ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Золото для Ельцина

ЗОЛОТО ДЛЯ ЕЛЬЦИНА
В 1996 году победа Ельцина обошлась России в четверть государственного бюджета и двадцать тонн золота, уведенного из Гохрана.

Держи вора?

Никогда не позабыть роковое 17 августа, дефолт и всё, что с ним связано – стремительный взлет цен, безработицу, голод, искалеченные судьбы, разрушенные семьи…Это была расплата за очередной триумф Бориса Николаевича.

С тех пор мы стали привыкать, что деньги в стране водятся только перед выборами, а потом из Российской Федерации опять устраивают очередную обвальную пирамиду, под руинами которой неизбежно оказываемся все мы, электорат окаянный. Причем, за свои кровные…

В начале 1996 года за Ельцина отдали бы свой голос 8% россиян. Победа казалась невозможной. Тем не менее, через полгода, во втором туре президентских выборов, за него проголосовали уже 54% избирателей.


ЗОЛОТО ДЛЯ ЕЛЬЦИНА
В 1996 году победа Ельцина обошлась России в четверть государственного бюджета и двадцать тонн золота, уведенного из Гохрана.

Держи вора?

Никогда не позабыть роковое 17 августа, дефолт и всё, что с ним связано – стремительный взлет цен, безработицу, голод, искалеченные судьбы, разрушенные семьи…Это была расплата за очередной триумф Бориса Николаевича.

С тех пор мы стали привыкать, что деньги в стране водятся только перед выборами, а потом из Российской Федерации опять устраивают очередную обвальную пирамиду, под руинами которой неизбежно оказываемся все мы, электорат окаянный. Причем, за свои кровные…

В начале 1996 года за Ельцина отдали бы свой голос 8% россиян. Победа казалась невозможной. Тем не менее, через полгода, во втором туре президентских выборов, за него проголосовали уже 54% избирателей.

Что же произошло в 1996 году? По всем рейтингам Ельцина ожидало поражение. Создатель первого в мире криминального государства нанес сокрушительный удар по всем слоям общества. В один голос его проклинали крестьяне и рабочие, учителя и врачи, русские и чеченцы.

В ту пору я объехал за баранкой пол-России и провел свой собственный соцопрос. Даже от губернаторов и президентов автономий приходилось слышать, что при коммунистах было лучше.

Казалось невероятным, что окончательно спившийся, деморализованный человек может одержать ещё одну победу. И тогда в ход пустили тяжелую артиллерию – золотой запас.

Из беседы начальника Службы безопасности президента А.В.Коржакова и Председателя Правительства В.С.Черномырдина:

КОРЖАКОВ: Я поставил коммунистам жесткое условие: если готовы обсуждать идею об отмене выборов, то давайте конкретные предложения. 70 лет рулили, теперь дайте нам 70 лет порулить. Вот если мы за этот срок не вырулим, тогда обратно власть отдадим.

ЧЕРНОМЫРДИН: Обратно нет.

КОРЖАКОВ: Да это я условно говорю.

Вообще-то, между прочим, не плохо было бы и народ спросить. Чай, при демократии живем. Но подобные разговорчики, понимаем (понимаешь. — Б.Е. ), лишь для дилетантов в политике.

Оговорюсь. Я с большой личной симпатией отношусь к Саше и никогда он для меня Александром Васильевичем не будет. В 1989 – 19990 годах в команде лидера первой парламентской оппозиции нас работало всего пятеро – Суханов, Коржаков, Ланцева, Борцов и ваш покорный слуга, которого Е.Б.Н. сдал первым. Но как то непредсказуемое и романтическое время разнится от эпохи Ельцина в Кремле.

Мы прошли через провокации, нападения, слежку, угрозы КГБ. Сейчас трудно поверить, что сам Коржаков сидел у меня дома и научал многим полезным вещам, а ещё мне первому дал первое в своей жизни интервью. Видеокассета его сохранила.

— Я пойду с шефом до конца, — твердо сказал он. А по тем временам конец мог быть любым…Вот и пришел. В 1996 год.

Накануне второго тура произошел известный скандал. На проходной Дома Правительства задержали двух соучастников предвыборного штаба Ельцина — Евстафьева и Лисовского, ранее подозреваемого в убийстве Листьева.

Они выносили в коробке из под ксерокса – смешно сказать! — всего полмиллиона долларов. Да с такими деньгами не то, что о президентстве мечтать, но и в главы районной администрации не угодить.

Скандал требовался Коржакову лишь для устранения политических противников. Серьезные деньги хранились вовсе не в коробках – они туда просто не поместились бы.

Ещё весной в Службу безопасности президента поступила информация: средства, предназначенные для предвыборной борьбы, самым банальным образом разворовываются в штабе. Их переводят за границу, на счета специально созданных для этого фирм.

Из беседы:

ЧЕРНОМЫРДИН: Мы сейчас финансовую сторону кампании налаживаем… Мне разверстку принесли, я их предупредил: все будем проверять, смотреть документы, анализировать… Суммы колоссальные идут! ( Откуда и куда, Виктор Степанович? — В.М. ) Это такая ненадежная публика, лучше сразу их, подлецов, отшить.

КОРЖАКОВ: Конечно. Как на вашей кампании «Наш дом – Россия» наживались? У меня случайно (! – В.М. ) один человек сидел в клубе «Олби», где они все тусовались. Он рассказывал: «Я попал просто в клоаку. Они выпили, и разговоры пошли такие о том, как «бабки» делить, как собирать, как кому отдавать. О выборах даже не вспомнили.

ЧЕРНОМЫРДИН: Подонки. Сейчас даже Смоленский заволновался…Не знает, куда деньги уходят. Я хочу с Михаилом Ивановичем (Барсуковым? – В.М. ) поговорить.

КОРЖАКОВ: Там ( В ФСБ? – В.М. ) ребята сидят цепкие. Чубайс (в ФСБ? – В.М. ) определяет, какую программу и кто из них экспертирует. В зависимости от этого выделяются деньги.

ЧЕРНОМЫРДИН: Большие суммы. На 200 миллионов много можно сделать . (выделено мной. – В.М.) .

КОРЖАКОВ: Много украсть можно.

ЧЕРНОМЫРДИН: Все равно украдут, другое дело – сколько.

Попадись мне в руки эта магнитная пленка, я ни за что не стал бы ее публиковать, не желая подставлять товарища. Но Саша сам напечатал этот разговор в своей книжке «Борис Ельцин: от рассвета до заката».

Признаться, от беседы о двухстах миллионов долларов для президента, становилось не по себе. Но ими дело не ограничилось…

Информация к размышлению:

По данным ЦБ РФ, изменения золотого запаса страны следующие:
1953 год – 2049,8 тонн,
1985 год – 720 тонн,
1987 год – 681 тонна,
1991 год – 485 тонн,
1993 год – 308 тонн,
1994 год – 317 тонн,
1995 год – 240 тонн…

Сейчас я думаю, если бы Рюриковичей и Романовых избирали на четыре года, как президентов, то России давно не существовало. Разорилась.

…В последний раз я видел своего бывшего шефа в Совете Федерации.

В вестибюле на первом этаже произошло легкое замешательство. Крутые парни охраны создали живой коридор из покатых плеч. По нему двигался Президент. В то утро он выглядел трезвым.

Через несколько минут он будет говорить с трибуны о борьбе с коррупцией, о проникновении во власть организованной преступности, о ее слиянии с государственным аппаратом.

Опомнился! Или опять «во — время не разбудили»? Знает ли он сам, как его делали президентом Коржаков с Черномырдиным? Слышал ли об опустевшем золотом запасе?

Да, знает и слышал.

Из Коржакова:

«…Шеф посмотрел на меня с циничной улыбкой:

— А мне насрать на это правительство (Российской Федерации. – В.М. ), мне главное – выборы выиграть».

В Федеральном собрании Егор Семенович Строев уже подобострастно приветствовал Бориса Николаевича. Истомившиеся в курилке девки в сарафанах несли первому демократу хлеб-соль. И только журналисты с презрительным любопытством наблюдали за всем происходящим.

Наконец охрана напряглась. Ельцин поднимался по лестнице, и я, стоя на верхней площадке, оказался зажатым посреди коридора из телохранителей.

Я не хотел встречаться с бывшим шефом. Всегда не ловко за людей, которые тебя предали. Но сейчас Ельцин шел прямо на меня. И только в последний момент, заметив своего первого пресс-секретаря, Е.Б.Н. отвел глаза и резко повернул в сторону.

Сидя в пресс-центре, я дивился, как на экране монитора бушевал всенародно избранный. Он предлагал подумать об амнистии для лиц, совершивших экономические преступления. Уж не себя ли он имел в виду? Нет, не себя. Ельцин предлагал бандитам вернуть свои капиталы из-за границы. Сам-то Борис Николаевич этого делать до сих пор не собирается.

Не счесть алмазов пламенных…

В 1996 году я служил в правительственной «Российской газете». После возвращения из Чечни меня бросили на золото, бриллианты и алмазы.

— Евреи разворовывают Россию! – рёк Анатолий Петрович Юрков – наш главный редактор. – Следственный Комитет МВД ведет дело. У них уже всё готово. Надо писать!

Я ринулся в Следственный Комитет к незнаменитому тогда Коле Волкову. (Потом он перейдет в Генпрокуратуру, где и прославится на «бородинском» поле). По его мнению, в правовом беспределе на обработке алмазов, вывозе за кордон устаревших ЭВМ, нашпигованных драгметаллами, и на многих других колоссальных аферах, грели руки нечестные люди.

Хранитель русских богатств – Роскомдрагмет, якобы играл самостоятельную партию и вовсе не в интересах государства. Сам Евгений Бычков, его председатель, уже находился под следствием.

Я добросовестно выполнил задание руководства, познакомив читателей с милицейской версией.

Каково же было мое удивление, когда вскоре главный редактор обрушился на меня с целым потоком обвинений.

Оказывается, основные фигуранты, проходящие по золото-алмазному уголовному делу № 029, о которых поведали сыскари, — настоящие коммунисты, кристально честные люди и, может, вообще даже не евреи.

Я ещё не знал, Юрков сам ведет взаимовыгодные игры с компанией «Алмазы России – Саха» и ее президентом Николаевым, поселившимся в старой квартире Ельцина на Второй Тверской…

Короче, именно тогда я познакомился с Львом Вайнбергом, Леонидом Гуревичем, Юрием Котляром, Вячеславом Ненадышиным и даже самим Бычковым.

В прошлом почти все они корешевали с Борисом Николаевичем. В бытность Е.Б.Н. первым секретарем обкома Бычков возглавлял горком партии. Зампред Роскомдрагмета Корнилов служил начальником КГБ по Свердловской области. А папа Корнилова, известный строитель, способствовал производственному росту будущего прораба перестройки.

В Свердловске первый секретарь и главный чекист жили в одном подъезде и дружили семьями. А начальник одного из управлений Роскомдрагмета – вообще из одной деревни с Наиной Иосифовной.

Мой диктофон сохранил немало любопытных записей.

Вот одна из них:

КОРРЕСПОНДЕНТ: На ваш взгляд, есть связь между отстранением Бычкова от должности, происками «Де Бирс» и давлением на Роскомдрагмет со стороны Следственного Комитета?

И.О. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ РОСКОМДРАГМЕТА Ю.А. КОТЛЯР: Мне трудно ответить на этот вопрос. Кто знает, быть может, тут главная причина – предстоящие выборы?» (!!! – В.М. )

И ещё…

Из газеты «Московский комсомолец» (20 марта 1998 года):

«Все помнят, как пять лет назад в порядке эксперимента руководство Минфина и Роскомдрагмета передало американской компании Golden Ada российских алмазов почти на 200 миллионов долларов. («На 200 миллионов много можно сделать». – В.С. Черномырдин. Помните? ). И только потом высокопоставленные чиновники, визировавшие сделку узнали, что так делать нельзя: нужны были гарантии, квалифицированная экспертиза и т.п.

Теперь глава Golden Ada, международный аферист Андрей Козленок томится в греческих застенках, камешки же бесследно рассыпались по миру.

«А за Козленка ты мне ответишь» — решил Борис Ельцин и сделал козлом отпущения Евгения Бычкова, сняв его с должности председателя Роскомдрагмета».

«Коммерсант», 25 марта 1998 г.:

«Несмотря на то, что предприниматель (А.Козленок. – В.М. ) отрицает свою причастность к хищениям, следователи Генпрокуратуры считают, его участие в них доказанным.

По их словам, Козленок является главным действующим лицом алмазной аферы. Он не просто учредитель Golden Ada, но ещё и человек, тесно связанный с руководством бывшего Роскомдрагмета».

И далее:

«…В конце 1994 года часть денег Golden Ada перевела в некий фонд «Победа», курируемый российскими спецслужбами. Сколько ушло туда средств, и как они были израсходованы, пока неизвестно. Но Андрей Козленок утверждает, что деньги понадобились для президентской кампании Бориса Ельцина в 1996 году» .



Золотой теленок

Кроме истории с Golden Ada, «Роскомдрагмету», его руководителям и партнерам инкриминировался незаконный вывоз за рубеж драгоценных металлов.

В ту пору распоряжением Правительства в целях внедрения передовых технологий по переработке радиоэлектронного лома и отходов, содержащих драгоценные металлы разрешалось ЦНПО «Вымпел» осуществить вывоз устаревших ЭВМ. Эта отжившая свой век электроника и приковала к себе внимание правоохранительных органов.

Под колпаком МВД оказались ювелирные и другие фирмы, нарушившие, по мнению следователей, правила совершения сделок с валютными ценностями.

Следственный Комитет возбудил уголовное дело № 029, ставшее за несколько лет многопудовым.

Короче, уже тогда у меня накопилось немало вопросов к Бычкову. Вскоре после его отставки мы встретились. Экс-председатель принял журналиста в зале для переговоров Роскомдрагмета. Смею предположить, что он оборудован аппаратурой, блокирующей подслушку. Поэтому информации о характере нашей беседы у спецслужб нет. Впрочем, я не забывал, что мой собеседник сам носит звание полковника МВД.

Из расшифровки магнитной записи:

БЫЧКОВ: Все эти проверки отражаются на деятельности отрасли, в частности, по сбору металлолома. Когда МВД начало трясти все предприятия, занятые вторичкой, мы недосчитались лома.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Не досчитались золота?!

БЫЧКОВ: Да, недосчитались золота. В 1995 году мы потеряли две тонны золота. Мы раскрутили новую отрасль, предприятия уже набрали силу, получили источники лома, переработали его в золото и серебро, а теперь полученное золото лежит на границе. До сих пор оно не растоможено, хотя и числится уже в государственном фонде. (Первый случай в истории государства, когда золото не вывозят, а ввозят! – В.М. )

Я задаю вопрос: «Нужно ли золото России? Если нет, то зачем мы вообще бьёмся? Конечно, на отрасль проверки МВД влияют.

КОРР. : А на алмазный бизнес?

БЫЧКОВ: Пока не так… Но все те подозрения, что давальческое сырье, де, контрабанда – дурь, которую преподносят, не разобравшись в существе вопроса. Вот это, да, влияет. А после того, как меня сместили, многие подумали, стоит ли вообще работать в России?

Вот смотрите – мы создали бриллиантовую отрасль, не потратив ни копейки государственных денег.

Мы более ста миллионов долларов привлекли в создание этой отрасли!

КОРР. : Вы имеете в виду гранильное производство?

БЫЧКОВ: Да. У нас было три государственных предприятия, а сегодня где-то около пятидесяти!.. Ра – бо – таю – щих! В прошлом году они сделали бриллиантов на один миллиард долларов!

КОРР. : Мне так и не удалось выяснить, кто инициировал возбуждение уголовного дела № 029. Кому выгодно ваше отстранение от должности?

БЫЧКОВ: То, что знаю, я вам никогда не скажу. ( !!! – В.М. ) Но есть силы, которых не устраивает политика Роскомдрагмета.

Комитету нужно, чтобы в государстве было больше золота, больше платины, больше алмазов, больше бриллиантов. (Следовательно, кому-то нужно, чтобы в России их не было. Кому? Увы, этот вопрос остается без ответа. – В.М.) Это — его линия. Она подтверждается и документами, и нашими делами.

По той же вторичке мы создали новую отрасль, работа велась с армией… СССР никогда не получал золота, которое мы извлекли из вторички.

КОРР. : Из лома?

БЫЧКОВ: Не только. Золото поступает на электронные предприятия, там выштамповывается и образуются отходы. Они и прежде шли как вторичка. Но я говорю о золоте, которое мы впервые стали извлекать из отжившей свой век аппаратуры, из приборов… Подобного в СССР никогда не делалось.

За рубежом мы открыли металлический счет. А в таможенном кадастре нет параграфа, позволяющего получать с этого металлического счета.

Когда поднялся весь шум, я сказал: «Бог с ним, пусть это золото не лежит в Швейцарии. Раз вы так хотите, я привезу его сюда».

Довезли до границы и теперь оно там пылится на границе.

КОРР. : «Металл желтого цвета», как обозвали его в документах таможенники.

БЫЧКОВ: Две тонны с лишним там лежит! Ну, разве это порядок? Никто не может решить эту проблему».




ОГРАБЛЕНИЕ ВЕКА

Потом на складе оказалось целых семь тонн. Опять не пущают золото в Россию! Проблему решили только перед вторым туром президентских выборов.

Помнится, в ту пору многих «золотодобытчиков» напугала победа ленинградского Яковлева, считавшегося красным.

О Лебеде, перебежавшим в стан Ельцина, мы говорили с Львом Вайнбергом, которого сам Черномырдин называл премьер-министром теневого правительства.

— Любопытно, — заметил я, — сколько генералу дадут поиграть во власть? Ведь он уже обречен.

— Ерунда! – парировал Лев Иосифович. – Пусть хоть до второго тура побудет, а там можно убирать.

Мы обменялись понимающими взглядами, и Вайнберг продолжил:

— Вообще мы, банкиры, определяем итог выборов по простому критерию – выбросят на рынок двадцать тонн золота для Ельцина или нет. Все ждали, что это произойдет перед первым туром, но Черномырдин почему-то тянет.

Золото выбросили перед вторым туром!

Виктор Степанович вызвал к себе исполняющего обязанности председателя Роскомдрагмета Юрия Алексеевича Котляра и потребовал – вынь да полож двадцать тонн!

Подчиненный решил слукавить. Столько не наскребем, сезон-де на приисках не закончился, одним словом – не хватает чуть меньше половины.

— Что делать? – спросил глава правительства.

— У нас семь тонн лежит на складе в таможне. Круглов не пускает.

Премьер побагровел. Под царские очи вызвали Круглова, Ясина и еще несколько человек.

— Запри этих мудаков на ключ в своем кабинете, — рёк Виктор Степанович. – И пока не договорятся – не выпускай!

Так родился совместный документ, золото наконец очутилось в России и вскоре ушло с молотка. Борис Николаевич победил!

Вскоре Роскомдрагмет неожиданно упразднили. Неожиданно даже для Котляра! На мой взгляд, одной из причин было стремление Кремля спрятать все концы в воду. О преступлении века, в котором замазаны первые лица государства, никто не должен был знать.

…Заседание Совета Федерации закончилось. Поддерживаемый под локоток Строевым, президент вышел из зала и на минуту остановился перед журналистами.

— Ну, понимашь, тут совсем другая политическая культура… Тут не Государственная дума…Там, это… У оппозиции – нет позиции. Одно политическое хамство!

Губернаторы, слегка склонив головы, внимали прорабу. Неужели тому невдомек, что их сдержанность объясняется лишь зависимостью от преступной Москвы.

Окруженный тесным кольцом телохранителей, президент покидал Федеральное Собрание.

Я не хочу пинать мертвого льва. Пусть себе играет на даче в кубики и строит телевизионные башенки, пусть несет ахинею в очередных мемуарах – Юмашев всё стерпит. Пугает другое. За те двадцать тонн золота Ельцин до конца положенный срок не отработал. Вдруг вернется?

Владимир МЕЗЕНЦЕВ