Серёжа

СЕРЁЖА

Медленно поднимаются ресницы; комната постепенно наливается нежным зимним солнцем. Примерно девять утра.

Ещё уходя из царства Морфея, сладко потягиваюсь. Передо мною спит, котёнок. Шёрстка его, нежно— персиковая, переливается всеми тёплыми оттенками на солнце. Я поцеловала его прямо в розовый нос. Приоткрыв один глаз, он что-то мурлыкнул на своём.

Потянувшись снова, я встаю с постели, надеваю только одну длинную белую майку (сплю без белья), почти как мини-платье. Иду к зеркалу, в ванну.

СЕРЁЖА

Медленно поднимаются ресницы; комната постепенно наливается нежным зимним солнцем. Примерно девять утра.

Ещё уходя из царства Морфея, сладко потягиваюсь. Передо мною спит, котёнок. Шёрстка его, нежно— персиковая, переливается всеми тёплыми оттенками на солнце. Я поцеловала его прямо в розовый нос. Приоткрыв один глаз, он что-то мурлыкнул на своём.

Потянувшись снова, я встаю с постели, надеваю только одну длинную белую майку (сплю без белья), почти как мини-платье. Иду к зеркалу, в ванну.

«О да!». Волосы небрежно за ночь легли прядями на лицо. Пушистая шевелюра не предвещала лёгкого расчёсывания. Вчера легла спать с мокрыми волосами… (девчонки меня поймут).

Мои губы с утра (они мне очень нравятся в это время) соблазнительно припухли; бледно-розового цвета. Я провела среднем пальцем вдоль по нижней губке: она гладкая и упругая.

Кожа с утра тоже на порядок бледнее, только конопушки-крапинки слегка выделяют лицо.

Луи пришёл ко мне и лёг мне на босые ножки… ещё не проснулся. Мне было холодно, дрожь пробегала по всему, почти обнажённому телу. Не раздумывая, скинула майку и залезла под горячий душ. Луи пришлось спать на ванном коврике…

Помнится, вчера мне написал Серёжа, что полюбил меня ещё на Красном камне. Весной, перед экзаменами прошлого года я поехала отдыхать на южный берег Чёрного моря, в Гурзуф. Там купила всё необходимое снаряжение и отправилась покорять крымские скалы! До этого скалолазанием пробовала заниматься всего один раз в Москве на скалодроме.

Сережа, мой инструктор, одновременно проводник и сопровождающий. З1 год, карие глаза, спортивное телосложение, чуть ниже меня…

Сексуальность. Пожалуй, это самое важное качество в его описании, по крайней мере, для меня.

Нет, это не мальчишка. Это зрелый мужчина, умный и… сексуальный. Его глаза глубокие и грустные, выражающие душевное равновесие, иногда смотрели на меня таким диким, пожирающим взглядом, что я, волей-неволей, чувствовала себя его заранее выбранной жертвой, которую он обязательно добьётся.

Мы с ним прекрасно ладили (что совсем не удивительно). На этот короткий промежуток времени мы стали друзьями.

Было холодное апрельское утро. Отправились на Никиту (Никитинские холмы), чтобы пройти там новые маршруты. Серёжа завязал для меня восьмёрку (узел для страховочного троса), гри-гри ( карабином для

страховки) он не пользуется, говорит, что так надёжнее.

Я полезла… раз шаг, два, правая рука цепляется за сантиметровый выступ, три… соскользнула. Обычно я чувствую себя спокойной и уравновешенной, когда лезу. Скалолазание развивает в тебе гармонию, целостность тела и души, организовывает. В общем, развивает все те качества, которые тебе просто необходимы для повседневной жизни, чтобы в один прекрасный момент не сойти с ума от стресса и перенапряжения. Но в этот раз я буквально извергала раздражение, у меня ничего не получалось. Я повторяла свои попытки раз тридцать, не меньше, чтобы хотя бы попытаться пройти этот «злощасный» маршрут под названием «Лунатик». Бесполезно…

В итоге, никому ничего не сказав, я, развязав свою верёвку, кинула её и ушла…Бог знает куда.

Сижу на камне. С высоты двух с половиной тысяч метров злюсь на весь мир, а на себя больше всех. Серёжа за мной не пошёл. Ещё бы, он ведь не мальчишка, чтобы бегать за мной, когда я устраиваю капризы. Было холодно, дул колючий резкий ветер. Мне прямо в спину…

— Я же говорил тебе, чтоб ты там не сидела — холод собачий! Зачем ушла?

— Ну лан тебе! Серёж, у меня поясницу ломит.

— Сильно? Не переживай, сейчас придём в дом, я сделаю тебе массаж, если ты не против, всё как рукой снимет.

Я лежала в комнате на кровати, обкутавшись всевозможными одеялами. Когда пришёл Серж, я сняла с себя верх и легла на живот. Он приспустил мой джинсы и начал втирать какой-то бальзам в руки. Мне было так хорошо; это ни с чем не сравнимое ощущение, когда сильные мужские руки владеют твоей спинкой, причём так умело. Да это был профессиональный массаж (Мой наставник ещё и врач-реабелитолог), возможно с нотками эротики.

Я чувствовала, как нравлюсь ему. Чувствовала желание владеть не только моей спиной. Я должна была стонать от боли, но мне хотелось поскуливать от удовольствия. А это были лишь руки…

Что же меня остановило? В доме, помимо нас, находились ещё и наши друзья, которые бы просто не поняли этого.

…Выключаю воду. Бросаю на пол белое махровое полотенце и встаю на

него. Капля воды, стекая с моего бедра по колену, касаясь щиколотки,

попадает на материю…Скоро Новый год, потом весна…только вот в ней меня уже одним массажем не успокоишь.

Алёна БАКЛАНОВА,
ученица 10 класса школы-экстерната № 179