ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Цикл размышлений на тему: она

ЦИКЛ РАЗМЫШЛЕНИЙ НА ТЕМУ: ОНА

Боюсь ли я встречи с ней? Я не могу ответить точно на этой вопрос. С одной стороны, чего мне бояться? А с другой – да, боюсь.

Боюсь ее неодобрительных взглядов и молчаливых упреков. Я предала ее. Она, глупая и наивная девочка, думала, что сможет меня изменить. Ей, может быть, даже ей это удалось в какой-то степени. Но, зная, как я поступала с другими, она думала, что с ней я так не поступлю. Она ошиблась.

ЦИКЛ РАЗМЫШЛЕНИЙ НА ТЕМУ: ОНА

Боюсь ли я встречи с ней? Я не могу ответить точно на этой вопрос. С одной стороны, чего мне бояться? А с другой – да, боюсь.

Боюсь ее неодобрительных взглядов и молчаливых упреков. Я предала ее. Она, глупая и наивная девочка, думала, что сможет меня изменить. Ей, может быть, даже ей это удалось в какой-то степени. Но, зная, как я поступала с другими, она думала, что с ней я так не поступлю. Она ошиблась. Я не изменилась. Я предала ее чувства и любовь, после всего того, что между нами было. Я открыто говорила ей о своих изменах и интрижках с другими. Я не стеснялась ее, когда выясняла отношения со своей бывшей, а потом вслух недоумевала, что же ей понадобилось от меня. Мне льстила ее ревность. Я не обращала внимания, когда она пыталась сделать так, чтобы ревновала я. Меня подстегивало то, что она видит, как я целуюсь при встречи с Анькой. Хотя между нами уже давно ничего не было. Мне это нравилось.

У нее даже появился парень. Смешно. Я была рада, когда мы с ней съехали с нашей квартиры. Я резко ответила ей «нет» на вопрос, буду ли я по ней скучать.

Я уехала в Питер, ничего ей не сказав. Странно еще, что мы помирились, после того, как не общались полгода. Я всячески подчеркивала, что без нее мне лучше. Когда мы жили вместе, мы даже спали порознь, потому что мне так больше нравилось. Хотя, иногда, я скучаю по ней, и по Аньке тоже. Но Аня не то, она – пройденный этап. А Юля… я скучаю по тому, как ночью, если становилось совсем грустно, я звала ее к себе, и она всегда приходила. Как она отпаивала меня валерьянкой, когда у меня была истерика. Как мы сидели с ней в разных комнатах, потому что устали друг от друга. Как она включала на всю квартиру песню Сургановой в качестве признания в любви. Что-то в этом было.

А я, как всегда, разрушила это. Потому что я боюсь, если ко мне относятся слишком серьезно. Но она… уже ничего не вернуть. Я уверена, что я буду вести себя так, будто между нами ничего не было, когда ее увижу. Но тогда… мне было, кого обнять. Я вспоминаю, как она обнимала меня и говорила, как я могла так поступить с ней, когда ушла из дома ночью, а она не слышала. Она, видите ли, не спала до того момента, пока я не вернулась. А я строила из себя дуру и говорила удивленно: «да? А что тебе мешало спать?».

У меня был человек, который принимал меня такой, какая я есть, но я его оттолкнула от себя. В очередной раз.

Алла ПОЛИЩУК