ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Юлька

ЮЛЬКА
Дорога на «Фабрику звезд» начиается в Школе тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз Домжура!

«…А ученица 9 класса гимназии № 1507 ЮЗАО Москвы Юля Лысенко приобретала профессиональные навыки в Школе тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз при Центральном Доме журналиста. И на Втором Всероссийском конкурсе «Юные журналисты России» даже стала «лучшей телеведущей». Она пела в труппе мюзикла «Норд-Ост», и по сей день активно участвует в съемках популярных программ центральных каналов, в том числе и «Фабрики Звезд». Ей на передаче все знакомо».

Из газет.

ЮЛЬКА
Дорога на «Фабрику звезд» начиается в Школе тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз Домжура!

Как рождаются звезды? Да очень просто… Два года назад семиклассница Юля Лысенко пришла в Домжур и записалась в нашу Школу тележурналистики, рекламы и паблик рилейшнз.

Ее первым испытанием стала работа, которую мы называем «Автопортрет». От новичка требуется подняться на сцену и буквально в двух словах рассказать о себе и своей мечте – стать настоящим журналистом. А самое главное, не оробеть перед нацеленным объективом телекамеры.

Юлька не оробела. Позднее я узнал, что к тому времени у нее уже имелся профессиональный опыт – пела в легендарном мюзикле «Норд -Ост». И только временные возрастные проблемы с голосом, по словам школьницы, заставили покинуть тот проект. К счастью, — добавим мы от себя.

Всего несколько месяцев спустя произошла трагедия, заставившая содрогнуться весь мир. Чеченцы захватили в заложники зрителей и труппу мюзикла. Среди многочисленных жертв вполне могла оказаться и наша девочка. Как говорится, Бог спас.

Второе испытание было посложнее. Необходимо придумать свой информационный выпуск программы «Время» и поработать в кадре диктором. Но только при одном условии — все новости не должны соответствовать действительности. Иначе говоря, автор должен талантливо и по возможности смешно соврать о событиях, якобы взволновавших человечество.

Зачем? Да вели завтра принести на съемочную площадку «настоящее» «Время», и ребята – знаю я их! – прилежно всё спишут у взрослой телепрограммы. А тут надо самим придумывать и шевелить собственными мозгами.

Учить врать Юльку было не надо. И с юмором у нее оказалось всё в порядке. Зал просто лежал. Короче, в нашем полку прибыло!

Потом началась традиционная, ставшая для нас уже рутинной ознакомительная практика, которая, впрочем, по своей насыщенности во многом превосходит журфаки МГУ, РГГУ и МГИМО вместе взятые.

Не я один убежден, что лучшей школой для будущего журналиста, в том числе телевизионщика и радиокорреспондента, остается газета. И если человек даже изменит планы и не захочет связывать судьбу с прессой, ему никогда не помешает умение правильно формулировать свои мысли на бумаге, поддерживать разговор и раскручивать собеседника. А самое важное, газета, особенно ежедневная, дисциплинирует, не позволяет растекаться мыслью по древу.

Вместе с нами Лысенко побывала в «Комсомолке», «Российской газете», «МК», «Коммерсанте», «Парламентской газете»… Там будущую телезвезду и других наших ребят, как правило, принимали главные редакторы и члены редколлегии. Они знакомили с изданием, представляли заведующих отделами, от которых домжуровцы получали первые редакционные задания.

Юлька сразу бросилась искать интересные темы. (Я часто повторяю своим ученикам: «Принесите мне тему, и я сделаю из вас журналиста!») Кстати, совсем недавно с великими трудами устроил одну нашу выпускницу, ставшую студенткой МГУ на работу в одну из самых популярных останкинских телепрограмм. А через неделю она сама уволилась. «Оказывается, там темы надо еще искать. Неинтэресно».

А вот семиклассница не подвела – у девочки проявилась мертвая репортерская хватка. Что или кто попадал к ней в руки, обратно не возвращались.

Правда, покорпеть над правкой ее материалов редакторам, да и мне самому, довелось. Но скажите, кого из нас не резали, не сокращали, не причесывали?… Это и есть главные журналистские университеты. Как известно, именно на ошибках и учатся.

Каждый день школьница открывала для себя новую страницу в мире масс медиа. Гостила она и у американцев в московском бюро радио «Свобода», и у англичан – на BBC, и у французов – в «Франс Пресс»…

Но был особый, еще, как тогда ей казалось, недосягаемый пласт – телевидение!

Конечно, прежде всего, мной делался упор на информационное вещание. С легкой руки коллег Юля с другими учениками проникала в программы «Сегодня» (НТВ), «Время» («Первый канал»), «Вести» (РТР)…

Несмотря на то, что все наши девчонки обожают фотографироваться в их студиях, да еще на месте ведущих, чувствовалось, жанр информации Лысенко (с ее — то внешними и вокальными данными, не по годам сложившейся фигурой) явно не грел. Гораздо больше по сердцу ей пришлись походы на старые и новые ток-шоу «Город женщин», «Большая стирка», «Пять вечеров», «К барьеру», «Независимое расследование» и даже «Парламентский час».

А знакомства со знаменитостями – Малахов, Ханга, Лолита, Кривцова (между прочим, Женька, ее сын, окончил нашу Школу в Домжуре, став нынче секс-символом международного отделения журфака МГУ!).. А мастер-классы, что каждую неделю вместе с университетскими профессорами проводят в Центральном Доме журналиста и телезвезды! Среди них – Владимир Мукусев, Дмитрий Захаров, Слава Флярковский, Андрей Гончаров, Алексей Пищулин, Алексей Пиманов и многие другие мои товарищи, у которых, поверьте, есть чему поучиться.

И Юлька училась, присматривалась, приноравливаясь к будущему прыжку.

Она действительно неплохо пела – сразу стала участницей нашей художественной самодеятельности. А еще девчонка умела обратить на себя внимание и со вкусом одеваться.

Никогда не забуду, какое впечатление произвели её стринги на ровесниц и ровесников, порой даже не подозревающих о моде на подобные трусики. Эффект приравнивался к взрыву нейтронной бомбы.

Что же касается пения, то вся их семья голосистая. По праздникам, когда за столом собирается родня, без песни дело не обходится.

Кстати, а кто сами родители юной примадонны? Поспешу успокоить некоторых «доброжелателей» из Интернета – к шоу-бизнесу они не имеют никакого отношения.

Папа Вячеслав Васильевич директорствует в фирме «Окна «West» и сам вставляет стеклопакеты. Так что если хотите познакомиться с отцом телезвезды, меняйте рамы! Качество гарантирую! В моей квартире он сам выполнил всю работу, да и взял вполне по-Божески. Вот уже два года – никаких претензий. На всякий случай даю наводку – 725-22-11,

8-903-230-75-39.

Однако главой семьи по всем приметам является мама — Марина Анатольевна. Она производит впечатление волевой и решительной женщины, при первой встрече обозначившая свою профессиональную принадлежность почти по Жириновскому: «Юрист». (Между прочим, Вольфович к нам в ЦДЖ тоже захаживает – Юлька с ним встречалась).

Лысенко-старшая – это мотор, заряжающий энергией и собственную дочь.

При первой же нашей встрече несостоявшаяся теща попросила обратить внимание на ее девочку. И я обратил.

После каждого занятия мы шли в кафе, изучали останкинские бары, устраивали посиделки у меня дома на Соколе. Хотелось научить женщину-ребенка не только журналистике, но и жизни.

А она рвалась в бой, грезила экраном, видела себя в шоу-бизнесе. У меня же имелись наработанные за десятилетия связи. Не один десяток лет приятельствую с некоронованным королем этого самого шоу-бизнеса и «меценатом меценатов» Анзором Кикалишвили, (он же – кандидат в президенты России). Знавал Отарика и его друга Иосифа Давидовича. С самой Аллой Борисовной общих друзей – навалом…

Конечно, при их упоминании у Юльки загорались глаза. Но выпускать ее в «этот безумный, безумный, безумный мир», не решался. Уж слишком суровы его законы, как мне казалось, для семиклассницы. (Тогда я еще ничего не знал о нравах в «Норд-осте»).

И вот однажды она сама пришла ко мне с просьбой: «Проведи на «Фабрику звезд».

Что тут оставалось делать? Мы немножко опоздали, и зал оказался переполненным до краев. Уселись прямо на ступеньках, и знакомые операторы взяли нас в кадр. (Сколько пересудов было потом в Домжуре и на журфаке!)

При всей неприязни к ток -, реалити и прочим шоу, могу констатировать: у «Фабрики» — потрясающая аура! И исходила она не только со сцены, но и от самих зрителей – молодых и доброжелательных.

Как только концерт кончился, Юлька неожиданно схватила под руку Игоря Крутого и, протянув мне фотоаппарат, попросила запечатлеть этот исторический момент.

Сегодня она сама стала «фабриканткой». Как? Конечно, не без уроков, полученных в Домжуре, где не скрывают и теневой стороны второй древнейшей…

«Скандалы – наша профессия». Увы, таков один из неписаных постулатов журналистики. А скандалить Юлька научилась.

Я не очень-то верю в шумиху, поднятую вокруг лесбийской сцены под одеялом и объективами. С сомнением отношусь даже к love-story с одним из фабрикантов. Еще на исходе 7 класса у нее появился boy-friend – третьекурсник и сын одного из руководителей Тульской губернии. «Настоящий самец», — как с одобрением охарактеризовала хлопца общая знакомая.

Как большинство современных девочек, Юля, увы, расчетлива и прагматична. Но именно такие правила игры диктует им мир, не говоря уже о шоу-бизнесе.

Не думаю, что Лысенко долго горевала, когда сошла с дистанции. Сегодня маленькая женщина снова на орбите – бесконечные гастроли, съёмки, концерты… На эстраду она пришла надолго. У нее всё сложится. В Домжуре ее помнят и любят.

…В день окончания нашей Школы я подарил Юльке золотой браслет. На память. Иногда она выходит с ним на сцену.

Владимир МЕЗЕНЦЕВ