ВЛАДИМИР ГУСЕВ: ДАВАЙТЕ СЕБЯ САМИ ДЕЛАТЬ!

Школе международной тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз – четыре года. И каждое воскресенье наши слушатели встречаются в Домжуре с лучшими газетчиками, радиожурналистами, телевизионщиками.

Один из них, наш давний друг – легендарный телеоператор, журналист-международник и преподаватель кафедры телевидения и радио журфака МГУ Владимир Александрович Гусев.

Он работал в США и лучших странах Европы, снимал во многих горячих точках, начиная с Вьетнама и заканчивая Афганом, ни раз рисковал жизнью.

В чем отличие телевизионщика от пишущей братии? Он не может отсидеться в окопе. Камера всегда уличит во лжи. И за закадровым текстом тут не спрячешься.

Накануне новогодних праздников Гусев в очередной раз заглянул к нам в Домжур. И открыл секрет, как добиться успеха на ТВ.

Вот что в тот день записали диктофоны юнкоров.

Мечты сбываются

У меня как-то был случай с сыном, когда я выбирал для него профессию, вернее, он выбирал для себя профессию. Его потянуло на животных, бесконечное количество животных - всех обезьян, крокодильчиков маленьких… Все это было у нас, потому что мы везде ездили, в тропических странах бывали. И вот он решил стать биологом.

Естественно, пригласил я знакомого биолога, профессионала Озова Одворда. Вот он пришел к нам в гости, рассказывал нам о своей профессии прекрасной. Потом ушел, и сын говорит: «Слышь, он какой-то задрипанный, что-то я не хочу в биологию».

Видите, какая передо мной ответственность, чтобы показаться вам в своем товарном, так сказать, виде. И чтобы вы не передумали и не смылись из журналистики. Ну, это, конечно, преамбула. А вообще журналистика, особенно связанная с телевидением и, наверное, с радио… Вы все мечтаете о телевидении, да?

СЛУШАТЕЛИ: Нет, на радио тоже хотим.

ГУСЕВ: И радио тоже? Ну, замечательно. Это все самое интересное в мире и вообще в природе. Особенно телевидение. Я вообще в детстве мечтал о путешествиях. Однажды увидел очень интересный такой фильм об Амазонке, назывался «Анаконда»… Это было… Вы, наверное, одиннадцатый класс?

СЛУШАТЕЛИ: И восьмой есть, и десятый, и девятый.

ГУСЕВ: Это было где-то в восьмом классе, или даже в седьмом. С тех пор решил, все, я буду оператором и обязательно побываю в этих местах.

Понимаете, всегда, когда мечтаешь о чем-то, чаще всего, если хорошо мечтаешь, то мечты немножечко отстают от того, что жизнь предлагает.

Жизнь все мечты превосходит во много раз.

Я никогда не думал, что буду сидеть в Сенегале на баобабе с хижиной, снимать, как плывут подо мной на водопой ослы. Ой, какие ослы - антилопы гну, слоны, еще какие-то животные. Это, как говориться, край моих тех мечтаний. Еще много интересных вещей в жизни существует. Просто фантастика!

Вы, конечно, будете много ездить, путешествовать. Вы должны обладать вот нашими профессиональными качествами.

Много лет со мной, как с оператором, работали журналисты. Я видел, вот этот человек в профессии ведет себя легко и непринужденно и достигает самых больших высот. А у другого - не получалось.

Я задумался, в чем же особенность, как сформулировать можно качества, которые для журналиста радио, телевидения, даже для газетного журналиста самые главные.

О таланте

Конечно, нужно иметь такую душу, которая впитывает в себя все, требует бесконечного познания чего-то нового. Но потом, если эту губочку выжал, из нее идет отдача - совершенно фантастические, потрясающие какие-то произведения.

В МГУ или на других журналистских факультетах мы вводим вас в профессиональные какие-то рамочки, которые вы познаете, изучая не только предметы профессиональные, но и академические тоже. Изучаете филологию, чтобы выражаться красиво, выразительно и интересно, талантливо.

Вот знаете, у каждого из нас, какие бы мы ни были - темпераментные, спокойные, красавицы, там я не знаю, напомаженные или очень скромные люди, - во всех в нас где-то вот здесь, в сердечке, в этом месте, такая маленькая почечка есть. Называется это - талант.

У некоторых эта почка так и остается маленькой, а у некоторых она вот немножечко прорастает. Она прорастает в виде какой-то эмоциональности, экранности, искренности.

Они необходимы человеку, который на этом сером скучном экране вдруг появляется, и, пронизывает своим магнетизмом.

Есть журналист, от которого оторваться невозможно. А есть и такой человек, который скучно что-то там читает. И вы видели это много раз и среди профессиональных наших дикторов. Есть дикторы и журналисты очень эмоциональные. Они интересны.

Я думаю, что для тех, кто хочет идти работать на радио, это тоже имеет значение, потому что там те же самые слова. Вы можете преобразовывать их звуковой ряд. Это тоже искусство - искусство звукового ряда, его создание. А я пришел из изобразительного как бы искусства, из операторства.

Во ВГИКе у нас было такое отделение авторского операторства, то есть оператор, который одновременно действует журналистски и не только картинку создает, но и драматургию. Очень дополняет друг друга вот это искусство изобразительное, совершенно потрясающее, сильнейшее. Да? Второе после музыки, наверное, я так считаю.

Оно дополняется вот этим словом, дивным словом, произнесенным нежно, произнесенным выразительно, из души.

Всегда любая мысль, которая у вас появляется, она должна быть сначала согрета вот здесь. Не зря я говорю, потому что вы к жизни, - мы вас этому учим, - должны относиться эмоционально.

А отчего зависит успех в нашей профессии? Опять же радио, телевидение и газеты, и литература: все идет от того, что сначала мы согреем вот здесь эту мысль, вот эту тему. Будь то образ человека, его надо почувствовать.

Операторское мастерство

Я, например, всегда влюблялся в своих героев. Когда женщина – это вообще чудо. Когда мужчина – это тоже очень интересно: перед тобой - человек, личность!

Всю жизнь я смотрел раньше на экран, как оператор, и пропустил через сознание и, наверное, через сердце тысячи, сотни тысяч картинок.

Помните, Иванов писал свое «Явление Христа народу» двадцать пять что ли, тридцать лет. А мы такое же произведение изобразительного искусства вместе с оператором, журналистомсоздаем ежесекундно.

Вот кадр, прошло несколько секунд, повернули камеру – такое же гениальное поразительное произведение. И вот несколько секунд, иногда минут уходят на создание череды вот этих кадров. Выстраивается у нас уже картинка, изобразительный ряд. Знаете, происходит чудо. Вот эта скучная, мне уже надоевшая экранная поверхность оживает.

Первый раз обратил на это внимание, когда смотрел дома какой-то голливудский или мосфильмовский фильм, неважно. Там сидели два героя на переднем плане, вели диалог. Все происходило на Диком Западе. Вот они вдвоем, за ними просматривается помещение салуна, задымленное сигарным дымом. За ними – столы, дальше, вот эта дверка чуть-чуть приоткрывающаяся… Из окна мы видим улицу, выезжают всадники, там аптека, здания какие-то, а дальше за этими зданиями синеют горы. Вы знаете, это необычайная глубина, это высший профессионализм создания экранного произведения.

Вы поняли меня, да, я говорю об искусстве создания глубины пространства на этом скучном экране.

Я сидел в уютном кресле, и прямо на меня подуло оттуда, как из прерий. А потом следующий кадр, и камера поехала на тележке, на такой телеге с какими-то героями.

Вот это эффект, пример потрясающей работы не только оператора, но и автора, который этот кадр выстраивает. Вот в этом наше искусство. Вот к чему мы должны стремиться.

Расскажи о России

Вы придете на экзамен, и всегда перед комиссией вы потрясающе выглядите, когда вы рассказываете о себе или пишете какую-то творческую работу в таком ключе.

Там есть даже задание, расскажите какой-нибудь забавный случай, который с вами произошел. И вы рассказываете, да. Вы не рассказывайте там о том, что я, будучи с папой, с мамой на Лазурном берегу или где-то в Израиле со мной произошел такой случай. Как вы думаете, какое впечатление тогда произведете? Отвратительное, отвратительное.

Расскажите о том, где вы живете. Мы живем в России, мы живем в потрясающей стране, в удивительной стране, которая, несмотря на ее многонациональность, имеет потрясающие традиции.

В нас во всех глубоко сидит, это я понял уже по прошествии очень многих лет, неистребимо сидит российский менталитет, идущий от православия, у татар, скажем, – от мусульманства. Тут все разнообразно, российская закваска. Именно плечом к плечу - братское состояние. Понимаете, у нас прекрасная Родина.

Другое дело, что гадят на нее очень многие и внутри нас, и снаружи с большим удовольствием. Это знаете, мазохизм такой, когда наши собственные товарищи, они сами себя истязают.

Когда я окончил ВГИК, пришел на телевидение и сразу вызвался добровольцем во Вьетнам. Жестокая война, конечно. Жгли деревни. Я снимал кадры, когда горящие дети голыми выбегали, просто обожженные из этих джунглей. Наши любимые американцы на это способны. Все они хороши, конечно. Жестокий мир, никуда не денешься.

И вот я там работал четыре года, я жил там и понял их менталитет. Я понял, что они созданы буддизмом, своими традициями, созданы такими, какие есть. Вот они, как муравьи в муравейнике подчиняются все, как один, одним законам. Надо туда идти, и они все идут.

Ну, у нас немножко другой менталитет.

Потом я работал в Латинской Америке…

Телевидение – высочайшее искусство

Раньше телевидение было единым, называлось «Гостелерадио». И один был канал, ну, попозже появился еще второй. Вот я работал на «Гостелерадио».

Программа «Время» до сих пор существует. В таком плачевном, к сожалению, сейчас состоянии. Она тоже была единственная.

В программе работали на уровне лучших мировых стандартов.

Славилось всегда «ВВС». До сих пор у них прекрасная работа, и новостные, и документальные программы – все очень интересно.

Какая цель моей жизни? Нужно сделать школу на уровне «ВВС», лучших французских каналов.

К сожалению, плохие каналы были, с профессиональной точки зрения, как раз американские. Почему? Потому что там главная задача была сенсация. Они могли снимать левой ногой. Но у нас была выразительность, четкость кадра, глубина пространства. Мы были на уровне высочайшем изобразительности и выразительности. Вот мы стараемся как-то поднимать наш уровень, достойный отечественного телевидения.

Что впереди идет? Желание заработать и хорошо жить. Кого я знаю, кто шел со мной по жизни и достиг успеха - только те, у кого была вот эта страсть к своему делу, к своей работе, к своему искусству. А телевидение и радио – особенное искусство. Хоть в учебниках пишут, что телевидение – место встреч, нет, это не место встреч. Это - величайшее искусство. Если вы будете относиться к своей профессии, как к организатору места встреч, будете сидеть на пятых ролях. А если будете готовить себя к высокому, вы в профессии обязательно достигните высот. Вы должны смело идти, это наша работа. Пускай глаза боятся, а ноги идут. Мы уверенные, интересные. Это секрет, который я вам сказал, секрет вашего успеха. Вы талантливые, вы знаете себе цену, вы поработали над интересным проектом, и вы его несете. Потом само собой придет и зарплата, и успех. Давайте себя сами делать.

Записала
Елена ЛУНИНА