ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Недописака

НЕДОПИСАКА

100 слов о том, что рядом

- Друг, сигареты не будет? – Улыбаясь, ко мне обратился солдатик, чуть старше меня.

Я полез в карман. Достаю пачку МАЛЬБОРО, протягиваю.

— Ну, ты даешь, командир! Я как встал утром, так и понял – попрет! И поперло, прикинь? От девушки письмо пришло, мать деньжат прислала, и ты, добрая душа.

Спасибо, начальник. Ну, бывай!

НЕДОПИСАКА

100 слов о том, что рядом

— Друг, сигареты не будет? – Улыбаясь, ко мне обратился солдатик, чуть старше меня.

Я полез в карман. Достаю пачку МАЛЬБОРО, протягиваю.

— Ну, ты даешь, командир! Я как встал утром, так и понял – попрет! И поперло, прикинь? От девушки письмо пришло, мать деньжат прислала, и ты, добрая душа.

Спасибо, начальник. Ну, бывай!

Солдатик быстро зашагал в сторону Нового Арбата, оставляя за собой легкий туман из табачного дыма.

«Как мало ему нужно для счастья…» - банально подумалось мне.

А потом, отчего-то развеселившись, я добавил вслух:

— Счастье-то, рядом!..

На меня испуганно посмотрел чем-то озабоченный человек в соломенной шляпе и в шерстяном клетчатом пальто.

— Рядом оно! – громче повторил я, и подмигнул гражданину.

Мужчина резко ускорил шаг, споткнулся, чуть не упал, и засеменил еще быстрее.

Я набрал ее номер. Гудки оборвались нежным голосом:

— Алё…Привет…Как ты?

— Счастье рядом! - ответил я и улыбнулся серому октябрьскому небу Москвы.

100 ясных слов

Я знаю, что и когда сказать, чтобы ей стало приятно, или жаль себя. Мне известно, как затронуть их своими рассказами. Как день мне ясно, где нужно ругнуться матом, чтобы они засмеялись, или набили мне морду. Абсолютно понятно, что понравится маме, папе и учителям. Как взять и какой именно аккорд, чтобы сегодня же ее трахнуть прочно сидит в моей голове.

И только в вагоне метро, среди безликой массы людей, мне становится противно. Противно от того, каким нужно быть прагматичным.

А для чего?
Разве не знаете?
Я уже все рассказал.

100 слов о том, что внутри…

Все девушки постоянно интересуются: что же у меня внутри?

И ожидают услышать какую-нибудь душераздирающую историю.

Видимо, мне нужно рассказать о том, что вырос я в детдоме, где пристрастился к наркотикам, что боролся с зависимостью как мог, и в результате осталась только одна вредная привычка « курение. Они хотят услышать, что я был пианистом в оркестре Спивакова, что читал Шекспира в подлиннике, и, конечно же, я девственник. А о женщинах знаю только от Джен Эйр.

Все ровно наоборот.

Конечно, выросший в счастливой семье, горе-музыкант и недописака, читавший только неформальную литературу в переводе, да еще и частенько наведывающийся на порно-сайты не может быть объектом обожания девушки. Логично. Я их понимаю.

100 слов о ветре

Почему я еще раз кого-то заинтересовал, и, сразу же, оттолкнул? Почему всякий, кто хочет со мной общаться, так быстро от меня отворачивается? Почему я сейчас это говорю? Наверное, потому что жалею себя. Как без этого? Она обещала позвонить, и нет, не позвонила. Конечно, она скажет: «Ой, я была занята... Ты же не обижаешься, правда?».

Это так и будет. Вот только не знает она как это - стоишь под первым снегом, смотришь на небо, и даже звезды постепенно тухнут, чтобы не поддерживать со мной беседу. И ветер...

Холодно.

Нарек АРУТЮНЯНЦ,
ученик 11 класса школы № 26