ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Вы не из Первой Гвардейской?

Этот день Победы

ВЫ НЕ ИЗ ПЕРВОЙ ГВАРДЕЙСКОЙ?

9 мая 2007 года. Фонтан у Большого театра. Сегодня сюда прибыли корреспонденты всех центральных телеканалов, сегодня здесь всё в цветах: на этом месте каждый год собираются ветераны Великой Отечественной войны — солдаты разных фронтов, дивизий, батальонов… Их гораздо меньше, чем 62 года назад. И если вы услышите: «— Вы не из Первой Гвардейской?» — «Нет, со Второй», не удивляйтесь, просто кто-то ищет своих однополчан.

Некоторые, обойдя вокруг фонтана, найдут тех, с кем шли в бой, а кому-то, увы, не встретить их уже никогда. Может, поэтому тревожно озирается по сторонам тот воин в гимнастёрке, усеянной орденами?


Этот день Победы

ВЫ НЕ ИЗ ПЕРВОЙ ГВАРДЕЙСКОЙ?

9 мая 2007 года. Фонтан у Большого театра. Сегодня сюда прибыли корреспонденты всех центральных телеканалов, сегодня здесь всё в цветах: на этом месте каждый год собираются ветераны Великой Отечественной войны — солдаты разных фронтов, дивизий, батальонов… Их гораздо меньше, чем 62 года назад. И если вы услышите: «— Вы не из Первой Гвардейской?» — «Нет, со Второй», не удивляйтесь, просто кто-то ищет своих однополчан.

Некоторые, обойдя вокруг фонтана, найдут тех, с кем шли в бой, а кому-то, увы, не встретить их уже никогда. Может, поэтому тревожно озирается по сторонам тот воин в гимнастёрке, усеянной орденами?

Умирают отцы, но приходят сюда их дочери и сыновья. «Запишите непременно, что дети не забывают родителей и приходят почтить память павших, отдать дань уважения, — говорит мне полковник в отставке Глеб Владимирович Малиновский, указывая на высокого мужчину с проседью в волосах, — это сын командира нашего батальона, Михаил Михайлович Крюков».

У самого Глеба Владимировича вся грудь в орденах и медалях.

-Вот это, — показывает он мне на вторую слева в третьем сверху ряду медаль, — «За отвагу». Получил за операцию под Оршей, там был ранен…

Он стоит с женой и двумя боевыми товарищами. Жена – труженик тыла: копала бесконечные окопы под Москвой. («ЖЭК говорил: «Карточки получаете – идите окопы копайте».) С приятелями — Сумбатом Абросимовичем Сумбатовым и Александром Рафаиловичем Соколовым – воевали бок о бок.

— Сумбат – полковой врач, — рассказывает Глеб Владимирович. Сумбата Абросимовича призвали в 21 год: сразу после окончания Московского медицинского института, прямо с госэкзаменов отправили на Бородинское поле.

Их бригада сформировалась в сентябре 1942 года. Сначала называлась мотоштурмовой инженерно-сапёрной, затем, прорвав блокаду Ленинграда, стала Гвардейской; после полного снятия блокады – Новгородской; к маю 1945 года, после штурма Пиллау и Балтийска, частичного освобождения Литвы Восточной Пруссии и Белоруссии — Второй Гвардейской мотоштурмовой инженерно-сапёрной Новгородской краснознамённой бригадой орденов Суворова и Кутузова.

Рядом с фронтовыми друзьями стоят женщины с табличкой: Вторая дивизия ВНОС. Двое сидят на лавочке. «Мы связистки, на войне с 1942 года, — сообщают мне, — обе — сержанты, Антонина Ивановна Щербинина и Мария Ивановна Богачёва». Они охраняли Москву: определяли по особым признакам немецкие бомбардировщики и отправляли сведения в главный штаб. Те признаки остались у них в памяти навсегда, их не в силах стереть ни годы, ни старость.

К счастью, мы не можем почувствовать то, что испытали они, но мы свято чтим их подвиги, их память: это проявляется не только в цветах, в параде, во внимании, но, главное, в той слезинке, которую украдкой смахиваешь, глядя на человека с белыми волосами, именно благодаря которому ты сейчас живёшь, и в той дрожи, которая пробегает по телу при словах: «Умирали и на моих глазах. Сначала страшно было, потом – привык…»

Мария ФИЛИМОНОВА