и преференций: скидки на мобильную связь, на гостиницы, на транспорт, на кредиты и много ещё на что. Кстати, раньше в Дом журналиста пускали только по билетам члена Союза журналистов. Я не говорю, что мы ограничим вход, но, по крайней мере, заинтересованные люди каким-то образом присоединятся ко всем мероприятиям, которые мы тут будем проводить, а тут будет очень много всего нового. Кроме того, вы наверняка слышали про международную карточку журналиста (IFJ). Она даёт очень много бонусов, особенно при поездках заграницу, потому что теперь она выдается прямо в Брюсселе, в международной федерации журналистов. А в неё входят 166 стран мира. Эта карточка, по сути, является международным журналистским удостоверением. Даётся она на 2 года, стоит 3600 рублей. Некоторые жалуются, что мы сами говорим про свободу печати, а тут деньги берём за карточки. На самом деле, это не совсем так, потому что основные деньги уходят туда, в Брюссель, им там тоже деньги нужны. Если раньше эти карточки выдавались, скажем, крупным телекомпаниям просто так, то сейчас обязательно быть членом Союза журналистов, потому что в Брюссель мы посылаем ксерокопию членского билета, а в ответ нам присылают эти карточки.

Это, по-сути, международное удостоверение журналиста, то есть официальные лица в большинстве стран должны понимать, что она даёт человеку право задавать вопросы официальным лицам, проходить на пресс-конференции. Полиция не должна сразу бить человека дубинкой, а должна понять, что это журналист и, если происходит какая-то заваруха или манифестация, давать возможность работать, оказывать всяческую помощь. Ещё один приятный бонус – бесплатный проход без очереди почти во все музеи мира и на некоторые спортивные мероприятия. В Колизей, в Лувр пройти бесплатно и без очереди – это приятно. У нас в стране это не работает, работает только за рубежом, но я постараюсь сделать так, чтобы наши российские коллеги, и иностранные, у которых есть такие карточки, тоже будут пользоваться какими-то привилегиями.

- В чем вы видите пользу сотрудничества с блогерами?

- Идея такой работы никак не связана с тем, что мы хотим их как-то «застроить» - это, в принципе, невозможно. Мы хотим с ними подружиться, хотя многие, наверное, откажутся с нами дружить. По всем официальным бумагам блогеры действительно не являются журналистами и не могут быть членами СЖР, но мы все-таки попытаемся завязать с ними разговор. Конечно не с теми, которые пишут, как утром они проснулись, что надели и что пошли покупать. Саша Спилберг, дочка моего очень хорошего товарища, её мы, естественно, не будем трогать. У нее есть своя аудитория, пусть рассказывает про свои Сашины дела и радуется в этом направлении. Но есть интересные ребята типа Дудя. Хотя я посмотрел несколько его программ и, честно говоря, я бы не сказал, что он прямо супер-классный интервьюер, но тем не менее его смотрят, 4 миллиона — это здорово. Так вот, мы попытаемся как-то завязать с ними разговор, может быть организовать какую-нибудь конференцию здесь, в Доме журналиста. Пригласить их, чтобы они пообщались между собой, пообщались с нами, с вами.

У меня, кстати, есть товарищ, который выглядит как божок, вернувшийся с Ямайки: лохматый, с бородой, седой. И вот, может быть, мы его подтащим, чтобы он у нас с блогерами каким-то образом общался, потому что когда его видишь, сразу понимаешь — конкретный неформал, такой блогер из блогеров. И, может быть, он у нас тоже будет выступать на конференциях.

Я понимаю, что многие блогеры гордятся своей независимостью, зачем им этот Союз журналистов: «Идите, вы, ребята, подальше, мы тут сами, гордые и независимые». А некоторые возьмут и примут участие в общении. Нам просто интересно знать их мнение, общаться, иногда куда-то приглашать. А потом, если процесс пойдёт правильно, мы, может быть, сделаем так, что кто-то из них вступит в Союз. Потому что, кстати, многие из них — бывшие журналисты, которым надоел диктат главного редактора, они ушли из системы и сидят дома, сами что-то пишут или рассказывают.

- Планируете ли вы предпринять какие-то действия для объединения с Союзами журналистов Санкт-Петербурга, Москвы и Татарстана?

- Непременно планируем. Наш XII съезд, на котором меня выбрали председателем, был обозначен как сенсационный, потому что на трибуны вышли руководители Московского, Петербургского и Татарстанского союзов журналистов и сказали: «Хватит нам быть в раздоре, пора объединяться». В какой форме это будет происходить – мы пока думаем, очень непростая логистика должна быть, ведь надо сделать так, чтобы никого не обидеть, чтобы все это было достойно и правильно. Но я надеюсь, что уже в следующем году наш Союз, самый большой в мире, станет совсем самым большим.

Софья Дымова