ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

ПОГРУЖЕНИЕ

В прошлом году все окончившие Школу в ЦДЖ поступили на журфак МГУ


Я мечтала о журналистике с 3 класса, потому что журналисты встречались с теми людьми, с которыми и я бы хотела встретиться. Я мечтала о том же в 8 классе, когда поняла, что журналист не только показывает людям мир, но и сам может повлиять на этот мир. Тогда я пошла в Школу юных журналистов, работавшую при клубе «Сверстник» управы Москворечье-Сабурово. А потом узнала, что существует Школа тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз в Центральном доме журналистов. Не очень-то и поверила, что «занятия способствуют подготовке к творческому конкурсу в МГУ, МГИМО, РГГУ, РУДН», что можно «сделать карьеру, еще не имея высшего образования», что «можно опубликоваться в «Российской газете», «Комсомольской правде», «Трибуне», «Парламентской газете», «Журналисте», попрактиковаться на радио «Юность», «Маяк», в Останкине». То есть понимала, что это как в Конституции: право есть у всех, а возможности — у некоторых. Но меня устраивало, что занятия проходят по воскресеньям с 10.00 до 13.30 (даже летом), и что слушатели школы не только варятся в своем соку, но и встречаются с ведущими журналистами.

Так, а теперь открываю блокнот и занудно переписываю, с кем мы встречались. Телеведущие Лариса Кривцова, Владислав Флярковский, Дмитрий Захаров, Максим Ганапольский, комментатор «Маяка» Владимир Безяев, корр. «Франс Пресс» Яна Длуги… Был у нас экстравагантный политик Владимир Жириновский, был кинорежиссер Станислав Говорухин. Об обучении журналистике в МГУ рассказали профессора и преподаватели Валерий Цвиг, Владимир Гусев, Рудольф Борецкий. Хватит. Об остальных я только слышала от друзей.

Раз в неделю нас «выводят в свет». Нас принимали в «Вечерней Москве», «МК», «Трибуне», в ИТАР-ТАСС, «Интерфаксе», РИА «Вести» и в московском бюро «Франс Пресс». Мы участвовали в съемках программ «К барьеру!», «Принцип Домино», «Пять вечеров». Мы побывали в Госдуме, Совете Федерации и даже в ФСБ. Нас погружают в журналистику, и, оказывается, что это — погружение в жизнь.

О руководителе школы Владимире Мезенцеве — отдельный разговор. Во-первых, он — профи, работавший во всех видах СМИ и во всех жанрах. Это потрясающе — его везде знают и везде встречают объятиями: «Володя! Сколько зим!» На занятиях Владимир Георгиевич приблизил обстановку к редакционной. Первая часть урока — «разбор полетов». На сцену концертного зала Домжура (там и проходят занятия) Мезенцев вызывает автора статьи и вслух читает рецензию на нее. Структура, стилистика, жанр — все «анатомируется». Заодно советует, какому изданию это можно предложить и почему.

Но до появления статей все наши слушатели предлагают заявки на 10 тем (у каждого квалифицированного журналиста должно быть 10 тем в кармане, так нам говорят; и не просто тема, а с расшифровкой). Если приходишь в редакцию с темой, на тебя и смотрят по-другому. Тебе скажут: «Давай!», или «Не пойдет, что еще предложить можешь?», или «Послушай, а как тебе такая тема?». Человек, предлагающий не себя, а тему, для редакции почти свой. Теперь посмотрим, чего ты из этого сделаешь… Я печаталась в районных взрослых и молодежной газете и знаю, что это так и есть.

Часть времени у нас отводится на работу в кадре. Каждый слушатель школы выходит и, глядя в камеру, рассказывает что-то о себе или читает информационный выпуск. Информационный выпуск — это что-то вроде пародии на программы «Время» или «Вести». Только в нем все новости вымышленные и, по возможности, смешные. Вторая часть — увлекательная и познавательная встреча с гостем.

По окончании школы выпускникам, кроме свидетельства, вручается удостоверение «International Journalists Centre. PRESS/Международный центр журналистов. ПРЕССА». Получить его, конечно, приятно. Но, честное слово, в этой Школе мы получаем кое-что большее, чем красивую ксиву.

Александра ЕРМАКОВА,
десятиклассница Московской СШ № 511,
слушатель Школы журналистики в ЦДЖ

Ж-л "Журналист", № 4, апрель 2005 г.