ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Давать или не давать?

ДАВАТЬ ИЛИ НЕ ДАВАТЬ?

Он остановился напротив меня в вагоне метро - темноглазый мальчишка лет 10. Обаятельно улыбнулся, молча выставил табличку «Хочу есть». Я видела, что он прошёл весь вагон, но никто ничего ему не подал. С чего он взял, что я нарушу благоразумный заговор взрослых? Я уткнулась в газету: нет! Нелепо вскармливать преступность старших, стоящих за его спиной, и развращать неопытную душу унизительными подачками…

ДАВАТЬ ИЛИ НЕ ДАВАТЬ?

Он остановился напротив меня в вагоне метро - темноглазый мальчишка лет 10. Обаятельно улыбнулся, молча выставил табличку «Хочу есть». Я видела, что он прошёл весь вагон, но никто ничего ему не подал. С чего он взял, что я нарушу благоразумный заговор взрослых? Я уткнулась в газету: нет! Нелепо вскармливать преступность старших, стоящих за его спиной, и развращать неопытную душу унизительными подачками…

Лицо попрошайки передёрнула злобная гримаса, в глазах мелькнула ненависть. Я сразу забыла про газету, застывшую у меня в руках, и про одолевавшие до этого заботы и мысли, и думала об одном: а правильно ли я поступила?

В ЦВИНПе - самом крупном в России Центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, подобный вопрос давно не возникает. За последние годы его сотрудники навидались такого, что цена уличного гуманизма у них не вызывает сомнения. Рассказывают страшные истории. О девочке-инвалиде с Украины, которую некие люди обманом привезли в Москву, пообещав её маме снабдить ребёнка самыми новыми, модернизированными протезами, а на деле отобрали и те, что были. И использовали девочку как орудие труда в сборе милостыни. О мальчике, которого отчим заставил бросить школу и регулярно избивал, чтобы тот убедительней выглядел в роли нищего. Судьбы разные, но все они свидетельствуют об одном: милостыня ещё никого и никогда не доводила до добра. Вот калечить - калечила! И нравственно, и физически. И когда-нибудь эти ребятишки ещё предъявят обществу свой счет.

Кристина ТАРОПАН,
студентка 1 курс факультета тележурналистики
Института Современного искусства