ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Перелом нравственности

Давайте обсудим!

ПЕРЕЛОМ НРАВСТВЕННОСТИ

Иногда, отключаясь от своих проблем, нам хочется сделать что-то доброе и светлое, но когда предоставляется шанс, мы его неизменно упускаем.

В двадцать первом веке, когда никого уже не удивишь развитием информационных и высокоскоростных технологий, покорением космоса и прорывами в генной инженерии, роботами-гуманоидами и заморозкой людей, клонированием и прогрессом гидроэнергетики, запуском «шаттлов» и свободными отношениями, происходит переломный момент.

Наше сознание изменяется. Моральные установки, которые предыдущие поколение так чтили, отбрасываются в сторону. Сейчас нравственность только мешает. Хорошо помню свой разговор с отцом, когда я сказала: «Папа, сейчас совесть – это лишнее». На что он ответил: «Да, может, ты и права, всю жизнь все делал честно, но теперь с ней не проживешь».

Давайте обсудим!

ПЕРЕЛОМ НРАВСТВЕННОСТИ

Иногда, отключаясь от своих проблем, нам хочется сделать что-то доброе и светлое, но когда предоставляется шанс, мы его неизменно упускаем.

В двадцать первом веке, когда никого уже не удивишь развитием информационных и высокоскоростных технологий, покорением космоса и прорывами в генной инженерии, роботами-гуманоидами и заморозкой людей, клонированием и прогрессом гидроэнергетики, запуском «шаттлов» и свободными отношениями, происходит переломный момент.

Наше сознание изменяется. Моральные установки, которые предыдущие поколение так чтили, отбрасываются в сторону. Сейчас нравственность только мешает. Хорошо помню свой разговор с отцом, когда я сказала: «Папа, сейчас совесть – это лишнее». На что он ответил: «Да, может, ты и права, всю жизнь все делал честно, но теперь с ней не проживешь».

Мы живем в сумасшедшем ритме, бешеном темпе. Те, кто сильнее, точно знают, что хотят от жизни. Власти и денег. Славы и секса. Одно как следствие другого. Те, кто слабее, не проходят «искусственный» отбор, установленный обществом.

Вереница дней, людей, дел. Сейчас нет времени остановиться и подумать. Разобраться в себе. Все на ходу, в движении. Влюбленные встречаются в переходах метро, чтобы хоть пару минут побыть вместе. «Влюбленные» — странное слово в нынешний век. Потому что сейчас нет времени чувствам. Нет времени на объяснения и разъяснения. «Или ты со мной, или ты против меня», – девиз настоящего поколения.

Вчера познакомились, сегодня встречаются, завтра разойдутся. Здесь важен секс. Но все-таки иногда что-то говорит внутри, что так жить неправильно. Мой друг, каждый раз сталкиваясь с тем, что от него требуют только секс, описывает так свои ощущения: «С каждым разом чувства всё холоднее и холоднее, я погружаюсь в пофигизм, а из него в депрессняки. Гребанный XXI век!».

В обществе, где жизнь человека поглощена работой, ощущение одиночества все больше растет. Общение между людьми почти совсем исчезло, секс чуть ли не всегда считается единственным актом, способным дать видимость тепла и поддержки. Никакой духовности. Семья и нынешнее поколение – две разные вещи. Институт брака разрушен. Нет потребности заботиться о другом человеке, надо выживать самому. Главная ценность – эгоизм. Дети сами выбирают свою дорогу, они живут собственной жизнью. Им не нужны родители. Что будет завтра, их не волнует. Только сегодня, только сейчас.

Они курят в присутствии родителей, не стесняются каждую неделю менять сексуальных партнеров, доказывая всем своим поведением, что они живут данным моментом.

Система жизненных ценностей переросла в систему измерения твоих денежных средств. Ты должен идти вверх по карьерной лестнице, довольствоваться отношениями на одну ночь и надеяться только на себя. Сейчас тебе никто не поможет. Ради этого все готовы поставить на карту. Вот и поставлены те ценности, которые ни за какие деньги не купишь – нравственность, внутренний мир, сострадание к ближнему, любовь. Этого уже нет. Мы – перелом в сознании предыдущих поколений. Что будет дальше неизвестно. Мы – синтез устоявшихся традиций и новшеств.

В этот сумасшедший век надо постараться найти то доброе, что еще осталось внутри нас, постараться спасти это и сохранить. Хотя бы прислушаться к этому чувству. Все-таки время от времени внутри меня пробуждается какое-то чувство, которое говорит, что мы живем не так.

Воскресное утро. Дорога около дома. Сквозь музыку в наушниках слышу: «Дочь, помоги. У меня все деньги сегодня вытащили». Вижу: заплаканная старушка в полуметре от меня. Прохожу мимо. Хотя я ей верю. У нее — трагедия, горе, а моя первая мысль: «Будешь знать, как деньги хранить под матрасом». Стало жутко стыдно. Был шанс сделать доброе дело, а мои мысли доказывают, что все существование направлено на то, чтобы выжить самой. В это время. Сейчас.

Алла ПОЛИЩУК