Не ходите в Африку…

Антиреклама

НЕ ХОДИТЕ В АФРИКУ…

Многие родители с большим энтузиазмом отправляют своих детей в заграничные лагеря, разбросанные по побережьям морей и океанов. Тем более, что этот новомодный способ отдохнуть от своего чада и подарить ему несколько счастливых мгновений так разрекламирован всеми туристическими фирмами в глянцевых журналах и телепрограммах.

Cами подростки готовы практически на всё, чтобы обрести долгожданную свободу вдали от родительского дома, почувствовать, какого это жить в крутом отеле среди иностранцев и делать всё, что им захочется. Но далеко не все знают о реальностях туристического рая.


Антиреклама

НЕ ХОДИТЕ В АФРИКУ…

Многие родители с большим энтузиазмом отправляют своих детей в заграничные лагеря, разбросанные по побережьям морей и океанов. Тем более, что этот новомодный способ отдохнуть от своего чада и подарить ему несколько счастливых мгновений так разрекламирован всеми туристическими фирмами в глянцевых журналах и телепрограммах.

Cами подростки готовы практически на всё, чтобы обрести долгожданную свободу вдали от родительского дома, почувствовать, какого это жить в крутом отеле среди иностранцев и делать всё, что им захочется. Но далеко не все знают о реальностях туристического рая.

Скорее всего, обвинять воспитателей в том, что они не досматривают за детьми, позволяют им устраивать попойки, непристойные, а порою и опасные для жизни игры, было бы глупо. Ведь невозможно найти такое место, где все сидят вечерами вокруг костра и распевают пионерские песенки, восхищаясь взошедшей луной. Однако порою поведение некоторых обитателей лагеря переходит все границы.

Минувшими каникулами мне довелось опробовать такой образ жизни. Еще по дороге в Тунис сразу стало ясно, что компания подобралась не из лучших… Меня поселили в обычный гостиничный номер, какой привык видеть любой турист, периодически выезжающий на отдых в Турцию или Египет. Засунули туда вчетвером. Мы как-то сразу отделились от остальных, обозначив свою территорию, как зону безобидного пляжного отдыха и «пары бокальчиков после ужина».

Естественно, что такое поведение, не могло не быть воспринято, как вызов всему окружающему миру. Особенно страсти накалились, когда под утро к нам пришли «в гости». До этого всё ограничивалось пиханиями, визгами, стонами и скрипами, доносившимися из соседних номеров, а в этот раз случилось так, что спасла только дверь, сделанная видимо их хорошего тунисского дерева, и петли, половина которых всё-таки не уцелели в своём исходном виде.

Молодые люди восприняли наш жилой корпус, стоящий в полном отчуждении от всякой цивилизации, как общагу, да еще ту, которую, видимо, давно забросили и оставили без присмотра.

Они около часа всей шумной компанией пытались выломать нашу дверь, матерились и кричали истошными голосами, что они с нами сделают, если доберутся до юного тела.

Мы звали на помощь, но бесполезно. Наша вожатая Надежда жила в привилегированном бунгало, находящимся за несколько километров от нашего жилища.

Впрочем, ей было абсолютно всё равно, что с нами происходит, и, где и когда мы находимся. Всё это ещё долго продолжалось и не один день. Наши жалобы не помогали. Мы свыклись с этим и продолжали вести свою собственную жизнь, не обращая внимания на их приставания, придирки и издевки в течение дня.

Вожатая активно занималась своей личной жизнью, крутя романы со всеми аниматорами подряд.

В один из последних дней моего пребывания там мне удалось побывать в настоящем арабском городке полностью в «марокканском» стиле, с собственной Мединой.

Наш отель стоял прямо на море, так что не составляло никакой сложности выбраться на пляж. Было слишком очевидно, что найдётся хотя бы один человек, для которого этот факт станет отличной возможностью сбежать из «места заключения» и ощутить себя в большом мире.

Такие люди нашлись, и я была одним из них. Не хочу хвастаться, как это круто, а только лишь скажу, как это некруто, а тем более, как это безответственно со стороны воспитателей. Ведь с нами могло случиться всё, что угодно. Мы были одни в арабском городке, на узких тёмных улочках, в одних купальниках, прикрытых немного сверху и немного снизу. Не было цели специально подставить вожатых, цели вообще не было никакой. Но зато мы вернулись с кучей подарков для своих родственников и друзей, которые купить нам не предоставили возможности в своё время.

Таким образом, из лагеря можно спокойно сбежать и точно так же спокойно вернуться, но порою лучше и не возвращаться. Арабы ведут себя даже гуманнее, чем наши русские юноши и даже девушки. Так что, стоит подумать, что лучше: экстрим по-русски в Тунисе или неплохой и весёлый отдых гдё-нибудь поближе, но зато абсолютно безопасный для жизни.

Ира ДЗЯМАН,
студентка 1 курса журфака МГУ.