Свободолюбы

Путешествия в СМИ

СВОБОДОЛЮБЫ

Слушатели Школы международной журналистики, рекламы и паблик рилейшнз регулярно проходят ознакомительную практику в московском бюро радио «Свобода» (США). На этот раз в новом офисе нас принял программный директор Владимир Бабурин.


Он рассказал о работе станции, показал студии и редакционные помещения, представил сотрудников и ответил на многочисленные вопросы.

Путешествия в СМИ

СВОБОДОЛЮБЫ

Слушатели Школы международной журналистики, рекламы и паблик рилейшнз регулярно проходят ознакомительную практику в московском бюро радио «Свобода» (США). На этот раз в новом офисе нас принял программный директор Владимир Бабурин.


Он рассказал о работе станции, показал студии и редакционные помещения, представил сотрудников и ответил на многочисленные вопросы.


В этом году «Свобода» отметила 15-летие своего московского бюро. Оно началось с нескольких журналистов, работавших в коммунистической столице «на Мюнхен», где располагалась штаб-квартира. Одним из наиболее таких продвинутых внештатников можно назвать Марка Дейча, подвизающегося теперь в «МК».

На постоянной основе очень активно сотрудничал и Михаил Леонтьев . Однако в штате никогда не работал.

Сегодня телеобозревателем «Свободы» трудится и заведующая кафедрой телевидения и радио факультета журналистики МГУ Анна Григорьевна Качкаева . Она «сражается» сразу на два фронта. Одновременно пополняет своими студентами родную американскую редакцию и формирует состав будущих специалистов российского телевидения и радио.

Сперва московское бюро состояло в основном из репортеров. Количество корреспондентов постепенно увеличивалось. Редактор Владимир Аварбанаев создал целую сеть. И сейчас их число трудно назвать - не все работают на постоянной основе, не во всех городах нужны люди, которые передают информацию даже хотя бы раз в неделю. Думается, всего их около двухсот.

Пожалуй, это самая большая корреспондентская сеть. Естественно, люди работают не только у нас, потому что вряд ли можно прожить на наши гонорары, тем более, если редко выходишь в эфир.

Чаще всего сотрудники подрабатывают в негосударственных средствах массовой информации, в каких-то оставшихся еще независимых радиостанциях, печатных изданиях. В России запрещается сотрудникам государственных СМИ работать на «Свободе». Это просто невозможно.

Кроме информационных программ, есть два ток-шоу и культурная программа «Поверх барьеров» - это театр, кино, литература…

Есть европейский час, есть американский час, есть российский час. Спортвная программа «Прессинг» выходит по воскресеньям. Есть еще «Прессинг» по будням, есть ежедневное ток-шоу «Грани времени», которое выходит в 11 вечера. Это уже аналитическое подведение итогов дня: один гость - в студии и несколько интервью, записанные буквально за час-полтора-два до эфира, по этой теме. Есть программы Виктора Ерофеева и Вити Шиндеровича , есть радиожурнал «Время и мир»…

В общем, труднее сказать, чего нет. Есть даже медицинская программа. Есть очень интересный культурологический проект «Свобода в клубах». Есть еженедельная программа «Человек имеет право».

— Чем занимается сам программный директор?

— У нас имеется уборщица, — отшучивается Бабурин. — всё остальное входит в мои обязанности. Я читаю и отслушиваю почти весь эфир, хотя у меня работает руководитель службы новостей. В основном бюро готовит информационные программы.

У меня есть две своих передачи. Одна из них — ток-шоу «Время гостей». Она выходит в семь часов по будням дням.

Мы зовем интересных людей, чтобы с ними обсуждать актуальные темы дня. Не всегда это удается, конечно, выдержать. Иногда человека трудно найти, иногда темы нет. Но, тем не менее, за все время был всего один срыв в эфире, когда не вышла программа.

Еще есть еженедельная программа, которая делается в записи. Она называется «Лицом к лицу». Это одна из самых старых программ московского бюро. Первая была записана в Кремле, и первым гостем стал тогдашний вице-президент господин Руцкой .

Гостями были заметные депутаты, министры, политики, деятели культуры, спортсмены. Сейчас с приглашенными стало значительно труднее. Зазвать на «Свободу» министра, тем более вице-премьера практически невозможно. Это относится и к представителям партии «Единая Россия».

— Насколько тщательно проверяется поступающая информация?

— Недопустимо первыми выдать сенсацию, а потом извиняться за недостоверность. Информация, приходящая из агентств, проверяется по второму источнику. Проще с информацией наших корреспондентов, потому что за нее они сами несут ответственность. Мы добиваемся качества, а не быстроты. Таков непреложный закон.

Мы заполняем ту нишу, которая достаточно быстро с конца 90-х годов ушла из российских средств массовой информации. Это касается и новостей, и аналитических программ. Стоит ли напоминать об «Итогах» и «Куклах»?

Наше главное отличие в том, что у нас нет запретных тем.
Конечно, никто из телевизионных начальников не признается, что на телевидении существует такая вещь, как стоп-лист, в который входят политики, в том числе действующие. Им не просто нежелательно, а нельзя появляться на экране.

Это все знают, хотя официально эта информация стоп-листа не существует. У нас нет абсолютно запретных фамилий. Может быть за редким исключением. Я, например, оставляю за собой право ведущего. Есть такая категория людей, которых относят к нерукопожатным. Для меня есть определенный список фамилий. Потому что я не могу говорить с человеком, который мне руки не подал.

— За вами осуществляется контроль из США?

— Наверное.

— Вы когда-нибудь ругали американское правительство?

— Регулярно делаю это в разговорах с сыном. И только на кухне. А если серьезно, то на радио «Свобода» нет жанра комментария». Гости могут высказывать свое мнение, а ведущие — нет, ни по какому поводу.

— У вас все идет к развитию радиостанции в России?

— Ну, если я скажу, что все идет не к развитию, меня просто уволят, сказав, что я не справляюсь со своими обязанностями.

Но если все будет развиваться так, как развивается сейчас… Честно говоря, хотя это, безусловно, влияет на рост популярности нашего радио, но я совершенно не хочу возвращения в 70-е годы, когда такие станции, как «Свобода» и «Голос Америки», были в Советском Союзе единственным источником информации. Все остальное было пропагандой.

(Любая информация несет пропагантский заряд. – Авт.)

— Какая сейчас роль у радио «Свобода» среди российских СМИ?

— Ну, радио «Свобода» — это не российское СМИ.

— Это понятно. Но вы же работаете в России.

— По последним опросам, у нас порядка 4% аудитории. Для станции, у которой нет FM, это достаточно много. Тем более, что мы обходим даже здесь некоторые FMовские станции, но неразговорного диапазона. Естественно, с «Эхом Москвы» трудно конкурировать. Но вот я сделал такое интересное наблюдение, что первое место по аудитории занимает радио «Россия», безусловно, потому что там — провода, там — FM, там всё. Но если отсечь ту аудиторию, какую радио «Россия» имеет на FM и на проводах, то у нас примерно равная аудитория. То, что у них остается на коротких и средних, те же самые 3-4%. Поэтому здесь очень сложно посчитать, сколько слушает действительно. Тарелка бухтит с утра до вечера, а если приемник даже не трехпрограммный, а однопрограммный, в России их еще хватает, то, естественно, у них и получается огромный совершенно охват аудитории. Очень рад за своих коллег, потому что я был одним из основателей радио «Россия».

— Почему Вы ушли с радио «Россия»?

— Потому что меня перевели на телевидение. А с телевидения я ушел, потому что не смог там работать.

— Ваша информация передается только по радио или используются еще какие-то каналы?

— Мы – в Интернете. Но думаю, у радио охват значительно больше.

— Конкурируете с нашими государственными радиостанциями?

— Нет, сейчас сложилась такая ситуация, что мы работаем практически в разных информационных полях.

— На какую аудиторию вы нацелены, кто ваши основные слушатели?

— Принято считать, что аудитория наша прежняя, которая слушает еще с советских времен, то есть пожилая. Но, судя по звонкам, аудитория помолодела. Сейчас мы все-таки делаем ставку на среднее поколение, лет тридцати. Это люди с высшим и незаконченным высшим образованием, уровень образования достаточно высокий у нашей аудитории. Это было всегда, это традиционно.

— А возрастной состав редакции?

— Он сильно омолодился. У нас совсем молодой отдел новостей.
Там есть несколько вакансий. Читаешь резюме - хоть завтра в эфир! Приходит человек - либо писать не умеет, либо читать не умеет, либо английского языка не знает. И вот пока ряд вакансий мы никак не можем заполнить.

Старший «свободолюб» – шеф спортивного отдела Валерий Винокуров, которому уже за 60. А так, где-то за 40. Вот мне – 45. Как раз у меня, наверное, тот самый, средний возраст редакции. Может быть, сейчас чуть ниже стал.

— Где вас больше слушают, в России или за рубежом?

— Мы вещаем только в России.

— У вас круглосуточное вещание?

— Круглосуточное.

-Звонки отслушиваете?

— Да, у нас несколько иной подход, чем в «Эхо Москвы». Звонок идет через референта. Это экономит время в эфире, потому что человек не кричит долго «Але».

— У вас идут деньги от рекламы?

— Нет, у нас рекламы нет вообще. У нас — грант Конгресса США.

Елена ЛУНИНА,
ученица 11 класса школы № 1077