ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Журдом

ЖУРДОМ

В настоящее время стратегия подготовки специалистов на факультете журналистики МГУ носит откровенно антипатриотический, антиправославный и, естественно, антипутинский характер, свойственный для большинства центральных СМИ.

Впервые в истории стало опасно положительно отзываться о руководителе нашего государства.

Руководство факультета занимает позицию, ориентированную, прежде всего, на американские ценности.

Прикрываясь демагогическими рассуждениями о свободе слова и демократии, осуществляется идеологическое обоснование смены политического курса.

ЖУРДОМ

В настоящее время стратегия подготовки специалистов на факультете журналистики МГУ носит откровенно антипатриотический, антиправославный и, естественно, антипутинский характер, свойственный для большинства центральных СМИ.

Впервые в истории стало опасно положительно отзываться о руководителе нашего государства.

Руководство факультета занимает позицию, ориентированную, прежде всего, на американские ценности.

Прикрываясь демагогическими рассуждениями о свободе слова и демократии, осуществляется идеологическое обоснование смены политического курса.

Патриотически настроенные преподаватели и профессора, не разделяющие точки зрения деканата, обречены на безмолвие. «Нас здесь только терпят», — заявляют они.

Впрочем, такова же участь большинства подобных журналистов в масс-медиа.

Сравнительно недавно преподаватель В.А. Гусев подвергся унизительной выволочке со стороны зав. кафедрой телевидения и радио А.Г. Качкаевой за то, что осмелился пригласить своих студентов на «антидемократическую» программу Дмитрия Киселева («Российский канал»).

Правда, и в советские годы преподаватели, стоящие на патриотических позициях, изгонялись из университета. Один из них – профессор Ю.П. Буданцев, осмелившийся выступить с критикой на защите докторской диссертации Юровского.

С давних пор на факультете культивируется представление о глобализации, экуменизме и американизации как единственных путях развития нашего общества.

Полускрытая русофобия и откровенно негативное отношение к Православию тут считаются в порядке вещей.

В публичных выступлениях Засурский активно популяризирует личность «протоиерея» Михаила Ардова, называя его «нашим факультетским священником».

В самом деле, выпускник журфака М. Ардов организовал и, что удивительно, зарегестировал «Российскую свободную «православную» церковь», где много лет ведется целенаправленная работа против Русской Православной церкви и ее Предстоятеля. («Храм» на Головинском кладбище Москвы). Православная общественность расценивает подобную деятельность исключительно как кощунство.

Журфак, занимает особое место в формировании журналистского корпуса. Его окончило большинство ныне действующих телевизионщиков, газетчиков и радиожурналистов. А декан Засурский, 50 лет возглавлявший это учебное заведение, почитается непререкаемым авторитетом и священной коровой отечественной журналистики.

По мере необходимости он славословил всех вождей – Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина… И только в адрес ныне действующего президента не было не произнесено ни одного слова.

Сегодня скорбь по поводу отступления от «демократических норм» проскальзывает в каждом выступлении экс-декана.

По словам студентов, он привел в большую аудиторию неизвестного американца и, не потрудившись представить его, сразу перевел речь на английский… Гостя интересовало, что молодежь не устраивает в развитии современной России. Ответы были соответствующие, и декан остался доволен.

Он вторит многоголосому хору руководителей Союза журналистов России, с которыми связан не только идейными отношениями.

Достаточно вспомнить, что СЖР организовал юбилей Засурского одновременно во всех ресторанах Центрального Дома журналиста.

Всем памятно, что председатель СЖР В. Богданов и генеральный секретарь И. Яковенко в официальных интервью назвали главным врагом демократии – В.В. Путина.

Всё очень взаимосвязано. Позиции наших СМИ полностью совпадают с нападками в публикациях американских и английских изданий.

Так, А.Г. Качкаева руководит кафедрой, готовит соответствующим образом специалистов для отечественных электронных СМИ и одновременно служит телеобозревателем радио «Свободы» и является сотрудником «Интерньюс» во главе с Мананой Асламазян. А ее, Мананы, брат – управляющий делами СЖР возглавлял несколько лет назад Домжур, где находится штаб-квартира сестры.

Обработка подрастающего поколения начинается еще в Школе юного журналиста, действующей на факультете.

На журфаке утверждают, что это организация с «двойным дном». Первая ступень – внешняя, для всех желающих и сбора денег за обучение. А вторая – исключительно для своих (…)

С помощью ШЮЖа они попадают на факультет.

В приватной беседе Засурский негативно отзывался об этой школе, подчеркивал, что с журфаком ее связывают лишь арендные отношения. Однако в официальных выступлениях и интервью неоднократно славословил деятельность ШЮЖ.

Это вызвано тем, что там — исключительно «свои» педагоги, многие из которых работают на факультете. А нынешний зам. декана А. Раскин и ответственный секретарь приемной комиссии С. Некляев считаются чуть ли не основателями ШЮЖа.

По словам профессоров МГУ, Засурскому хотелось «приватизировать» журфак, оставив его своему внуку – Ивану Засурскому.

Как сообщил нам, профессор В.Л. Цвик, «пять аспирантов кафедры телевидения и радио работают над докторской диссертацией Ванечки».

Скоро уже три года, как скончался известный тележурналист, заведующий кафедрой телевидения и радио факультета журналистики МГУ Георгий Владимирович Кузнецов. Удивляло, что еще накануне похорон прозвучало несколько совершенно противоречивых диагнозов, послуживших причиной смерти. И только сейчас появилась новая, для многих абсолютно неожиданная версия – уход из жизни не был следствием нездоровья. Кузнецова якобы отравили.

Доцент кафедры Н.В. Трофимова рассказала, что журналист Елена Масюк в первые же дни после смерти коллеги пыталась предпринять журналистское расследование. По словам преподавателей, она тоже была убеждена в убийстве Кузнецова.

Правда, позднее, в частной беседе они открестились от своих слов.

Как нам хорошо известно, Георгий Владимирович тяготился работой на факультете, где многие правила игры были неприемлемы для честного и порядочного человека.

Сам журфак он называл не иначе как террариумом единомышленников.

В его биографии был один удивительный эпизод. Много лет назад, еще работая директором учебного телецентра, Кузнецов бежал не только с факультета, но и из России. Причем, не сказав никому ни слова, не подав заявления об уходе, не предупредив декана Я. Н. Засурского.

Длительное время о нем ничего не было известно. И только спустя определенный срок просочилась информация, что руководитель телецентра шоферит где-то в Молдавии.

Некоторые склонялись к мысли – причиной побега послужили личные семейные обстоятельства. Но почему тогда Георгий Владимирович ничего не сказал декану о своем уходе? Причем здесь Ясен Николаевич, если речь шла о размолвке с женой?

В Молдавию за Герой отправилась его студентка Ирина Петровская, которая, по словам профессора Р.А. Борецкого, не только женила его на себе, но и приняла там вместе с мужем православное крещение.

Засурский был взбешен поступком подчиненного. Его исчезновение рассматривалось буквально как дезертирство. Тем не менее, несколько лет спустя это не помешало декану не только вновь принять беглеца на факультет, но и повысить его до заведующего кафедрой.

Подобных прецедентов журфак никогда не знал.

В последние годы Кузнецов вновь порывался уйти из МГУ. Он неоднократно обращался с просьбой к другу и однофамильцу Валентину Кузнецову о работе в журнале «Журналист», где постоянно печатался. Но тогда в редакции не было вакансий. Георгий Владимирович соглашался даже сидеть без зарплаты на одних гонорарах, однако и так не сложилось.

Он часто приходил в гости к своим старым друзьям-журналистам, долгими вечерами сидел на их маленькой кухне и говорил о своем нежелании даже близко подходить к МГУ.

Естественно, сегодня образовательный бизнес – жесткое и циничное ремесло. Это – свои тайны и порой многомиллионные финансовые потоки. Это – свои правила игры и, конечно, только свои доверенные люди. (Чего только стоит многочисленная армия китайских студентов, обучающихся на платном отделении. Многочисленные счета факультета еще ждут своего расследователя).

Ни для кого не составляет большого секрета, кто и сколько берет, кто разруливает потоки.

Не будем уточнять конкретно, ответственный секретарь приемной комиссии какого факультета собирает деньги не только за вступительные экзамены, но и за сдачу сессии. Ведь есть такие студенты, которые годами не появляются в вузе. Для них такса – за сессию $5000.

Кузнецов был бессеребренником. И взяток заведующий самой престижной кафедры не брал. Устраивать дел не умел и не хотел.

Себе подстать подбирал и команду. А вот знал на свою беду слишком много. Любил выпить, а, выпив, мог разговориться. Этого страшились.

На факультете знали и иное. Теща бывшей жены Георгия Владимировича служила куратором всего МГУ по линии КГБ. А связи и добрых отношений он с ней не терял. Даже посвятил ей одну из своих статей в «Журналисте».

Короче говоря, в период рыночных отношений, коснувшихся и системы высшего образования, Кузнецов кому-то сильно мешал.

Думается, мы не открыли ничего нового. Для тех, кто соприкасался с миром масс-медиа, эта ситуация хорошо известна.

(Продолжение следует)

Иван ИВАНОВ