ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

ИСПОВЕДЬ АПТЕКАРЮ

Всем труженикам отечественной
фармацевтики посвящается.
Всем труженикам отечественной
фармацевтики посвящается.

ИСПОВЕДЬ АПТЕКАРЮ

Достопочтенный аптекарь…
Пишет Вам человек, который ОСОЗНАННО решил приобрести цианистый калий. Прошу отнестись к этому с пониманием. Не до шуток, словом. Мы с Вами – люди деловые. Вы совершаете свое дело, мы творили свое. Когда-то, давно очень. Его тогда еще бизнесом не успели окрестить. Журналистикой, кажется, прозвали… А теперь закон один появился. Вот и не пишется как-то. Извините, отвлекся. Мне должно кое-что знать о цене… Но, увы, не осведомлен, так как покупаю это в первый и (если Вы – хороший профессионал) последний раз.
Потому буду Вам очень признателен, если Вы разъясните мне этот момент. Позволю себе предположить, что нынче на рынке реактивов ситуация не так стабильна… Впрочем, наверное, как и на любом другом рынке. Нечто вроде: «Да кто только чем не торгует!», «Шарлатаны!», ИЗВЕРГИ, наконец, - Вам частенько слышалось. Обыватели, что сказать… А шарлатанов и впрямь много. Не принимайте к сердцу. Когда я (может, и серьезный человек) увидел, пожалуй, единственное по-настоящему смелое предложение, недолго думая, обратился именно к Вам. Деньги по воздуху. Безналом. Даже исповеди не нужно. Куда проще?
А я все же исповедаюсь перед аптекарем… Можно?
«Самоубийца!» - воскликните Вы. И, скорее всего, будете правы. По крайней мере, в физическом отношении. Кто же к аптекарю за ЭТИМ пойдет? Смельчак? Слабоумный?
Позвольте… Когда Вы однажды пришли к ремеслу, Вы клятвы давали? Вот, вот… Я про то же. Это что-то внутреннее. Для себя. Значит, даже если не очень серьезный человек Вас о чем-то серьезно попросит, Вы ведь не откажете, правда? А нам приходится.
Дело в том, что положение на рынке слова не то чтобы шатко… Но понимаете, закон уродился. Раньше нас. Да и Бог бы с ним, пусть живет. И мы бы как-нибудь жили – пока кто разберется… Так ведь в него поправки то и дело вносят!..
То есть, представляете себе: живешь себе, а тут – бац! ПОПРАВКА! Неувязочка, так сказать, вышла. Оказывается, половина того, что ты там нажил не совсем по плану, слегка не вписывается в национальные проекты… Не по душе, иначе говоря. «Да я нэ знаю як, но нэ так!», как в том забытом анекдоте. И точка. Мол, прости, брат, не углядели… Почти как с Михаилом Борисовичем, не к ночи будь упомянут.
Так вот что вышло.
Близ Большого театра растет здание. На нем символы. Сверху (флаг) донизу (парковка). По утрам, в час отлива костюмов, снуют бумаги по проходам и кромкам лестниц. Жизнь навылет и забор, за каким вершат судьбы, - через дорогу. Здесь и рождаются эти самые законы. Вернее, над ними думают.
Не так давно (чуть позже журналистов и депутатов) здесь поселился один человек. «НАШ» человек.
Огорчает, конечно, что он не аптекарь. Тогда бы он, вероятно, почувствовал, что Вы сейчас ощущаете, готовясь к сделке со мной. Коллеги как-никак…
Не сложилось. Вас посадят, если Вы продадите мне цианид, равно как и меня, если напишу клевету. Меня – по-старому – только на несколько лет. Вас – на полжизни. Но раньше-то только нам от этого худо было… А этот господин внес легкое дополнение. В моем случае, закроют всю газету. Роберт Шлегель, весьма рекомендую…
Вам, мой друг аптекарь, едва ли будет обидно. Но мы-то с ним коллеги! Он – член комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и даже связи, я – журналист… Родные без пяти минут.
Но от рукопожатий до драки. Щелчки посыпались со всех сторон: от «Эха Москвы» до самого… президента. Дескать, тогда писать некому будет Ладно, я, молодой, химию подучу… А если все? Так ведь никакого калия не напасешься! Не то что цианистого. Надо дефицит сохранять. Хотя бы искусственный.
Господин Шлегель самый молодой в думе и химию должен знать неплохо. Лучше нас с Вами, дорогой аптекарь, это уж точно. Он – один из немногих, кто все-таки вышел из-под красных Андреевских знамен движения «Наши» и суверенную демократию обсуждает уже не за рубленым столиком и не совсем на Селигере. Такую судьбу пророчили почти всем «Нашим». Сильнее всего в прошлом году… Но, хоть бейте хоть режьте, Шлегель один. И все равно «НАШ».
Но мне почему-то не верится, что остальные «Наши» так и остались за оградой политического детсада. Намедни они обещали пересмотреть другие законы. Божий, как минимум. Ликбез по православию – в школы! Им по плечу.
Однако не стану смущать Вас долго – Вам еще с препаратами возиться…
Просыпаюсь 27 июня. Ползком к компьютеру. Читаю на сайте русской службы BBC: «Госдума отклонила поправки к закону о СМИ». Жить можно! Опять недосмотрели!!! А я уже Вам написал…
Простите, похоже, сделка не состоится. Жить хочу. С коллегой повоевать… А сумму в ответном письме все же укажите. Сами понимаете, чем коллега не шутит! Торговаться не буду.


Пожизненно Ваш,
Дмитрий ЛЕГЕЗА