ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Нас обсуждают

НАС ОБСУЖДАЮТ

Мои одноклассники с жаром набросились на газету. Многие из них даже написали отзывы, которые и передали через меня, чтобы не пользоваться услугами ненадежной почты.

Безусловно, предметом споров стали три центральных материала седьмого номера: «А может, это любовь?», «Дом смерти» и «Самоубийство в Лондоне».

Дневник первокурсницы журфака МГУ Ины Смбатян поразил всех. И мальчишки, и девчонки были в восторге от искренности автора, от интимности и исповедальности статьи. Но если к этому материалу отношение довольно-таки однозначное: катит! – то с другими не так.

К репортажу из онкологической больницы, сделанному Юлей Кузнецовой, отнеслись по-разному. «Оригинальная, необычная тема. Ничего подобное раньше не читала, — пишет в отзыве Юля Ложкина. – Прямо дрожь пробирает, когда представляешь то, что творится в этой больнице. Точно – дом смерти! До последней строки не могла оторваться от статьи, наверное, лучшей в номере».

НАС ОБСУЖДАЮТ

Мои одноклассники с жаром набросились на газету. Многие из них даже написали отзывы, которые и передали через меня, чтобы не пользоваться услугами ненадежной почты.

Безусловно, предметом споров стали три центральных материала седьмого номера: «А может, это любовь?», «Дом смерти» и «Самоубийство в Лондоне».

Дневник первокурсницы журфака МГУ Ины Смбатян поразил всех. И мальчишки, и девчонки были в восторге от искренности автора, от интимности и исповедальности статьи. Но если к этому материалу отношение довольно-таки однозначное: катит! – то с другими не так.

К репортажу из онкологической больницы, сделанному Юлей Кузнецовой, отнеслись по-разному. «Оригинальная, необычная тема. Ничего подобное раньше не читала, — пишет в отзыве Юля Ложкина. – Прямо дрожь пробирает, когда представляешь то, что творится в этой больнице. Точно – дом смерти! До последней строки не могла оторваться от статьи, наверное, лучшей в номере».

Однако Маша Кручина имела на этот счет полярное мнение: «Дом смерти» — ну что за название?! Люди, больные раком, после прочтения этой статьи впадут в еще больший пессимизм. Призыв девушки помогать больным звучит как «помогите обреченным!».

«Самоубийство в Лондоне» имело такой же эффект. Юля Ложкина опять довольна: «Вообще люблю читать журналистские расследования. Много версий, убийца не найден. По тексту сразу понимаешь, что материал написан истинным мастером слова. Хотя, честно говоря, об авторе «Самоубийства» ничего не слышала». Сережа Рожков посчитал статью путанной и непонятной.

Успехом у юных читателей пользовались заметки Айгуль Тухватуллиной, Кати Лавровой, Наташи Чайковой. Материал Кристины Таропан привлек всех своим интригующим названием «Давать или не давать?», но многим содержание показалось занудным.

В итоге лидирующая тройка статей выглядела так: «А может, это любовь?», «Дом смерти» и «Последняя тайна Булгакова».

«Побольше бы интересных фактов в газету», — заключили ребята.

Саша ЕРМАКОВА,
ученица 11 класса школы № 511