ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

РАЗДЕНЬСЯ И ЖДИ!

В модельных агентствах склоняют к сожительству несовершеннолетних девочек. Как это происходит?

Мне 13 лет. Вечер. 21.30. Едем на студию. Немного страшно, потому что в первый раз — съёмки. В одной машине — семь человек. Сидим почти друг у друга на головах, но и в этом есть своя прелесть – весело.

Бородулин шутит, приехали, выходим, идём в подъезд партиями. Как мне потом объяснили, для того, чтоб соседи ничего плохого не подумали. Это не студия, а просто жилой, элитный дом. Девчонки чувствуют себя здесь привычно, так как работают уже не первый год.

Сначала с Александром уходит 16-летняя Маша Циганкова. В порыве откровения она поведала, что Бородулин был её первым мужчиной, но никто не видит в этом ничего зазорного.

Я сижу в гостиной и слушаю разговоры «бывалых» моделей. Ничего кроме секса, красивых шмоток и денег девушек не интересует. Но мне всё равно, я ещё не до конца поняла, куда попала.

23:30. Подошла моя очередь. Александр проводил меня в отдельную комнату, и… Я просто обалдела: почти от стены до стены стояла огромная кровать, напротив был телевизор…И на этом вся меблировка комнаты заканчивалась. Он предложил мне сесть.

— Итак, Евгения, ты уже взрослая девочка (мне – скоро 14 лет) и должна понимать, насколько жесток этот мир и без моей помощи ты в модельном бизнесе никуда не пробьёшься!

— Почему вы в этом так уверены?

— Я не последний человек в этом бизнесе и мое дело объяснить тебе, что есть всего лишь три варианта твоего подъема наверх. Первый — ты спишь только с теми, кто тебе нравится; второй — с теми, кто тебе нравится, и может что-то дать; либо, третий, со всеми, кто может тебе посодействовать в продвижении по «карьерной лестнице». А работа у тебя будет в том случае, если со мной у тебя будут нормальные отношения!

— А что, между деловыми отношениями и постелью нет чего-то среднего?

— Дружба что ли? Ну-ну… Ладно давай я тебя немного поснимаю. Я встала, отошла к другой стене и стала ему позировать.

— А что ты можешь с себя снять без боли в сердце?

— Ничего!!!

Не знаю, почему я так ответила. Вообще это не было для меня большой проблемой, но просто взбесило его отношение ко мне, как к кукле. И я решила просто поступить так, как говорится, из принципа.

Потом в руки попал тот цифровой фотоаппарат, на который Бородулин нас снимал, я пришла в ужас. Это было похоже на что угодно, но только не на студийные фотки. Скорей это всё напоминало домашнее порно.

Наверное, тогда я для себя и попрощалась со случайно вошедшим в мою жизнь Бородулиным.

А попала я в модельное агентство «Mademoiselle» совершенно случайно. Меня поймали на трамвайной остановке, рядом с домом, всучили какую-то рекламку, и я пошла дальше. Только дома я на неё посмотрела. Там были напечатаны дата и место проведения отборочного кастинга.

Мне и раньше приходилось встречаться с такими агентствами. Я решила, что стоит сходить, взяла свою подругу Наташу, и мы поехали. Но, как я уже сказала, ничем хорошим это не закончилось.

Саша (Бородулин) до сих пор мне звонит, приглашает на различные тусовки с московской богемой, но как-то не хочется быть эскорт леди у 55-летнего мужика.

Модельных агентств в моей жизни было много, и кого в них готовят, я с уверенностью не отвечу.

Я стала задаваться этим вопросом сравнительно недавно, и пришла к совсем неутешительному выводу.

Модельных агентств много, очень много, и все они совершенно разные. Наверное, потому что ставят перед собой разные цели и пользуются разными способами их достижения. Но роднит всех одно – деньги, точнее, алчность, с которой их из нас вытягивают.

Сперва посещала «Vidi Vichi». Там занималась на курсах по подготовке моделей, за время которых успела узнать много интересного. Потом были вышеупомянутое «Mademoiselle» и «Viva Ru» — актёрское кастинг-агентство, а ещё — «Gamma Millenium» – агентство, работающее с итальянскими и французскими журналами, «President» и «Арктос».

Я думаю, стоит рассказать всё по порядку.

Два года назад, увидев рекламу агентства «Vidi Vichi» по телевизору, мы с мамой решили туда позвонить, позвонили, нам расписали всё в самых ярких красках… и мы поехали на первый, отборочный кастинг.

Конечно, я набрала 97% из ста возможных… Как потом узнала, меньше 92% не набирал никто, туда брали всех, кто приходил. Через два дня мне позвонили, предложили занятия на курсах по подготовке моделей за $450, сказали, что это для нас так дёшево, а вообще все платят по $700.

Я уговорила маму и стала заниматься, ходить на различные кастинги, чтобы в дальнейшем получить работу. Если сказать, что меня на этих курсах ничему не научили, это значит, ничего не сказать!

Преподаватели ничего не делали, только давали нам задания, а сами трепались по телефону. Всего было четыре курса: актёрское мастерство, пластика, дефиле и макияж. Из них я отходила три, на макияж меня уже не хватило.

Кастинги представляли собой столпотворение девчонок, уверенных в своей звёздности и неповторимости — таких было человек 200.

Я обычно вылетала после третьего тура за неимением портфолио (10 фотографий формата А-4, 5 цветных, 5 черно-белых, в разных ракурсах). Но мой знакомый фотограф говорил, что я ещё буду меняться, и портфолио делать ещё рано.

Мне по несколько раз на неделе звонили с предложениями о работе на $2000-3000, но для каждой пробы был нужен этот злополучный альбом с фотками.

В общем после полугода мучений с кастингами я забросила это агентство. Но месяца через два мне вновь позвонили, предложили съёмки в сериале «Королева красоты», сказали, что я их заинтересовала, но, конечно, мне нужно пройти обучение на студии «Мосфильм». Всего за 350$. «Конечно, всё окупится».

Мы оформили контракт на обучение, я сходила на одно занятие и поняла, что это очередной бред, да и не до того тогда было: на горизонте появился новый мальчик и отношения складывались весьма стремительно.

Я бросила эти курсы, деньги нам, конечно, не вернули, и я опять осталась с носом.

На очередном кастинге в «Vidi Vichi» я познакомилась с Александриной. Она работала в разных модельных агентствах и рассказала мне много интересного. Например, в «Vidi Vichi» от силы 10-15 рабочих моделей, а остальные для массовки.

Следом было агенство «Mademoiselle», а потом — «Gamma Millenium», о котором стоит рассказать отдельно.

Мне позвонили оттуда и сказали, что увидели мои фото в базе данных «Vidi Vichi», что для меня есть очень много заказов на работу, но необходимо портфолио. А мне так надоело это выслушивать, что, поговорив с мамой, я решила сделать портфолио.

Мы поехали в это агентство для заключения договора на портфолио.

Менеджера Оксану Тернер пришлось ждать 40 минут, потом она прибежала и стала нам расписывать мою будущую работу в самых лучезарных красках. Де, буду получать не менее $3000 за 20 дней работы, что возможно продление контракта, что никаких срывов быть не может, и как только мы предоставим заказчику альбом, начнётся работа.

13 мая 2002 года я сделала этот злополучный альбом, 15 мая его якобы отвезли заказчику, и… Тернер, как испарилась, ни звонков, ничего. Конечно портфолио стоило тех $600, но было очень обидно, что опять напоролась.

Мы туда звонили и нам каждый раз говорили, что работа будет, обязательно будет, но надо немного подождать. В результате мне это всё так осточертело, что я решила больше не связываться с модельным бизнесом.

Недели две назад мне звонили из «Вива Ру», предложили два дня подряд посниматься в массовке и одном эпизоде. А я не поверила, что бесплатный сыр бывает не только в мышеловке и … не поехала.

Не знаю правильно ли я поступила, может и нет. Но я знаю точно, что все те модельные агентства, которые я перечислила,— это самый настоящий лохотрон и обдуваловка. Так что, девушки, будьте осторожны, и не думайте, что без вас там не обойдутся! А вот если у вас в кармане есть лишние $2000-3000, то пожалуйста, двери всегда открыты, независимо от того, сколько вам лет, толстая вы или худая, красивая или не очень… Там обуют всех, и как бы пессимистично это не звучало, вы не станете исключением.

Евгения ФРЕНКЕЛЬ,
ученица 10 класса школы № 739,
лауреат Первого Всероссийского конкурса «Юные журналисты России» (номинация «Лучшее журналистское расследование»).

Материал опубликован в газете «Московский Сокол» (главный редактор С. М. Касумова) .