"Люди как люди" в театре им. Вахтангова

горький

Под названием "Люди как люди" в театре имени Вахтангова идёт пьеса Максима Горького «Зыковы», поставленная заслуженным деятелем искусства и мастером психологического театра Владимиром Ивановым, который сумел историей одного семейства показать драматичную историю целой эпохи.


Произведения Максима Горького на московской сцене – не часто встречающееся явление. За последние годы можно вспомнить разве что «Вассу Железнову» в МХАТе им. Горького и МХТ им. Чехова или «На дне» - в театре на Юго-Западе и театре-студии под руководством Олега Табакова.

«Зыковы» - малоизвестная пьеса Горького, она редко ставится на московских подмостках. Однако на сегодняшний день её сюжет особенно актуален, и потому особенно приятен тот факт, что Вахтанговский театр подарил ей новую жизнь.

«Люди как люди» - спектакль продолжительный по времени и, пожалуй, в чем-то нудный, скучноватый. Но это можно списать на специфику текста Максима Горького. Режиссер-постановщик Иванов с блеском доказал, что классическое прочтение пьесы – отнюдь не самое скучное. Спектакль пришелся по вкусу не только поклонникам произведений Горького, но и поклонникам добротного, консервативного, академического театра.

Главные роли исполняли Алексей Гуськов (в роли Антипы Зыкова, лесопромышленника) и Лидия Вележева (роль Софьи, его сестры, вдовы.) В первом действии Алексей Гуськов показывает нам Антипу как холеного, молодящегося, взбалмошного барина. Акцент сделан на разительной перемене героя во втором действии, он выходит к зрителям в простецкой рубахе и в вязаной кофте. В этом действии он раскрывается как человек, который запутался в себе, в своих чувствах к Павле (её играет актриса Ольга Немогай). Гуськов демонстрирует его уязвимым, обыкновенным человеком, понимающим, что надо браться за дело и самому строить свою жизнь: «Я дело люблю, я люблю работу!»

Блестяще справилась со своей ролью Лидия Вележева. Ей удался образ сильной, волевой женщины. Женщины, у которой остались принципы, которыми она, в отличие от ее брата, не хочет поступаться и не поступится. Получился образ «железной леди», который сейчас особенно популярен и любим москвичками.

Михаила, сына Антипы, играет Дмитрий Соломыкин. В этом образе воплощен этакий капризный сыночек, который только и может, что кривляться да сочинять стихи. Когда во втором акте он выстреливает в себя, это не выглядит, как протест против чего-либо. Это выглядит средством для привлечения внимания отца, который не считает сына достойным продолжателем рода. Сцена объяснения отца с сыном – самая трогательная в спектакле. «Я даже тихонько, издали как-то – нередко любовался тобою... Любоваться – это уж значит любить...» - говорит Михаил. А отец отвечает ему: «Я же тебя еще таким помню! Ты же еще во-о-от такой вот был. А я уже думал, что вот это… человек, который меня поймёт, который меня простит. Это и будет моим продолжением».

Четвёртое действующее лицо – это Павла, невеста Михаила, в итоге вышедшая замуж за Антипа Ивановича. Её трагедия раскрывается во втором акте. С горечью она признается Антипе, что хотела любить его, а он ей этого не позволил. Она решает вернуться в монастырь, где ей было хорошо и привольно. Недаром Михаил говорит о ней: «Она жизни совсем не знает, для неё все, как куклы».

Необычна сценография спектакля (работа Максима Обрезкова). На сцене поставлены большие колонны цвета старой древесины. В финале спектакля они играют роль занавеса, что я вляется довольно нетрадиционным приёмом. Любопытная деталь: когда в первом акте занавес поднимается, в правом углу виднеется едва заметный лик Христа.

Спектакль прошёл с большим успехом – актёров пять раз вызывали на поклоны, раздавались крики: «Браво!» Режиссёра спектакля, наблюдавшего за своей постановкой из зрительного зала, также приветствовали аплодисментами.