ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

ОБЕЗЬЯНА С БАНАНОМ

_ «Принесите мне обезьяну с бананом!»
Каждое воскресенье, когда мы с мамой приходим в детский дом № 11, Катя просит нас принести обезьяну с бананом. «Почему обезьяну?» «Я их люблю!» «Почему?» «Потому что они хорошие.» «Почему они хорошие?» «Потому что они меня любят». «Почему они тебя любят?» «Потому что я их люблю».
Катя вообще через каждые пять минут подходит то ко мне, то к маме и говорит: «Я вас люблю!»
В последнее время, когда мы с мамой приходили, Маши не было в группе. Ребята говорили, что «ее забрала тетя Ира». Один раз Маша вернулась, пока мы еще были там. Я спросила ее: «Что вы делали с тетей Ирой?» Она сказала: «Чай пили, мозаику собирали, рисовали.» Тогда мама решила попросить у Лидии Евгеньевны, директора, разрешение также забирать Катю. Но та ответила, что забирать на день никого нельзя. А Машу, оказывается, просто забирают погулять в парке. Интересно, они с тетей Ирой мозаику собирали тоже в парке? Или у тети Иры есть какие-то привилегии?
Однажды мама пошла «к детям» без меня. В тот день на Кате было много браслетиков и кожаная юбка. Воспитательница сказала маме, что Катя очень понравилась одной пятидесятилетней женщине, которая хочет ее забрать.
Когда мама рассказала мне об этом, я ей как-то даже не поверила.
Дело в том, что когда я в первый раз пришла в детский дом, я спросила ради интереса, часто ли усыновляют детей. Директор, ответила, что умственно отсталых детей вообще нельзя усыновлять. Поэтому до первого класса они все находятся в этом детском доме, а потом идут в экстернаты.
Очень странно получается: в декабре детей брать нельзя было, а в апреле стало можно.
В следующий раз мы пришли, когда дети гуляли. Катя прыгнула к маме на руки и не хотела слезать. Тут на улицу вышла Лидия Евгеньевна и заявила: «Не держите ее на руках, а то привыкнет. Ее скоро забирают»
Воспитательница сказала, что Катю забирают американцы. «Да нельзя же их забирать,» - не удержалась я. «Ну да, нельзя…».
Как-то не по себе сразу стало. Разве Лидия Евгеньевна никогда не слышала о том, как иностранцы обращаются с русскими детьми?
Чтобы там Лидия Евгеньевна не делала, я знаю, что у Кати никогда не будет monkey, у нее будет обезьяна.