ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Мы не будем вспоминать про Моисея

Илья Костунов – депутат Госдумы от фракции «Единая Россия», член комитета по безопасности и противодействию коррупции. Вопреки информации на «Википедии» никогда не требовал увольнения Познера с Первого канала.

-Одно время вы работали над законами о нелегальном обороте огнестрельного оружия. Насколько остро сейчас стоит этот вопрос?

Я последовательно выступаю против легализации короткостволок. Вот так вот сидим мы здесь все интеллигентные люди, а, там… у троих в кармане пистолет. И он с обостренным чувством собственного достоинства, значит, зорко озирает вокруг, кто же его первым обидит. А кто его обидит, тот и минуты не проживет, мы же прекрасно понимаем. Я всегда против решения проблемы преступности по принципу: «Давайте раздадим оружие хорошим людям, они быстро перестреляют плохих». В то же самое время, сейчас тоже рассматривается существенный мой законопроект. Это то, что касается найденного оружия.

-Сколько, предположительно, сейчас нелегального оружия на руках у людей?

Фактически, у нас сейчас на руках более пяти миллионов единиц огнестрельного оружия у людей, и по разным оценкам от миллиона до пяти еще и того оружия, которое не зарегистрировано. Это оружие имеет разное происхождение. Оно либо… были пропущены сроки наследования. Мы прекрасно понимаем, что какой-нибудь штуцер, там, середины ХХ века… (Штуцер - нарезное дульнозарядное ружье, также особая категория охотничьего оружия – прим. ред.) Ну, если винтовка Мосина и сейчас представляет собой грозное оружие и по точности боя… То оружие середины ХХ века, в том числе и хранения, с времен Второй мировой войны – это действительно убийственное оружие, которое находится на руках у людей.  И фактически, если оно не зарегистрировано, люди являются преступниками. Сдать это оружие им не позволяет какое-то внутреннее чувство: «Как это? Моя прелесть!» На чердаке разбирает, собирает, смазывает. И действительно, некоторое… оружие особенно на некоторых мужчин действует завораживающе. Они себя чувствуют с оружием более уверенно, более значимо. Поэтому я предложил: «Давайте создадим механизм по легализации найденного оружия».

-Как это будет работать?

То есть, человек, который нашел оружие, может прийти и сказать: «Я вот его нашел». Да, будет проведена криминалистическая экспертиза, не было ли это оружие орудием преступления, не было ли это оружие объектом преступления, то есть, не было ли оно украдено просто у владельца. Если все требования соблюдены в течение… владельца нету, давайте оформим собственность оружия этому человеку. Разумеется, с применением…ну, с получением всех необходимых лицензий. А если лицензии невозможно получить, то европейская практика есть – оружие можно охолащивать. То есть, когда оно внешне выглядит точно так же, но убивать не способно. Это очень важная вещь, потому что у человека то, что он нашел, и он понимает, что это ничье, он сразу: «Ну, это мое, и как это я пойду, у меня заберут, и все? » Поэтому я очень надеюсь, что законопроект будет поддержан, и вот эти несколько миллионов нелегальных стволов, они будут легализованы.

-А что насчёт наградного оружия?

Вот сейчас, если наградное… собственники наградного оружия часто пожилые люди… уходят, то оружие подлежит сдаче обратно. Потомки не могут оставить себе, как память о добрых делах своих родителей, дедов. Считаю, что это не совсем правильно, и опять-таки после процедуры охолощения… как правило, наградное оружие, оно боевое, то есть не для гражданского оборота… после процедуры охолащивания. Да, это оружие, это память о деде, о прадеде. Почему бы его не хранить в семье? Ну вы согласны, никто не против? Это законодательный пробел.

-Над какими ещё законопроектами вы сейчас работаете?

В настоящее время я работаю над законом о противодействии фишингу. Что такое фишинг все знают, нет? Это когда заходишь на сайт, тебе ссылочка идет. Смотришь страницу Вконтакте, якобы которая предлагает тебе войти в эту группу, вступить, и сможешь читать переписку всех своих друзей. Задача основная какая – чтоб вы оставили там свой логин и пароль. Потом следом, как правило, вас переадресовывают на следующую страницу «Введите, пожалуйста, свой мобильный телефон». Вас подписывают, ну и так каждый день по 150 рублей списывают, таким образом получают свой нетрудовой доход.

-Какие меры прнимаются против фишинга?

К сожалению, сегодня эффективных мер по привлечению к уголовной ответственности таких мошенников, иначе их назвать… не существует. В государственном ключе защита от подобных мошенников, она, к сожалению, сегодня не очень эффективна. И для примера могу привести… есть антифишинговые инструменты Касперского того же. Вот они фиксируют за полугодие 35 млн срабатываний. Срабатываний фишинговой защиты. В то же самое время по… вот у нас там есть 202 статья Уголовного кодекса, кстати, мной правленая, 273 статья Уголовного кодекса, которая предусматривает ответственность за компьютерные преступления. Вот, к сожалению, за год, возбуждено что-то порядка восьмиста дел, а реальные приговоры получили восемь человек. Ну сопоставьте – 35 млн и восемь человек. . Считаю эту угрозу вполне реальной, и Центробанк оценил по итогам 2014 года общий ущерб в 3,5 млрд рублей от мошенников в интернете.

-Вы разрабатываете закон о мерах пресечения для подозреваемых. В чём заключается этот законопроект?

Второе направление, в котором я работаю, - закон, который я рассчитываю довести до логического разрешения до конца этого созыва. Это закон… очень удачный, кстати. Не то, что удачный. Удачный – не то слово… Именно это, так сказать, снижение количества случаев, когда применяется такая мера обеспечитель… такая мера обеспечения, как заключение под стражу человека, подозреваемого в совершении преступления. В первую, конечно, речь идет об экономических статьях, о каких-то статьях, которые не несут повышенной общественной опасности. Вот сейчас у нас огромное количество, сотни тысяч человек, находятся в СИЗО. Все почему? Потому что такая мера пресечения, как залог, как наложение определенных ограничений, не… ну, в общем, не является сильно эффективной, так как, фактически, залог может быть изъят, если человек скроется. Если он просто отказывается общаться со следователем, то такая… ну, залог у него не взымается, он ничего не теряет, мера неэффективная.

- Как вы относитесь к такой мере наказания, как домашний арест?

И вторая часть закона, который сейчас… законопроекта, который находится на рассмотрении, он касается исчисления, зачета в срок нахождения под ограничительной мерой. Существенный аспект нахождения под домашним арестом, а именно то, что домашние аресты бывают разные. Есть люди, которым запрещено вообще общаться выходить, а есть такие, как Васильева (бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева обвинялась по 12 эпизодам преступной деятельности, связанной с продажей недвижимого имущества "Оборонсервиса" - прим. ред), которым можно и гулять и прогуливаться. Потом она получила реальный срок, и, собственно два с половиной года ей зачли день за день. Чтобы восстановить социальную справедливость, чтоб в будущем такие меры играли роль, если в целях интереса следствия необходима изоляция человека от общества, тогда да, его изолируют, всё, и день за день засчитывают.

-Что, если человек не опасен?

В случае, если необязательно накладывать такие ограничения, человек не опасен, то тогда это могут какие-то ограничения, например, запрет появляться в определенное время в некотором районе, где находится либо потерпевший, либо ключевые свидетели. Или обязанность находится дома в определенные часы, чтоб следователь мог прийти. В случае, если человек оказывается виновным, в целях недопущения затягивания следует… следствия я предлагаю засчитывать, ну… какие-то более мягкие ограничения. Три дня нахождения под ограничениями за день нахождения под стражей, в случае, если без отрыва от трудовой деятельности происходит, тогда за два дня. И, если требуется действительно полная изоляция от общества, тогда домашний арест, допустим, засчитывать день за день.

- Существует ли проблема изъятия предметов и вещественных доказательств в рамках следствия?

Тема с вещественными доказательствами – это третий законопроект, который я веду. А именно, сейчас есть пробел. В рамках следственного действия могут изъять любые предметы и не придавать им статуса вещественных доказательств. То есть, фактически, следователь может в интересах понятно расследования уголовного дела изъять определенное количество… дать задание на изъятие определенного количества предметов и длительное время их не осматривать. Кстати, таким примером вот ваша коллега, такая Ксюша Собчак есть, может, слышал кто-нибудь про нее.

-Да (слушатели смеются)

Да, да, да. Вот как-то тоже в процессе следственной деятельности у нее изъяли денежное средство и довольно долго не возвращали. Понятно, она нервничала, потому что в Уголовно-процессуальном кодексе написано, что принятие решения по изъятым предметам производится в разумный срок. Разумный срок – это понятие… растяжимое. Вот я сейчас предлагаю по аналогии с другими мерами, то есть, наложение ареста на имущество или ограничение свободы, там, арестованного человека, чтобы следователь был обязан принимать решение в срок… как можно меньший срок, но не более десяти дней.

Считаю, что, там, человек под спайсами… Вы знаете, что такое спайсы?

-Да

Слушайте, спайсы так же известны, как Ксюша Собчак, судя по-вашему. Собственно говоря, понятно, что это ничем не отличается от алкогольного опьянения. Вы все люди молодые, если где-то кто-то видит, поймите правильно, все, кто распространяет эту заразу, причем даже которая химическая формула еще не попала в перечень запрещенных, они фактически преступники, и, конечно, с этим явлением нужно бороться. С торговцами отравой мы будем бороться без жалости и без устали.

(Немного помолчав). Кстати, хочу призвать… Хочу еще также всех призвать к тому, чтобы не забывали о своей подготовке физической и сдавали нормы ГТО. Должен отметить, это новые непередаваемые ощущения из юности, когда ты бежишь на время.

-Будет ли официальное расследование по делу генпрокурора Чайки?

Разумеется, проверка ведется. Раз. Второе – материалы, изложенные в фильме, они поступили, я сейчас опираюсь на комментарии в СМИ, они поступили еще летом за другими подписями. За подписями ваших коллег-журналистов. И проверка действительно начата. Что касается оценки тех фактов, которые даются, мы ж прекрасно понимаем, что самого Чайку там касается только упоминание того, что было до 2000-го года, история со спецталоном (В 1999 году велось дело о задержании двух ингушских вымогателей на автомобиле сына Юрия Чайки; Он оформил на личную машину сына спецталон, документ, препятствующий проверке и идентификации автомашины, а также перевозимого на ней груза, которым пользовались преступники – прим. ред). Все остальное касается его заместителя и его сыновей. Сразу скажу, Что если появится хотя бы какое-то свидетельство, что генеральный прокурор, используя свои служебные связи, давал указания или, там, участвовал во встречах каких-то, непосредственно связанных с бизнесом его сыновей, то эта ситуация, она предусмотрена законодательством, называется «Конфликт интересов», повлечет за собой, как минимум, дисциплинарные последствия. Но, к сожалению, такие факты либо отсутствуют, либо не опубликованы.

-Только ли в России ведётся такая упорная борьба с коррупцией?

К сожалению… не к сожалению, а, может быть, и к счастью всегда вопросы противодействия коррупции становятся ключевыми в любой политической борьбе. Вот я дважды наблюдал очень плотно с выездом на территорию Соединенных Штатов выборы. Я очень удивился, потому что там все кандидаты обвиняют друг друга в коррупции. Все находят какие-то факты. И вот, ну, такое ощущение, как будто там вообще политику ни один честный человек не ведет. Ну просто, там есть некоторая политическая культура, которая заключается в том, что неподтвержденные обвинения - они отваливаются от людей.

-Почему в нашей стране серьёзные проблемы с коррупцией?

Ммм… Ну, первое, для того, чтобы, мы не будем вспоминать про Моисея, который 40 лет водил людей по пустыне, мы должны понимать, откуда наша страна вышла на… Она вышла из околоперестроечного цинизма, когда такое явление для судов.. Представляете, ну, сейчас, может быть уже не так… Считалось нормальным постоянно принести что-нибудь с работы.  Рабочие таскали гаечные ключи, гайки. Для чего использовать это потом неважно. Как грузики на рыбалку или ещё что-то, ну вот что-то надо было унести с собой. Поэтому, ну вот тут, так сказать, ну, не прививка, а вакцина скорее цинизма оказала в большинстве на людей старшего поколения. И… этот цинизм остался в людях. Потом были девяностые годы, собственно говоря, тоже, кто крутился… Не соблюдал законы, тогда выбивался в богатые люди. Конечно, они больше сейчас на кладбищах… Полезно иногда съездить на кладбище, походить там.

-Как же бороться с коррупцией сейчас?

Борьба с коррупцией… Она должна как с нацистами. То есть вот  есть некоторая болезнь и должен быть разработан иммунитет, который не оставляет его в покое. Но, к сожалению, как и любое преступление, вот люди иногда совершают преступления… Чем культурнее общество, чем меньше конфликтов внутри вот… морально-этического плана, тем меньше преступлений будет совершаться.

-И всё же, какие действия нужно предпринимать?

То, что касается коррупции, я понимаю, в чём вопрос. Суть в том, что на ключевых должностях должны оказаться люди, для которых честное поведение-это норма. В процессе эфиров часто ставится вопрос на голосования: считаете ли вы для себя допустимым взять взятку. Или  готовы ли вы жить, не применяя коррупционной практики?

-И какие же результаты?

Пока что результаты не обнадёживающие. Например, на вопрос «готовы ли вы отказаться от коррупции?»  Примерно 30% готовы. Не так давно был эфир, и прямо так сделал, поставил вопрос на голосование «выгодно ли в России жить честно?» Как думаете, какой процент ответил, что… в России выгодно жить честно?

-Процентов 20?

Я сначала сомневался, думал, вообще ни одного звонка. Ну, неясно был этот вопрос на голосовании… Получилось так, ну, мы борьбу с коррупцией обсуждали и в трансляции того, вообще  есть ли какой-то результат, или безрезультатно… 10 процентов радиослушателей, они  позвонили, сказали, что всё-таки: «Да, в России выгоднее  жить честно». Но это те люди, для которых риск оказаться за решёткой наверно оказался меньше … действительно, есть же у нас коллектив, где честность является доблестью. Я надеюсь, наш коллектив тоже это касается, да?

-Конечно…

Для журналиста ведь честность-это ключевое? Я прекрасно понимаю, что надо бороться за процент людей, для которых честность действительно важна.

-Когда человек идёт на такой шаг, как взять или дать взятку?

Когда человек сталкивается с сложной ситуацией. Вот он столкнулся со сложной ситуацией. У него два варианта: либо преодолевать эти сложности, причём иногда решения не видно в конце этих сложностей, либо за взятку, за коррупционную практику срезать, так сказать, угол, получить простое решение. Чиновнику с его зарплатой, копить на квартиру 30 лет, нарушил закон-купил квартиру раньше. А у него на глазах должно что-то оказаться: или журналистская статья… какая-то, вот прямо от мастера слова такой текст, чтоб он его прочитал и подумал «нет». 30 лет? Ну, раз устроена у нас так экономика, что человек работает, сколько он приносит пользы, столько получает денег. Вот отказался от подобного, неправильного пути. Ну, я считаю, именно сила и власть- слово журналиста, писателя, она… Должна быть направлена на то, чтобы вдохновлять и давать силы людям не поддаться на соблазн.

-Изменилась ли статистика за последние десять лет?

Работа в этом плане ведётся. Есть антикоррупционное просвещение, есть соответствующая рабочая группа, да вот… Мы можем сколько угодно, мы же… Вы не найдёте коррупционеров. Мы боремся с коррупцией. Мы хотим жить по-другому. Вот сегодня, уже гораздо более честное общество, чем буквально 10 лет назад. Вот поверьте. Мы можем поднять любую статистику.

-Можно поднять статистику уголовных дел?

Мерить  количеством уголовных дел неправильно. Ну что… ну, ну…  Возбуждается у нас 27 тысяч уголовных дел по коррупционным статьям. Ну, под тысячу людей, там… Больше трех тысяч человек-спецсубъектов попадают за решётку. Спецсубъекты - это понятно, депутаты, там, прокуроры и так далее, то есть, адвокаты…Это тоже люди со спецстатусом. Вот я всё-таки рассчитываю, что здесь сидящие найдут те самые слова, которые вдохновят людей жить честно.

-Что вы скажете о дорожно-транспортной ситуации со штрафами?

Раза три у меня на встречах поднимался вопрос  о том, что, вот штраф за превышение скорости 500 рублей. А можно заплатить за абонемент… Ну, как бы знаете, воспринимают как это…Купил закон, знаете… И административно-уголовный кодекс воспринимают, как прайс-лист экстремальных удовольствий. То есть, есть вероятность, что вас ещё не поймают. Поэтому… Кстати, это тоже касается дорожно-транспортных нарушений, сейчас активно обсуждается, и, вполне может быть, что изменится схема за повторные нарушения будут лишать прав. У нас долго шли обсуждения о том, что за десять штрафов, неоплаченных штрафов на десять тысяч рублей лишать прав.

-Как отнеслись к этому ваши коллеги?

Коллеги, совершенно искренне: «что значит на десять тысяч!?» Да в Москве за день эти десять тысяч набрать! Вот ты выехал на полосу для транспорта, припарковался в неположенном месте, потом ты, значит, проехал- превысил где-нибудь здесь ещё, и потом ещё раз  на полосу для транспорта. Ну, и около дома поставил на любимое место, где… Конечно же, неожиданно для тебя поставили знак о том, что парковка здесь запрещена. И что, теперь у тебя на следующий день сразу права забирать, что ли? То есть, в этом тоже очень большая  проблема начинается. А кстати, как относитесь к… вот в Америке есть такая практика: если сообщение человека о преступлении позволило вернуть федеральные деньги в бюджет, то вы можете претендовать на некоторые проценты от возвращённых денег. И там максимальная выплата что-то порядка… там что-то, по-моему, 30 млн долларов, что ли…

-Негативно. Будет много доносчиков, которые захотят заработать деньги таким способом.

Почему вы слово «доносчик» употребляете? В словарях, какого-то, до восемьсот девяностого  года это вообще не имело негативной  коннотации слово «доносчик».

-Потому что это иначе не назовёшь.

Вот смотрите: рассуждение о сообщении- несообщении преступления- это такой, достаточно серьёзный философский дискусс среди юристов… Вот дореволюционные юристы, они поднимали такой вопрос, что несообщение оправданно только в одном случае. В случае, если вы испытываете глубокое чувство сострадания к преступнику, которому грозит несоразмерный с содеянному наказание. Это единственный способ оправдать. Все остальные  несообщения, как правило, объясняются либо трусостью, либо тем, что ты подельник.

-Не противоречит ли это Конституции РФ?

В Конституции РФ прописано-записано, что никто не обязан свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Ещё раз: против себя и близких родственников. Это конституционное право. В то же самое время установлено… Ответственность, за заранее обещанное сокрытия особо тяжкого преступления. То есть, помните, когда вот это жуткое преступление Цапков (массовое убийство в станице Кущёвской - прим. ред.) и там осудили за то, что сотрудник заправки уничтожил  чеки. Он сокрывал преступление.

-В 2014 году вы потребовали увольнения Владимира Познера с Первого канала.  Что послужило причиной ваших разногласий?

Вот это знаете, из серии четырёх биографий. Я никогда не требовал увольнения Владимира Познера

-Но об этом упоминалось в каждом источнике…

Вот именно, про то и разговор. Хочу напомнить: тогда в передаче Познера, прозвучало… Вы знаете, что очень часто важно, как воспринимается то, что говорят, а не то, что говорят, здесь аналогично. Фактически, тогда он поставил под сомнение слова Следственного Комитета по Развозжаеву. Причём потом позиция Следственного Комитета была подтверждена и правильно сделана. У меня формулировка была следующая: «Прошу дать возможность Владимиру Владимировичу объяснить свою позицию, либо рассмотреть (ну, то есть два варианта либо) либо, пускай извинится за свою позицию, либо рассмотреть, дать ему возможность обосновать свою позицию, почему он считает, что Следственному Комитету нельзя верить, либо, действительно было написано, рассмотреть дальнейшую целесообразность представления телеэфира на Первом Канале». Три варианта.

-И какой вариант был выполнен?

Как мы знаем, он не извинился. Он не обосновал свою позицию, хотя ему было предоставлено… эфир, ну, понятно, было эфирное время, он мог делать чего угодно, и более того, через некоторое время он нахамил откровенно.

-Каким образом он нахамил?

В смысле каким образом нахамил? Вы понимаете, я не хочу повторять, он откровенно нахамил в эфире, и это есть в интернете.

-Но этого нет в интернете…

Это есть в интернете, о чём вы говорите?  Ну как, он потом ещё раз возвращался, Трапезников (депутат Госдумы РФ VI созыва - прим. ред.) выступал, потом там спрашивали, по какому из трёх паспортов он заходит.

-Причём тут паспорта?

Поймите правильно, человек-гражданин трёх государств, понятно что… у него основная тема- он профессионально  работает на нашем телевидении. Моя позиция заключается в том, что, в том числе и на снос эфирного времени, занимаемого Владимиром Познером, должна быть конкуренция. И в этой конкуренции, при прочих равных… должна быть у человека, который в первую очередь будет мыслить в русле российского мнения. А так, по большому счёту, есть огромное количество французских, английских, американских телеканалов, которые доступны сегодня через интернет. И уверен, аудитория вполне может посмотреть и по… там… другим телеканалам. Ещё раз: я никогда не требовал увольнения. Но, по этому вопросу, по Развозжаеву, он действительно не извинился, не обосновал свою позицию.

-Но ведь в конце передачи он отметил, что  ни в коем случае не хочет оскорбить Следственный Комитет…

Подожди, потом он тоже сказал и это, так, мы прекрасно понимаем. Он не обосновал позицию. Да , то есть, вообще до этого история 2013 года… и она получилась… бывают такие смазанные истории. Потому что… Подали в эфир не совсем то, что было… Да? Потому что, фактически, в заголовоке одна тема…Так как у нас журналисты часто делают, ну это стандарты журналистской… Когда заголовок громкий, а потом  в «теле» читаешь, всё нормально. Вот и всё. А что касается, так сказать, самого Познера, его увольнения требовали неоднократно.

-Значит ли это, что в России журналист не имеет право высказывать своё мнение?

Нет, ну что вы, подождите… подождите-подождите-подождите, вы сейчас совсем… А как вы сделали этот вывод?

-Вы говорите, что увольнения Познера требовали не раз, так понимаю, за какие-то высказывания?

Нет, подождите-подождите, что значит за высказывания?

-За что тогда конкретно?

Давайте по большому счёту… Оставьте… Назовите хотя бы одного политика или чиновника, чьего увольнения не требовали?

-Но Познер же не…

Стойте-стойте, я сейчас такое спрошу: чиновник имеет право на собственное мнение? Политик имеет право на собственное мнение?

-Любой человек имеет право на собственное мнение.

Что надо сделать с тем человеком, который требует увольнения политика? Поймите правильно, у Познера есть право высказывать  свою точку зрения. Но и у другого человека есть право высказать свою точку зрения. И давайте не будем ставить в конфликты эти две позиции. Есть Законодательство РФ, есть… Есть, соответственно, редакционная политика различных СМИ. Поэтому не надо передёргивать и ставить мнение одних людей  важнее, чем мнение других. Все имеют право высказывать своё мнение. Но предопределять всё должен закон. И, соответственно, правила, установленные той или другой отраслью.

-А закон на стороне власти и чиновников?

Как… а, подождите… Почему вы так решили?

-Любое действие рождает противодействие. Даже не задевая конкретно Познера. Получается, любой журналист может просить увольнения политика, так? Раз чиновники просили уволить журналиста?

Смотрите-смотрите, какой чиновник просил уволить Познера, вопрос вам.

-Вы же сами только что…

(Перебивая). Мы сейчас зашли в  такой логический тупик, который связан ещё… То,  что… Журналист несёт большую ответственность за то слово, которое он говорит. Как только журналист, да, перестаёт подтверждать свою информацию, начинает доносить, он значит превращается либо в публициста, либо в политика. А как только журналист становится политиком, то тогда он уже начинает играть по правилам политики. Это большая разница, совершенно. И очень тяжело с политиком-журналистом общаться, потому что он, когда ему удобно- он журналист, а когда неудобно- политик.

-Но ведь Познер выражал своё мнение, не оскорблял Следственный Комитет.

Слушайте, я не знаю, я хотел попросить его разъяснить!

-Что надо было ему разъяснять, если это было его мнение?

Слушайте, давайте так! Если мнение про какого-то там человека будет, я не знаю, мнение… У вас есть там… подруги?

-Конечно.

А есть те, которые не подруги?

-Допустим.

А вы хотите, чтоб их мнение о вас, их мнение о вас транслировалось  в прямом эфире Первого Канала? А ваше мнение о них транслироваться в эфире Первого Канала не будет .

-Мне, с моим характером, было бы всё равно.

Так, это мы сейчас зашли в какую-то… Дорогие друзья, смотрите, каждый имеет право на своё мнение. Журналист, который пишет, который говорит, несёт повышенную ответственность за выражение своего мнения по той причине, что он высказывает это мнение на миллионы читателей. Именно поэтому есть законы о СМИ, в котором, некоторые статьи, кстати, не работают. Кстати, не работают те статьи, которые и защищают журналиста, и не работают некоторые статьи, которые защищают от журналистов. Мы должны бороться за право каждого высказать своё мнение. Но при этом нужно сохранять взаимное уважение. Потому что от взаимного уважения, принятия того, что у других людей может быть другая точка зрения, и зависит культура общения, а значит, и уровень нашей общей жизни  в нашем большом-большом-большом-большом-большом обществе, которое называется Россия.

Анастасия Карякина

Ученица 10 класса. Закончила музыкальную школу. Играет на гитаре и фортепиано.

Пришла в Школу журналистики имени Владимира Мезенцева в 2015г.

Анастасия Колесниченко

Ученица 8 класса. Учится в музыкальной школе. Играет на гитаре.

На курсах журналистики в Домжуре занимается с сентября 2015г.

Запишитесь на занятия!