ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Кирпичик к кирпичику

Моя Россия

КИРПИЧИК К КИРПИЧИКУ

Уже писала я про свой родной город. И не раз. Но чей-то очередной материал о провинциальном городке меня добил окончательно. Все плохо. Везде. И я подумала: да ведь Данков самый замечательный город, там же можно найти столько позитивного, светлого и доброго.


Моя Россия

КИРПИЧИК К КИРПИЧИКУ

Уже писала я про свой родной город. И не раз. Но чей-то очередной материал о провинциальном городке меня добил окончательно. Все плохо. Везде. И я подумала: да ведь Данков самый замечательный город, там же можно найти столько позитивного, светлого и доброго.

Бесспорно, я могу любить Данков уже за то, что это моя Родина. Это все равно, что мама – самый близкий человек. Но что же в нем примечательного для остальных, ничего не знающих про этот маленький городишко в Липецкой области?

Я поняла, в чем все дело. Все мы стремимся рассказать, сколько заводов в городке, сколько новых скамеек, детских площадок и гастрономических магазинов. Как грязно в городе, какие обшарпанные школы. Мы забыли про людей. А они – главное. Человек – единица города. Какие у них характерные черты и занятия – вот что важно. Думаю, Данков чем-то отличается от всех провинций, потому что похожих городов нет совершенно, каждый чем-то примечателен.

Любое поколение найдет здесь для себя прелести. По-старшинству, начну с пенсионеров. Несмотря на то, что Данков – именно город, а никакой не поселок городского типа.



Около многих домов мы можем увидеть огороды с колорадскими жуками, палисадники с кустами сирени и жасмина. Поэтому совсем старенькие бабушки могут не ждать на жаре целый час автобус (их, кстати, всего лишь шесть во всем городе) до дачи, а копаться прямо под окном, вытащив из окна шланг, и периодически звать внучку: «Лена, сделай воду похолоднее!». И вообще пенсионерам всегда живется у нас весело.

В Данкове очень большие дворы, которые вмещают не только буйную молодежь, но и детвору, играющую в прятки, и бабушек с дедушками, перебрасывающихся в картишки или хрипящих на всю улицу: «Рыба!».

Ну и, конечно же, самое смешное в их жизни – размер пенсии. Но ничего, живут. Точнее, выживают. Зато есть о чем поговорить, помимо разных бабских сплетен, кто с кем, где и кого родил, сколько заработал и пропил. А в целом, они, пенсионеры, очень все милые. Всегда здороваются, интересуются состоянием здоровья и спрашивают, как дела в школе.

Что у пожилых не отнять, так это глубокую религиозность. По выходным, да и не только, все ходят в храм Спасителя. Но мои бабушки иногда ходят и в нашу церквушку, где меня и крестили вот уже семнадцать лет назад. Ее уже перекрасили, обновили.

Чем мне нравятся данковские родители среднего возраста, так это тем, что они не ругают своих детей за все проказы, потому что прекрасно помнят себя в молодости и не говорят, как все московские: «Вот я первый раз в восемнадцать лет стаканчик вина выпила». Про курение и не думала. Мальчики при нас матом не ругались. А девственности я лишилась в первую брачную ночь».

Конечно, я так и думала. Но мой папа, уроженец Данкова в прошлом, уже посветил мне все тайны ребяческих лет. Так что, не проведешь нас с этим. Да и мама настолько критически не относится, но что-то есть естественно.

Что ж, разговор сам собой перетек к цветам жизни, с шипами. Молодежь – это все розы. Она ломает все моральные устои и лавки в парке после дискотеки. Но не с кем мне больше не было так легко и приятно общаться, как с данковскими ребятами.

С девчонками — не люблю: они приезжих на дух не переносят. Да, молодые люди одержимы футболом, драками; многие из них не умеет обращаться с женским полом. Но они живые, простые; не боятся слова вымолвить, думая, что потом будет неловко или стыдно; не имеют дурной привычки употреблять в беседе глупые шутки. Данковские мальчики не танцуют одинаково, как подавляющее большинство москвичей.

Честно говоря, девушек я затрудняюсь в чем-либо похвалить, потому что они слишком неуверенные в себе. Иначе не имели бы подобной вражды с такими, как я, то есть с москвичками. Но за то, что, если они дружат, то уж наверняка, я ручаюсь. Нельзя, еще не отметить то, что они не столь наглые, опять же если брать в пример основную массу. Это связано, конечно же, с тем, что город маленький, все обо всем знают. Поэтому они не орут на всю улицу матом и не курят через каждые пять минут, чего нельзя сказать про многих жительниц столицы.

Теперь о ромашках. Очень люблю свое детство, летний период. Все играют допоздна в бутылочку или кись-брысь-мяу, делают куколок из сорванных без бабушкиного ведома цветов, ловят в коробок шмелей. У нас было даже свое жилище, где вешалось постиранное белье, готовился салат из грязных огурцов и желтых вкусных помидоров в ожидании пира в шалаше. Не забыть и вылазок в Куликовской сад за яблоками, от которых скулы сводит.

И как я жила бы без Дона?! Всегда любила нащупывать под водой пальцами ног ракушки с противными слизняками, бегать от гусей и пить кристально чистую воду из родников.

Больше всего меня поражает этот патриотизм жителей, любовь к городу. Мой дядя Сережа говорит: «Данков – столица. Понятно? Видишь – кирпичик к кирпичику!».


Елена ЛУНИНА