ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Из репортера в телеведущую

Юлия Панкратова-тележурналист. В прошлом работала  редактором, выпускающим  редактором, продюсером и ведущей.  Вела новости на НТВ и на Первом канале.

В «Комсомольской правде» написано, что мечта стать журналистом у вас появилась ещё в 8 лет. Тяжело ли пробиться в сферу журналистики школьнику?

В 8 лет я не думала ни о какой журналистике, ну мечтала, была идея. Мечта появилась в классе 7. Но вы знаете с реализацией было довольно тяжело, потому что, во-первых, телеканалов было меньше, изданий было меньше, и, я думаю, никто тебя в 14-15 лет всерьез не принимает. Это такая история, когда ты должен доказывать и потом продолжать что-то доказывать на протяжении нескольких лет.

Вы учились в Школе Юного Журналиста. Что вы в ней для себя открыли?

Та Школа Юного Журналиста, где я училась никак не помогала при поступлении, т.е. мы не проходили там Лермонтова и Грибоедова. Гражданский пафос Лермонтова мы не обсуждали безусловно.  Мы не изучали как брать интервью. Сейчас я понимаю что это был такой странный опыт, скорее какого-то там творчества интеллектуального и ещё какого-то, плюс развитие. Когда из людей, которые как-то жили неплохо, читали литературу, пришли, подумали что могут быть журналистами. У нас был потрясающий список литературы, который мне не приходило в голову читать. Были бесконечные тесты. Нам рассказывали дикое количество смешных историй, но потом это каким-то багажом всё очень правильно легло. Это был очень хороший опыт знакомств. Причём как знакомство со слушателями, так и знакомство с людьми очень толковыми, которые воспринимали нас вполне адекватно.

До телевидения вы работали в журнале «Искусство кино» и писали критические статьи о телевидении. Скрывали ли вы этот факт, когда устроились работать на телевидение?

Так получилось, что я написала курсовую, кажется на 3 курсе. Там была такая большая курсовая, посвящённая кинопоказу на каналах. Я анализировала всё, подчёркивала в программах. Сдала работу  и вроде курсовая как курсовая, но преподавателю она очень понравилась, он отнёс её в журнал. И я попала туда как какой-то кинокритик, которым не была и как-то об этой карьере не думала. Я написала о 1 программе, потом о второй, ну и как-то пошло.

Я не могу сказать, что я скрывала, но там было пара смешных моментов, потому что потом, когда я уже устроилась работать на телевидение. Я не афишировала, да, но и сказать, что очень скрывала- нет. В итоге обошлись без обид. Единственное было много смешных историй, потому что я потом работала с людьми, у которых я брала интервью. Кто-то меня помнил, кто-то не помнил.

Как по-вашему мнению, кем интереснее работать репортёром или телеведущей?

Я считаю, что работа репортёром куда интересней чем работа ведущей и вот просто в какой-то момент ты устаёшь от какой-то репортёрской стороны, а может и не устаёшь. Я устала. Девочки устают в силу того, что появляются семьи, дети и хочешь проводить больше времени не в командировках. Вообще, по моему мнению, работа репортёра намного интереснее потому что это поездки, это новые люди, потому что это постоянно какой-то драйв. Работа ведущей, она всё-таки довольно однообразна, при всём том что в ней тоже существует какой-то драйв, какой-то адреналин. Происшествия, какие-то незапланированные выпуски, но по большому счёту всё однообразно. Поэтому для человека со складом, в который постоянно нужно что-то подпихивать, работа ведущего, она довольно скучная. Просто есть какой-то шаблон и ты его сдаёшь.

Существует мнение, что многие телеканалы не хотят брать бывших работников Первого канала. С чем это связано?

Не с Первого канала. Просто существует некий негласный договор. Вообще телеканалы стараются друг у друга никого не переманивать. Вот работаю я на Первом канале, мне не могут в принципе позвонить с России и сказать «а приходите к нам, у нас зарплата больше». Такого не бывает, как правило. Это крайне редкие истории. Если ты находишься на каком-то свободном рынке, там сама ушла или конфликт, уволили по каким-то соображениям, то тоже смотрят с чем ты ассоциируешься.

Отличается ли формат новостной программы от формата других передач?

Они очень отличаются. И для меня, наверное, мой приход на Рен ТВ был связан с тем, что очень хотелось попробовать себя в другом формате. В моей жизни были только новости и как вести их я в принципе поняла. Программы очень отличаются. Отличается манера подачи. В любом шоу ты должна быть более раскрепощена, особенно в шоу где приходят люди. С ними нужно в сжатое время сжато говорить. Они часто зажаты, то есть ты должна быть неплохим интервьюером. Ты должна перестать работать суфлёром. В «Свободном времени» я работала  с партнёром. Когда  ты работаешь одна и находишься в студии одна,  ты рассчитываешь на себя. У тебя есть шеф-редакторы, наушники, другие помощники, ну в общем ты рассчитываешь на себя, но тут есть партнер. Во-первых ты можешь что-то на него перекинуть, но с другой стороны если он налажает, то ты должен уметь его подхватить, поддержать и вывести ситуацию. Нам было проще. У моего партнера был опыт работы, но с 2 летним перерывом, а у меня был другой опыт ведения. Скорее быстрого реагирования, оперативного понимания ситуации, потому что новости тебе это конечно дают. Они воспитывают. Нам было даже как-то проще потому что на меня возложили главную ответственность. То есть если были ситуации, когда что-то происходило, я должна была быстро реагировать, быстро улыбнуться, пошутить. Этим ведение программы отличается.

Скучаете ли вы по программе «Свободное время»?

Если честно мне понравилось работать в «Свободном времени», для меня это был настолько новый навык. Я очень скучаю по ведению программы. Я не очень скучаю по камерам, но «Свободное время» оно меня зажигало. «Камера, мотор и поехали!».

В интервью для «Эхо Москвы» вы говорили, что когда вы работали с Томом Крузом, его агенты представили вам целый ряд запретных тем, но вы  их всё  равно коснулись. То есть получается можно вообще не слушать агентов?

Нет, слушать надо всегда. С ними нужно тщательно общаться. Во-первых, иногда это бывает полезно, потому что они с клиентом работают более тесно и они много что знают. Поэтому конечно надо общаться, но любая пресс-служба, пресс-служба звёзд, они конечно ужасные перестраховщики. Потому что из-за того что они работают с клиентами, им влетает первым. Мне то что, я ушла из кадра,  поулыбались и до свидания. Они всегда перестраховываются, ставят невероятно большое количество запретов. Есть, конечно, запреты, на какие-то совсем личные темы. Но с другой стороны у пресс службы стоит задача создать какой-то имидж клиента.  Слушать агентов нужно, просто выбирая какой-то баланс. Например, Том ответил на пару вопросов из запретных тем. Я советую себя слушать в такой ситуации, ну и конечно внимательно смотреть. Да, есть темы, который четко запрещены. У него было несколько таких тем. Я помню они очень просили не говорить про стоматологию и не затрагивать тему развода. Был Микки Рурк, которому вообще было всё равно.

Много ли на телевидение приходит стажеров и часто ли они продолжают работать после стажировки?

На телевидение приходит много стажёров, очень много приходит на летней практике. Это скорее люди, которые учатся на журфаке. На самом деле это сложная история, потому что приходит толпа и из неё остаётся 1 человек, который быстро очень сочиняет. Сразу понятно по человеку, что он любит работать. Вот на моей практике таких людей было несколько, которые потом остались и которые действительно потом работали и несколько сделали себе карьеру.

Случаются ли у вас такие ситуации, когда вы используете  в жизни какие-то рабочие приёмы?

Конечно ты используешь рабочие приёмы в жизни. Я знаю как разговаривать с людьми, как сесть, встать, как улыбаться. Я тут на родительском собрании встала и сказала :«Дорогие друзья!». Иногда ты используешь приёмы не специально. Мне нужно было высказаться, ну я встала и сказала. Конечно используешь. Когда нужно с ребёнком поговорить, когда с гаишником. Да, ты используешь, потому что это твой навык.

Как по-вашему, используете ли вы эти приемы корыстно?

Мне не кажется что когда я это использую, я использую это корыстно. Я журналист, а не какой-то шпион.

Существует мнение, что журналистика сейчас находится в неком развале. Что вы об этом думаете?

Ну не в развале, она мне кажется находится в каком-то сложном  периоде . Я не думаю что есть какие-то проблемы с кадрами, но да, я считаю что она находится в сложной ситуации. Я думаю вы сами это понимаете, я не открою вам здесь никакой Америки, ничего. Сейчас довольно сложно с профессией.

Запишитесь на занятия!