ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Безотцовщина

БЕЗОТЦОВЩИНА

Неполная семья — семья, в которой отсутствует один из родителей (чаще — отец). По статистике в России из 42-х миллионов семей 30 % неполные.

В эти тридцать входит и моя. Родители развелись, когда мне исполнился один год. Вот такой был мой самый первый подарок на день рождения.

Если вы спросите, кого я люблю больше всех в этой жизни, отвечу: «Её!». И буду подразумевать маму. Женщиной, которая подарила мне жизнь, я горжусь и восхищаюсь. И дети всего мира меня поймут. И даже те, которые никогда не видели своих мам, коротая одинокие вечера в приюте, они поймут, почему мама — самая лучшая.

БЕЗОТЦОВЩИНА

Неполная семья — семья, в которой отсутствует один из родителей (чаще — отец). По статистике в России из 42-х миллионов семей 30 % неполные.

В эти тридцать входит и моя. Родители развелись, когда мне исполнился один год. Вот такой был мой самый первый подарок на день рождения.

Если вы спросите, кого я люблю больше всех в этой жизни, отвечу: «Её!». И буду подразумевать маму. Женщиной, которая подарила мне жизнь, я горжусь и восхищаюсь. И дети всего мира меня поймут. И даже те, которые никогда не видели своих мам, коротая одинокие вечера в приюте, они поймут, почему мама — самая лучшая.

Счастливый ли я человек? Да. Потому что, отлучив от меня отца, Бог наградил самой заботливой и понимающей матерью. О такой можно только мечтать. И я уверена — мечтают. Многие.

С детсадовских пор слышу: «Какая у тебя добрая и красивая мама!». А перейдя уже в ряды современной абитуры: «Тебе с ней так повезло! Вот видишь, она всё делает для тебя!». Да, повезло.

Дважды меняя город, я не понимала, зачем же самый близкий человек заставляет столько страдать и переживать, отрывая от родных мест, друзей и от какой-то, пусть маленькой, но всё-таки своеобразной жизни. Поставив перед собой цель, поступить в самый лучший вуз страны, понимаю.

А отец? Да что, собственно говоря, отец?! Сейчас мне 16, и его я видела лет 10 назад. Одно только название. Сколько себя помню, столько и переживаю из-за того, что он не живёт с нами. А так хочется иметь настоящего папу, главу семьи, который защитит и убережёт. На мой наболевший вопрос: «Ну почему ты со мной не общаешься? Разве я плохая?» — с питерского в московский домашний радиотелефон послышалось: «Понимаешь, дочка, между Москвой и Санкт-Петербургом большое расстояние…».

В этот самый момент все мои ожидания и детские мечты рухнули. Тогда-то я и поняла, что отца у меня нет и не было. Тешить себя надеждами типа: вот увидит, какая я хорошая и талантливая и вернётся ко мне, перестала раз и навсегда. А ведь будучи совсем маленькой девочкой, так хотела, чтобы у меня был мой настоящий папа. А то мальчишки так обижают, и некому вступиться за меня…

Воспитательные возможности в неполной семье ограничены: затрудняется контроль и надзор за детьми, отсутствие отца лишает детей возможности знакомиться с разными вариантами семейных отношений, и влечёт за собой односторонний характер психического развития. Это связано с отсутствием образцов сексуального поведения взрослого человека, которым можно было бы подражать в будущем. Мальчик, получивший «охранное» материнское воспитание, нередко лишён необходимых мужских черт: твёрдости характера, дисциплинированности, самостоятельности, решительности. Девочке общение с отцом помогает формированию образа мужчины. Если отца в семье нет, то образ мужчины получается искажённым — обеднённым или, напротив, идеализированным, что приводит впоследствии либо в упрощённости в личных отношениях с мужчиной, либо к непреодолимым сложностям.

Среди моих знакомых немало детей-полусирот. Это не вызывает особого удивления — каждый второй ребёнок рождён не в браке, а значит, наличие отца документально не подтверждено. Да и не дело в той графе паспорта, которая свидетельствует о наличие потомства.

Развал семьи, безотцовщина, детдомовщина, материнское и младенческое нездоровье — всё вокруг нас. И, к сожалению, это — правда жизни. А страдают всегда дети. Им, как никому, приходится платить горькую плату за ошибки родителей.

Катя живёт с бабушкой. Ей 15 лет. Отца она никогда своего не знала. Фамилию и ту получила от человека, который в тот момент сожительствовал с её матерью. Отчество — давно умершего дедушки. С мамой общается плохо. Одного опыта проживания с отчимом ей хватило. Девочке спокойнее с 80-летней бабушкой, которая делает для любимой внучки всё, несмотря на свой нешуточный возраст. Не так уж и просто обеспечит подростка всем необходимым, поднять его на ноги, дать достойное образование и обеспечить билетом во взрослую жизнь! Хлопоты двух молодых людей легли на плечи проворной старушки. И дай Бог ей крепкого здоровья!

Мама Кати никакого участия в жизни ребёнка не принимает. Ни моральной, ни материальной поддержки нет. И каждый раз, выходя на сцену театра, в котором девочка играет с самого раннего детства, она пытается, как каждый ребёнок, отыскать в зале глаза самых родных людей на свете, ища в них признания.

Александре недавно исполнилось 16. Позади остался далёкий город Хабаровск, а в нём родной отец, неожиданный переезд в Москву, потом тяжёлый развод мамы и отчима и многие другие житейские трудности.

Сашка в этом году оканчивает школу, мечтает о факультете журналистики. Естественно, она понимает, что без определённой подготовки в университет не поступить — нужны репетиторы, причём с факультета. А они стоят немалых денег.

У отца в Хабаровске новая семья и 12-летняя дочурка (ему не до журфака), а вот денег на старшую дочь, новоиспечённую москвичку как-то не оказалось. Но это ещё пол беды! Её мама, которая, в принципе, располагает нужной суммой денег, не даёт их дочери на образование, успокаивая фразочками типа: «Не переживай ты так! Все поступают, и ты поступишь. Я тоже так сильно переживала…». Покупая себе четвёртую по счёту норковую шубу, дамочка уверенна в умности и разумности своей шестнадцатилетней Сашеньки.

Но с другой стороны — если нет помощи от отца и поддержки от матери, то откуда её взять?! Нет ничего хуже равнодушия по отношению ребёнку в семье.

В далёкой и неизвестной Москве Сибири, под городом Горноалтайск есть село Чоя. Население маленькое — все друг друга знают. Слово цивилизация как-то не вписывается в сельский пейзаж. Деревянный дом в четыре комнаты с удобствами на улице, баня по субботам, русская печь… Словом, всё как у людей в Чоя. Там же в посёлке есть детский дом, в котором проживает красивая и умненькая 17-летняя девушка.

Ирина окончила школу с золотой медалью. В детский дом она попала, совсем маленьким ребёнком, когда её мать лишили родительских прав из-за сильного психического расстройства. У Иринки есть ещё три сестры— Наташа, Женя и Лена. Правда все они от разных отцов, которых никогда и не видели.

Жене 19, а Лене 22 года. После детдома они стали жить в одном доме. Но хозяйства не ведут и за собой не следят. Работать не хотят, учиться тоже. Откровенно говоря, что одна, что вторая глупые и необразованные. Первые дурочки на деревне!

У Лены недавно родилась девочка. Похоже, что и сама молодая мама не знает, кто отец дочери. Маленькая Настя быстро растёт, но ей никто не занимается, она отстаёт в развитии от своих сверстников и по весу у неё вечный недобор. Лену вот-вот должны лишить родительских прав, так как она не работает и не занимается своей малышкой. Помогают соседи, кто, чем может. Смотреть на исхудалого карапуза страшно.

Между Ирой и старшей сестрой разница почти вдвое. У Натальи давно своё хозяйство, дом, семья, дочь от первого брака и сынишка от второго. В отличие от своих младших сестёр она не жила в детдоме. Просто когда это всё произошло (инцидент с матерью), она была уже совершеннолетней.

Женя и Лена постоянно пытаются сесть ей на шею. Единственное, что ещё как-то роднит Наташу с ними, так это маленькая Настя. Её просто жалко, но не всегда удаётся помочь из-за непутёвой мамаши. А вот с Ириной совсем другая история. Наташа и её муж Павел всячески помогают ей, деньгами в том числе. Видят, что девчонка толковая, собирается поступать в Горноалтайский университет. Но и тут не всё чисто.

Павел несколько лет назад уезжал в Чечню, чтобы заработать денег. Вернулся с ранением, другим человеком. И первое, что он сделал, это изнасиловал Иру. Потом ещё два года принуждал сироту к половым отношениям с ним. Запугал её так, чтобы она никому не проболталась. Но девчонка не выдержала, рассказала об этом старшей сестре. Уж такого Наташа никак не ожидала. Она прогнала Иру, сказав ей, что та теперь не сестра ей. А вот с мужем посложнее вышло. Прогнать его она не смогла. Павел стал бить её после предъявлённых претензий, отбирать зарплату, запугивать. Позор, если в деревни узнают о таком. Это не Москва, в которой можно раствориться. Бедной женщине некуда уйти от мужа — тирана и насильника.

Даже с её докторской зарплатой в 5 тысяч рублей (которую отбирает муж), ей не потянуть двоих детей. Наталья больше всего боится за свою 14-летнюю дочь. Ведь Павел ей отчим… Между прочим, Дианка живёт на одной улице со свом биологическим отцом, который зная, что она его дочь даже не здоровается с ней. Но её это в свои четырнадцать особо не волнует, отчим для неё идеал мужчины, она от него без ума.

Безусловно, в семье должен быть мужчина. Отец и глава, который бы защищал, оберегал. Но почему-то в последнее время мы сталкиваемся с равнодушием мужского пола к своим детям, ему они просто не нужны. Сейчас массы детей, которые обделены отцовским вниманиям. Кстати, по той же статистике: каждый третий несовершеннолетний правонарушитель — выходец из неполной семьи. И это не только оттого, что мамы упустили в воспитании, нет. Нередко неполная семья испытывает материальные трудности. Да и не только материальные…

Алёна БАКЛАНОВА,
абитуриентка факультета журналистики МГУ