Великий Инквизитор Мировой истории

«Каждый человек боится неизвестности. Столкнувшись с этим страхом, люди добровольно откажутся от своих прав ради гарантии благополучия, которую предоставит им мировое правительство,» - это цитата из мемуаров Генри Киссинджера – легендарного секретаря Государственного Департамента США, иконы современной американской истории. Именно мастеру «челночной дипломатии» Соединенные Штаты обязаны навязываемой всему миру идеей «исключительност и Америки».

«Вот и здесь нельзя обойтись без литературного предисловия», - как сказал бы Иван Карамазов.

Генри Киссинджер не читает газет, потому что он знает «все и вся»: такие страшные вещи, о которых другие могут только догадываться. Он давно стал заложником своих знаний как Америка сейчас стала своего рода заложником рассекреченной о нем информации. В Белом Доме лежат доказательства его вины, международные судебные иски; кипы газет, журналов и книг, призывающих вынести обвинительный приговор бессердечному политику. Общественность безмолвствует, а глухих коридорах администрации президента США гуляет эхо советов «преступного» старика. Если бы Иван Карамазов захотел рассказать свою легенду сегодня, то его героем стал бы 93-летний архитектор американского мирового порядка.

  1. Вьетнам

2 марта 1965 года военная операция «Раскаты грома» гремела в Северном Вьетнаме. Самая длительная бомбардировка со времен Второй Мировой войны стала началом открытой интервенции США. Благодаря ее затяжному характеру, Америка заболела «вьетнамским синдромом»: люди не понимали цели ведения войны требовали прекратить посылать во Вьетнам военных, фактически выступая против решения конгресса США

Конец 1968 года ознаменовался решающей фазой борьбы за президентский пост между вице-президентом США Хьюбертом Хамфри и кандидатом от республиканской партии Ричардом Никсоном. Оппоненты понимали приоритеты внешней политики США. Разложение американской армии требовало скорейшего прекращения войны. Факт заключения мира обеспечивал кандидату гарантированную победу на выборах. Действующему президенту Соединенных Штатов Линдону Джонсону на переговорах в Париже почти удалось подписать мирный договор. Стороны пришли к консенсусу на взаимовыгодных условиях: США прекращает бомбардировку Северного Вьетнама, а тот, в свою очередь, выводит войска с Юга. Это соглашение было бы сильнейшим козырем в руках демократов. Однако Киссинджер, будучи в составе никсоновской команды, не мог допустить разыгрывания ценной карты на вражеской стороне. Амбициозному политику удалось убедить военную хунту отклонять любые возможные варианты мирного урегулирования вопроса, а также внушить мысль о преимуществах игры по республиканским правилам. Кларк Клиффорд, бывший министр обороны США заявил: «действие Киссинджера – пример грубой, незаконной интервенции частного лица в дела национальной безопасности». Так или иначе, дипломатический диалог был прерван, а уверенные в своей победе Джонсон и Хамфри остались в замешательстве. Никсон незамедлительно воспользовался растерянностью оппонента и победил на выборах, а Киссинджер занял сразу два поста: на службе в Государственном Департаменте США и советника по национальной безопасности. А спустя 4 года интенсивных боевых действий, унесших жизни тысячи американских военных, Никсон вместе с Киссинджером в Париже подписали мирный договор на тех же условиях. Именно за такой «мир с промедлением» Киссинджер удостоился Нобелевской премии и был признан мастером «челночной дипломатии».

  1. Аргентина

После того, как военные силы Аргентины в 1976 году осуществили переворот в целях расширения и институционализа ции войны, которая, по существу, уже велась в рамках партизанского движения против левых активистов, наступил период, вошедший в историю, как Грязная война. За это время, как стало известно по итогам расследования Национальной Комиссия по делу о массовом исчезновении людей, 30 тысяч человек были похищены, доведены до озверения в секретных тюрьмах и, наконец, казнены правительственны ми наемниками. В докладе «Никогда больше», опубликованном позднее по данным расследования, приводится детальное описание жестокости государственного террора в Аргентине: тысячи мирных жителей раздетыми, под воздействием наркотиков загружали на борт самолета и живыми сбрасывали в море с воздуха. Выражение «los desaparecidos» - «the disappeared» -«Пропавшие без вести» стало печальным вкладом Аргентины во всемирный лексикон.

В ходе последнего визита Обамы в Аргентину американский президент признал Аргентинскую Грязную войну «американским грехом упущения» и сказал: «Демократы должны иметь мужество признать, что иногда они не живут ради идеалов, которых придерживаются». За признанием вины последовало заявление советника президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс о намерении правительства рассекретить военные и разведывательные документы печально известного периода в истории Аргентины. Попытка Обамы «закопать остатки Холодной войны», как он высказался в аналогичной поездке в Гавану, превратилась в перемывание старых республиканских костей. Первая партия рассекреченных материалов подтвердила факт поддержки Белым Домом и Государственным Департаментом США кровавых намерений Аргентинской военной хунты. В телеграмме к послу Соединенных Штатов от 1978 года Рауль Кастро писал о визите Киссинджера в Буэнос-Айрес, где тот был гостем лидера Хорхе Видела во время проходившего тогда в стране Чемпионата Мира по футболу. «Я беспокоюсь о том, что Киссинджер, дав высокую оценку действиям Аргентины в ликвидации терроризма, может в значительной степени воодушевить диктатора,» - писал Кастро, - «Существует некоторая опасность, что аргентинцы могут использовать хвалебные заявления Киссинджера как обоснование для укрепления своей позиции в области прав человека».

Если Киссинджер поддерживал военный деспотизм в Латинской Америке, значит он несет ответственность за военные преступления. Ибо суду подвергается не только тот, чьи руки «по локоть в крови», но и тот, кто знал и поощрял подобные действия, оставаясь в стороне. На основании рассекреченных в период правления Клинтона данных, Киссинджер представлен не только будучи осведомленным в действиях военной хунты, но и активно поощряющим эти действия. Через два дня после аргентинского переворота глава внешнеполитическ ого ведомства США был предупрежден своим помощником по межамериканским делам, Уильямом Роджерсом: «Я думаю, Аргентину ждут долгие годы кровавых репрессий. Они собираются наброситься не только на террористов, но и на всех инакомыслящих». На что Киссинджер ответил: «Неважно, какие планы они имеют. Сейчас они нуждаются в небольшом поощрении…и я действительно хочу поощрить их. Я хочу, чтобы они знали, что Штаты на их стороне». Сразу после переворота, Киссинджер послал свое одобрение генералам и подкрепил это сообщение финансовой помощью от США. Два месяца спустя на встрече с министром иностранных дел Аргентины Киссинджер сделал недвусмысленный намек: «Мы знаем, что у вас сложный период. Это любопытное время, когда политическая, криминальная и террористическая деятельность, как правило, сливаются без какого-либо четкого разделения. Мы понимаем, что вы должны установить власть… Если есть вещи, которые должны быть сделаны, вам следует сделать их немедленно».

В соответствии с рекомендациями Киссинджера, Конгресс США утвердил запрос хунты на выделение 50 миллионов долларов для обеспечения безопасности. Американские финансовые транши продолжали поступать в Аргентину до 1978 года. В период правления Джимми Картера, росло беспокойство о нарушениях прав человека, что и положило конец помощи Соединенных Штатов. Новое правительство стремилось лишить хунту международной финансовой поддержки. Однако, в начале 1981 года, с приходом Рейгана в Белый Дом все финансовые ограничения были сняты.

  1. Еврейский вопрос

Генри Киссинджера называют «ветераном с черным сердцем». Во второй мировой войны Киссинджер, благодаря своему знанию немецкого, провел денацификацию города Крефельд за 8 дней. За это он был переведен из разведывательног о подразделения 84-ой пехотной дивизии в Корпус контрразведки в звании сержанта, где за успешное отслеживание офицеров гестапо был награжден Бронзовой звездой. После своего назначения командиром Корпуса контрразведки в июне 1945 года Киссинджер строго следил за тем, чтобы его подчиненные не арестовывали невиновных жителей. И после войны, как еврей, он придерживался произраильских взглядов с откровенным налетом антиамериканизма . Но внезапно в 1973 году он безапелляционно, как и всегда, высказал свою позицию: «эмиграция евреев из Советского Союза не является предметом американской внешней политики, и если евреев в СССР будут отправлять в газовые камеры, - это не заботы США. Это скорее гуманитарные проблемы». Такой резкой смене вектора поспособствовал, вероятно, приход к власти Никсона, не подпускавшего евреев к участию в израильском вопросе.

Обвинительное заключение

Один из главных критиков Киссинджера, ныне покойный журналист Кристофер Хитченс в 2001 написал книгу своего рода обвинительное заключение «Суд над Генри Киссинджером», где аргументировал, за что надо судить бывшего Госсекретаря США:

«за военные преступления; за преступления против человечности и за преступления против норм международного права, включая сговор с целью убийства, похищения и пыток».

Для Киссинджера его участие в Грязной войне до сих пор не имеет никаких последствий. Не было их и после его деятельности в Чили, где 3 тысячи людей были убиты головорезами Аугусто Пиночета, и после Вьетнама и Камбоджи, когда он убедил правительство в необходимости крупномасштабной воздушной бомбардировки, в результате которой было убито несчетное количество мирных жителей. Это ли не подтверждение потребности Америки в силе Великого Инквизитора, который захочет сжечь Христа на костре, и народ послушно будет подкладывать дрова, потому что он верен той силе, в руках у которой план будущего, пусть и секретный, пусть и безнравственный. Потом этот план можно будет рассекретить и публично осудить, ужаснуться его бесчеловечностью и призвать к ответу его инициатора – неприкосновенног о Генри Киссинджера. Пока есть хлеб и тот, на кого возложена честь этот хлеб раздавать, народ спокоен, он безвинен. Вопрос лишь в том, беспокоит ли человека, живущего по Закону больших чисел, раскаяние.

Роберт Макнамара

Герой документального фильма Эррола Морриса « T he frog of war» - 80-ти летний Роберт Макнамара – измученный человек, который безуспешно пытается договориться с огромным моральным бременем – быть Министром обороны США во время Вьетнамской войны. Макнамара недавно опубликовал мемуары – своего рода исповедь, где он переосмысляет свои действия. В это время журналисту Стивену Тальботу удалось взять у него интервью, а после добиться встречи с Киссинджером. Позже журналист описал свои впечатления от этой встречи: «Я сказал ему: у меня только что было интервью с Робертом Макнамарой в Вашингтоне. Это привлекло его внимание. Он перестал дразнить меня, а затем сделал необычную вещь. Он начал плакать». Инквизитор, который молчал 90 лет, начал плакать. Казалось бы, здесь должно последовать откровение, подобное исповеди старца перед Христом в Средневековой темнице, описанной в поэме Ивана Карамазова. Но, возможно, журналист не тянул на роль Христа, или время Святой Инквизиции прошло, а потребность в темной силе еще осталась… Так или иначе, Генри Киссинджер не стал снимать маску. Стивен Тальбот продолжает описывать: «прямо на моих глазах Генри Киссинджер играл. «Бууу – Бууу …» - стонал Киссинджер, потирая глаза и притворяясь, что плачет. «Он все еще бьет себя в грудь, да? Все еще чувствует вину?» - Киссинджер говорил пародийным монотонным голосом и периодически клал руку на сердце для патетики».

Роберт Макнамара умер в 2009 году в том же возрасте, сколько сейчас Киссинджеру, 93 года. Его публичная запоздалая борьба со своей совестью помогла рассеять туман над собственной сомнительной репутацией. Сейчас Киссинджер в том возрасте, когда пора применить челночную дипломатию в разговоре со своей совестью.

Петрова Маргарита

г. Москва