ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Зачем вы, девушки, друг дружку любите?

ЗАЧЕМ ВЫ, ДЕВУШКИ, ДРУГ ДРУЖКУ ЛЮБИТЕ?

Наташка возвращалась с курсов очень уставшая. Был холодный зимний вечер. Мягко светили фонари, с тяжёлого чёрного неба легко сыпались снежинки, медленно тая на одежде. Домой идти не хотелось, и Наташа решила пойти к своей Леночке…

Сейчас Наталья была счастлива. Всё худшее позади. Недавно пережив скандал с родителями по поводу своей сексуальной ориентации, девушка решила, что, если она смогла рассказать всё родителям, и её не выгнали из дома, значит, всё в будущем сложится замечательно. Но как было тяжело пережить крики отца и укоризненные взгляды мамы. Теперь это в прошлом! Сейчас её ждёт любимая девушка, та, быть с которой она давно мечтала.

Наташа шла тёмными дворами, где почти никого не встретила, кроме стаи оголодавших собак. Вот уже виден Ленкин подъезд. Вдруг кто-то грубо схватил девушку за плечо и резко повернул к себе. Наташа хотела закричать, но, обернувшись, увидела перед собой Сашку – бывшего своего парня, а позади стояли его вечно пьяные, либо с похмелья дружки.

ЗАЧЕМ ВЫ, ДЕВУШКИ, ДРУГ ДРУЖКУ ЛЮБИТЕ?

Наташка возвращалась с курсов очень уставшая. Был холодный зимний вечер. Мягко светили фонари, с тяжёлого чёрного неба легко сыпались снежинки, медленно тая на одежде. Домой идти не хотелось, и Наташа решила пойти к своей Леночке…

Сейчас Наталья была счастлива. Всё худшее позади. Недавно пережив скандал с родителями по поводу своей сексуальной ориентации, девушка решила, что, если она смогла рассказать всё родителям, и её не выгнали из дома, значит, всё в будущем сложится замечательно. Но как было тяжело пережить крики отца и укоризненные взгляды мамы. Теперь это в прошлом! Сейчас её ждёт любимая девушка, та, быть с которой она давно мечтала.

Наташа шла тёмными дворами, где почти никого не встретила, кроме стаи оголодавших собак. Вот уже виден Ленкин подъезд. Вдруг кто-то грубо схватил девушку за плечо и резко повернул к себе. Наташа хотела закричать, но, обернувшись, увидела перед собой Сашку – бывшего своего парня, а позади стояли его вечно пьяные, либо с похмелья дружки.

— А, розовенькая! К своей топаешь? Я же предупреждал тебя, чтобы ты здесь не появлялась. Нам здесь грязи и так хватает. Что, по морде давно не получала? — поприветствовал Наташу парень.

— Что ты от меня хочешь? С чего бы это вдруг ты мне угрожаешь? Раньше ко мне отлично относился, а теперь гомофобом стал? — несмотря на то, что Наташа так смело отвечала, она очень испугалась. Она не могла даже сделать шаг. Да и вырваться было невозможно, — вокруг стояли ухмыляющиеся друзья Сани.

— Вы нормальным людям жизнь отравляете, уроды! Таких как ты убивать надо! А я своё слово держу, — закричал Саша.

Наташа не успела понять, в чём дело, как резкий удар чуть не свалил её с ног. Сзади девушку подхватили и заломили руки назад. Александр, войдя в раж бил Наташу в живот, по ребрам, по лицу. Удары следовали один за другим. Наташа кричала, пыталась вырваться, но что могла делать девчонка против здоровых парней. Затем ей отпустили руки и бросили на снег. Наташа от боли не могла соображать. При попытке встать она получила удар по почкам. Последнее, что она помнила, это красный от крови снег и чьи-то крики…

Очнулась Наташа в больнице, куда её доставили в бессознательном состоянии, с переломами и с сотрясением мозга. Она попросила родителей не заявлять в милицию – не хотела слухов. Несколько раз к ней наведывалась Лена, которая почему-то винила во всём себя.

Наташка, всегда жизнерадостная и общительная, теперь замкнулась в себе, перестала доверять людям. Лёжа в больничной палате, ночью, Наташа плакала. Плакала от боли, которую вызывало каждое движение, – сломаны три ребра. Плакала от жалости к себе, от ненависти, от злости. Ей было страшно, оттого, что на свете живут такие люди, как Саша. Они не могут или не хотят понять, что в людях нужно, прежде всего, видеть людей, а не представителей какой-либо ориентации, или группы. Видимо, человек склонен бояться того, что не может понять. В наше время большое количество людей займёт позицию Александра – «Вы уроды!» скажут и посчитают его поступок правильным.

Анна ЛОПУШНЯК,
ученица 11 класса «Б» школы № 376, ВАО

ОТ РЕДАКЦИИ. Вопрос на вскидку. Почему половые извращения считаются грехом, а грех – злом? Ответы подавать в письменной форме.