ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Маша и медведи

МАША И МЕДВЕДИ

Широкая заасфальтированная дорога привела к темно-зелёным воротам, у которых меня встретил большой рыжий пёс. Он с удивлением уставился на позднего посетителя, и мои глаза стали искать подходящее дерево, способное спасти в трудную минуту. Эта минута приближалась, поскольку из-за угла выбежали ещё три собаки, и я поняла, что попала.

Попала в Лосиный остров.

МАША И МЕДВЕДИ

Широкая заасфальтированная дорога привела к темно-зелёным воротам, у которых меня встретил большой рыжий пёс. Он с удивлением уставился на позднего посетителя, и мои глаза стали искать подходящее дерево, способное спасти в трудную минуту. Эта минута приближалась, поскольку из-за угла выбежали ещё три собаки, и я поняла, что попала.

Попала в Лосиный остров.

Проявлять чудеса скалолазания не пришлось, потому что приоткрылась маленькая дверь сбоку, и из неё вышла президент экологического фонда «Лосиный остров», одна из основателей биостанции «Медвежье царство», в прошлом артистка цирка и дрессировщица, Валентина Ивановна Пантелеенко.

Кусаться, оказалось, тоже никто не собирался. Меня обнюхали и пару раз лизнули в руку: приняли.

У каждой собаки своя непростая судьба. Лиза родилась в лесу, сразу осталась без мамы и долго сопротивлялась, когда ей надевали ошейник (иначе нельзя – бездомных собак отстреливают). Макс приблудился, а Малыша подобрали год назад, правда, он ещё пугается незнакомых людей, и никому не даёт себя погладить. Последняя из этой четвёрки, Ася, единственная, у кого есть хозяйка – Татьяна. Они бывают на биостанции регулярно уже два года: после того, как Асе сделали тяжёлую операцию, стали ходить гулять в лес. Путь лежал мимо ворот, около которых непременно лежал Макс и наблюдал за ними. А потом решил познакомиться.

Теперь Макс – вожак малочисленной, но дружной стаи, охраняет своих подопечных и биостанцию. «По его лаю мы определяем, кто пришёл», — говорит Валентина Ивановна.

Раньше она летала под куполом цирка в «Галактике» и «Гимне Солнца». В 39 лет завершила карьеру цирковой артистки и перешла в жанр дрессуры, но, сколько не учили взять в руки стек, не смогла: «Я не понимала, как можно палочкой укротить трёхметрового великана. Это противоречит законам природы, нужен контакт: любовь, ласка, взаимопонимание, доверие друг другу. Только бить нельзя».

Может, поэтому с таким уважением смотрит на неё огромный чёрный медведь, которому только что меня представили? (Знакомство – целая церемония: сначала зверя просят принять нового человека, а потом дают ему поцеловать вашу ладонь; если получится – признал.)

Добрыня — киноактёр.

В далёком 1993 году дрессировщице позвонили из Липецкого зоопарка и попросили забрать медвежат, Бусю и Добрыню, иначе их отдадут львам – есть нечего.

Сейчас Буся в Белоруссии, а Добрыня в вольере напротив. Его 14 медвежьих лет в пересчёте на человеческий возраст составляют 42 года. За это время он успел сняться в нескольких сказках. В одной сыграл маму в платочке и папу в с губной гармошкой.

Гармошку потом подарили на память работники киностудии имени Горького, и сейчас Добрыня играет на ней большим мокрым носом.

Сосед – Степан – его ровесник, артист. Объездил всю Латинскую Америку, но важничает меньше, охотно берёт из рук яблоки и громко чавкает. «У Стёпы было голодное детство, — поясняют мне, — жил в Питере, фотографировался с туристами. Потом его, исхудавшего и оттого ненужного, бросили на произвол судьбы». Сейчас с ним тренируется сын Валентины Ивановны Юрий с женой Светланой, тоже дрессировщики. Но под купол больше не пустят.

Мишкам пора спать. Под скрип закрывающейся двери Добрыня сонно ворочается – он не любит зря тратить время.

Мы же возвращаемся в большую комнату, где возле стенки сиротливо стоит стол, две лавки и кресло: ещё не обустроились.

Около стола между резными деревянными фигурками медведей — ящик-копилка. Опускаю туда десятку и мелочь – что было в кармане. «Зачем, Машенька, — восклицает Валентина Ивановна, — оставь себе на мороженое!»

А мне хочется, чтобы у мишек тоже было мороженое и ещё много другого, чего никак не купишь на десятку и мелочь: очень нужные специальные ограждения, ремонт здания и новые вольеры.

«Мы не просим покровительства у влиятельных лиц, просто живём благодаря добрым людям – нашим друзьям. Строимся за счёт меценатства, поэтому всё происходит медленно». Слишком медленно.

Если вы хотите принять участие в жизни мишек, загляните на биостанцию или посетите сайт www.dobrinya.narod.ru или введите в яндексе «очаровательный Степашка»!

Мария ФИЛИМОНОВА