УДОСТОВЕРЕНИЕ: ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ.

В мае этого года в школе журналистики в ЦДЖ мне выдали удостоверение члена гильдии Союза журналистов России «Слово – за нами!». Гордость, конечно же, разбирала…. Но вот зачем именно оно мне нужно я сначала представляла себе слабо. На мероприятия разные все нормальные люди по аккредитации ходят. Ментов пугать?.. Да участковый меня в лицо знает, а остальные ещё ни разу не придирались.

И вот, недавно я, Люда - моя подруга-журналистка и ещё пара девочек решили сходить на рок-фестиваль «Громобой». Естественно, по аккредитации, которую нам сделал знакомый. И вот долгожданное 9 декабря. «Где карточки?»-спрашиваем мы у знакомого. «Карточек и не надо, вы в списках,»-ответил он. Ну, в списках, так в списках. Отправились мы к Олимпийскому. Подошли к служебному входу.

— Аккредитация 1+3, — говорит моя подруга и называет свою фамилию.
— Вас в списке нет, — отвечает охранник, просмотрев два листа А4.
— Как нет?.. Но вы нас должны всё равно пустить, я член Союза журналистов России!— не растерялась Люда.
— Ничего не знаю, может вы и член Союза, но вот кого вы привели? Не положено такую толпу пускать…. Вообще никого без аккредитации не пущу, — возражает ей охранник.

В этот момент в спор подключилась я.

— Член гильдии Союза журналистов России Гриценко Влада! — решительно произношу я и достаю удостоверение.
— Ой, а у меня командир полка Гриценко,- просиял охранник, пока Люда пугала его коллегу статьями УК и заверяла, что корреспонденты имеют право брать с собой помощников.
— Ну вот! — обрадовалась я, и замахала удостоверением прямо перед его носом- в честь командира полка вы должны нас пустить! Кроме того, вы же видите, мы не случайные люди — журналисты!
— Ну ладно, идите.

Так мы попали в СК Олимпийский, но самое трудное – попасть на трибуны – было ещё впереди.

Тот же трюк мы попытались проделать и с секьюрити, стоявшими у входа в зал. Но они оказались не так просты. К счастью, во время спора с охраной, мы кричали так громко, что ,по-моему, все в радиусе километра поняли суть проблемы: «Какой ужас! Сотрудников СМИ не пускают из-за какого-то дурака, который не внёс их в списки». Коллеги, естественно, поспешили на шум, и мы познакомились с оператором, который взял наши удостоверения, показал их кому-то, и через пять минут у всех нас были карточки аккредитации.

Только вот карточки давали право проходить только на трибуны, что нам показалось крайне несерьёзным. Оператора мы потеряли уже после пресс-конференции (хотя у меня остался его фотоаппарат за тысячу долларов).

Кто бы сомневался, что мы стали докапываться и тех бедняжек-охранников, что стояли у входа в Фан-зону. Они нас пропускать отказались напрочь. «Ну ладно, трибуны тоже ничего,» — решили девочки и направились к лестнице. Но в этот момент я заметила какого-то, респектабельного вида, увешанного бэйджиками, мужчину с рацией. «Наверно начальник охраны,» — подумала я и, с возмущённым видом, направилась к нему.
— Почему нас не пускают в зону для фотографирования? — вопросила я, одновременно показывая ему фотоаппарат, удостоверение и карточку, — мы давали анонсы в нескольких крупных печатных изданиях, нас аккредитовали, мы из Союза журналистов России, в конце концов, а теперь выясняется, что мы не можем сделать даже пару фотографий!

Ну, начальник охраны конечно, сразу всё понял и, улыбаясь, протянул нам четыре билета в Фан-зону.

К началу мы немного опоздали, но, тем не менее, размахивая в воздухе теми самыми удостоверениями и выкрикивая «пропустите прессу!» пробились в первый ряд… Там все, конечно, увидели, что нам, «серьёзным журналистам», не свежая информация нужна была. Но не гнать же нас, раз уж мы так здорово и зажигательно верещим при каждом звуке со сцены?

Концерт был превосходный! Музыканты были бесподобны!

P.S.: оператора я нашла, фотоаппарат вернула.

Влада ГРИЦЕНКО