ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Виноколы

По Руси

ВИНОКОЛЫ

Далеко-далеко, где-то между Тверью и Питером, затерялась деревушка Виноколы. Сложно её найти, начиная поиски от Москвы или от Санкт-Петербурга; куда легче сесть на электричку от Торжка с направлением на Тверь. А если из Москвы доехать до той же самой Твери, оттуда – до Лихославля и . . . но остановимся на нём.

По Руси

ВИНОКОЛЫ

Далеко-далеко, где-то между Тверью и Питером, затерялась деревушка Виноколы. Сложно её найти, начиная поиски от Москвы или от Санкт-Петербурга; куда легче сесть на электричку от Торжка с направлением на Тверь. А если из Москвы доехать до той же самой Твери, оттуда – до Лихославля и . . . но остановимся на нём.

Лихославль – небольшой городок, тихий и приятный. Если заглянуть в советский энциклопедический словарь, то можно узнать, что городом он стал с 1925 г., что он – райцентр в Калининской области и имеет 3 завода – радиаторный, льнообрабатывающий и «Светотехника». А еще - «железнодорожный узел». Не всё верно.

Я была там много раз. Среди заводов остался только «Светотехника». Вокзал есть, он выкрашен жёлтой краской. Сразу же за ним – своеобразное «такси». Штук пять, а то и больше машин с хозяевами стоят и ждут тех, кто не в силах ждать поезда. Дальше, через дорогу (а там больше песка, чем асфальта), ларёк и магазинчик.

Можно тратить много времени на описание, а выйдет – не так. Улицы там - в листве, и мостовые более пыльные, чем московские, а тротуар зачастую ниже дороги, - это потому, что их разделяет овражек не более трёх метров, часто вымощенная камнями дорожка идёт по нему самому. Там много кошек и много деревянных домов, и огородов; там есть настоящий базар, чем-то отдалённо напоминающий восточные базары.

Но мы идём в Виноколы. Есть четыре пути. Можно дождаться электрички на Торжок, вскарабкаться по высоким ступеням, ехать минут десять среди цветов и зелени - и вдруг увидеть завалившийся домик с полустёртыми следами голубой краски и огромной надписью: «ВИНОКОЛЫ». Тогда надо вставать и идти в тамбур, проехать ещё метров двести и слезть на платформе, слыша за спиной голос: «платформа Виноколы», и пойти по рельсам, а у нужного столба свернуть на тропку, спуститься с насыпи и идти полем. Ещё можно в самом Лихославле пойти в сторону водонапорной башни и прийти в Виноколы пешком, по тропинке, что идёт бок о бок с железной дорогой. Третий путь – почти такой же, только идёшь через поля, вдали железных дорог. В конце концов можно в Лихославле взять машину.

Если сверху взглянуть на Виноколы, то можно разглядеть букву «т». Неровную, конечно. Хотя всего в деревне домов двести, зимой жизнь продолжается лишь в десяти-двадцати. Есть лошадь Руслан и ларёк, но там редко кто что покупает. Раза два в неделю в деревню приезжает машина – или, как её ещё называют, автолавка. Там не всегда есть всё, что нужно, ведь до нас она объезжает и другие деревни.

Три бани стоят в поле, через дорогу от деревни, а за ними – Шоушка, лес. Змеи, грибы и земляника водятся здесь в изобилии. Неповторимой красоты заходы и восходы, которые наблюдаешь у окна, свежий воздух, от которого с непривычки кружится голова и простой, неприукрашеный но затейливый, русский пейзаж заставляют задуматься – а что же гонит людей в города с высокими домами, пылью и прочей суетой?

Когда возвращаешься назад, в Москву, невольно начинаешь задыхаться. Для того и нужны деревни, дачи – чтобы людской глаз отдыхал от геометричности форм, от прямых углов.

Лиза МАЙЕР,
ученица 7 класса школы № 1316
СВАО, Северное Медведково.