ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

«Владимирка»

«ВЛАДИМИРКА»

Многие ссылаются на то, что не разбираются в живописи, тогда как они ею просто не интересуются. Тем более, что, на мой взгляд, нет такого понятия, как «разборчивый», в любом виде искусства. У каждого свое уникальное восприятие, своя фантазия, настроение.

Мою душу больше всего затронула картина Левитана «Владимирка». Моментально внимание привлекло то, что предметом изображения стала дорога, по которой водили арестантов в Сибирь, но ни единого заключенного в кандалах нет. Лишь где-то вдалеке виднеется одна черная точечка, но она теряется в этом пространстве.

Заметки на полях

Каждый год, накануне собеседования в МГУ, я выгоняю учеников в Третьяковку, музей Пушкина, театры… Ведь экзаменаторов интересует круг интересов, кругозор, уровень культуры абитуриента. На этот раз попросил еще и написать о наиболее полюбившейся картине. На мой взгляд, лучше всех справилась с заданием Лена Лунина.

В творческом плане она идет буквально семимильными шагами, на глазах превращаясь из хроникера в будущего публициста, способного выходить на серьезные обобщения, прочувствовать и осмыслить увиденное. Подтверждением тому служит и эта короткая заметка.

Владимир Мезенцев,
руководитель Школы журналистики.

«ВЛАДИМИРКА»

Многие ссылаются на то, что не разбираются в живописи, тогда как они ею просто не интересуются. Тем более, что, на мой взгляд, нет такого понятия, как «разборчивый», в любом виде искусства. У каждого свое уникальное восприятие, своя фантазия, настроение.

Мою душу больше всего затронула картина Левитана «Владимирка». Моментально внимание привлекло то, что предметом изображения стала дорога, по которой водили арестантов в Сибирь, но ни единого заключенного в кандалах нет. Лишь где-то вдалеке виднеется одна черная точечка, но она теряется в этом пространстве.

А вообще у меня эта дорога ассоциируется с жизнью. Она такая же неровная, ухабистая. Тебе кажется, она вот-вот оборвется, но ты все-таки неспешно, с опаской приближаешься к обрыву и с облегчением выдыхаешь: ленточка вьется и дальше, она только решила немного спуститься, поиграть с тобой.

Зато на заднем плане картины – темный лес. Так и есть. Судьбу не предугадаешь. Впереди темнота и неясность. Но живописец дает нам достаточно места для того, чтобы умиротворенно вздохнуть. Пожалуй, наибольшую часть картины занимает небо, которое придает атмосфере легкость, а различные оттенки его визуально удлиняют дорогу.

Все же «Владимирка» навевает какую-то печаль. Кажется, что бренчащие цепями уже прошли, а их тоскливые песни, вздохи и тяжкие мысли остались, витают где-то в воздухе.

Как известно, без несчастья и счастья нет. А значит и наоборот. Поэтому, если очень внимательно приглядеться, можно за тоненькой полоской леса разглядеть церквушку. Надежда на спасение присутствует постоянно, пока бьется сердце. Так что человек, не проявляющий к жизни снисходительного отношения, обращающий чуткое внимание на любые силуэты, будет спасен от горя и беды.

Елена ЛУНИНА