ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

СПАСИТЕ НАШИ УШИ

Глухая, даже липкая тишина. Звонкий смех актёра и четырёхлетней девочки. Наш обозреватель … в отделении коррекции нарушений слуха. Слово за… Татьяной Сохаревой.

Длинный больничный коридор с высокими потолками и облезлыми стенами цвета испорченной тыквы, угрюмые сонные охранники, устойчивый запах спирта и еще чего-то аптечного, редкие посетители, неувядающие пальмовые растения и глухая тишина. Лишь изредка по всему зданию раздается душераздирающий грохот больничной коляски, нервные крики неумелых практикантов и звонкий голос дежурной медсестры: «Эй! Побыстрее там! Сбегайте кто-нибудь за врачом. Пациент же у вас помереть уже успеет, пока вы тут общаетесь!». «Совсем ничего не умеют…» - покачивая посидевшей головой, с упреком пробурчит она и раствориться в бесконечных коридорах больницы.

- Извините, как пройти в отделение коррекции нарушений слуха? – спрашиваю. Ответа не последовало. Еще совсем молодой человек лет семнадцати на вид просто напросто прошел мимо меня и даже ухом не повел. Не услышал.

Внешне он больше походил на вполне здорового практиканта из медучилища с багряным румянцем на лице. Высокий, светловолосый – он как будто забежал сюда на минуту – проведать кого-нибудь из родных или к знакомому врачу поболтать. А нет, он как раз тот, кто мне нужен – пациент из отделения, о котором я спрашивала. Следую за ним. Ведь кроме мирно спящего кота на подоконнике меня все равно никто не слышит.

По статистике, примерно 10% всего населения планеты страдают (или не очень) от нарушения слуха. Однако отношение к потере слуха разительно отличается от отношения к потере зрения, например. Если человек начинает плохо видеть, он немедленно обращается к врачу, а при ухудшении слуха он нередко пытается что-то предпринять самостоятельно. Слух у людей ослабевает не только к старости, как принято думать: все большее число молодежи теряет слух из-за любви к прогулкам с плеером или панической боязни, что шапка зимой не сочетается с курткой или джинсами. Еще одна причина нарушений слуховой деятельности – громкий шум, в современной жизни преследующий нас практически повсюду. Самолеты, метро, автомобили, горячо любимые ночные клубы. На сегодняшний день, в мире около 500 миллионов людей с плохим слухом. С одним из таких из людей я познакомилась сегодня в московской больнице № 67.

Его зовут Николай, как императора последнего – любит замечать он. Хотя внешне он больше похож на бравого гвардейца: идеально ровный нос, высокие скулы, проникновенные зеленые глаза с провокационным блеском, смуглое лицо. Всё это придает его образу какой-то литературности, героизма. Бойкий насмешливый характер, постоянные споры и колкие аргументы – Николай был рожден для театра и славы – замечают его лечащие врачи. Недаром он в первые же секунды покорил приемную комиссию высшего театрального училища имени М. С. Щепкина. Сейчас Коля на втором курсе, но похоже, этот год для него затянется. «Щепка просто так не отпускает – смеется – они меня и глухого достанут. Дерево играть заставят или животных» - говорит он. «Хотя сейчас в основном пишу», - замечает он буквально минутой позже. Он пока не освоился в новой роли глухого странника.

Его мечта о театре почти осуществилась. Вмешалась погода. Николай однажды просто простудился. С кем не бывает: начало весны, ветер, снег, дождь, снег с дождем, дождь со снегом. Продуло.

Есть и другие причины. Стресс. Инфекционные заболевания. Побочные эффекты от действия некоторых лекарств, в том числе аспирина. Травмы головы. Заболевания уха. Бывает, что проходит. У Николая случай оказался тяжелым.

«Неожиданно почувствовал странное состояние: слабость и подавленность, потом понял, что стал хуже слышать на правое ухо и появился шум – рассказывает Николай оживленно - через неделю обратился к ЛОРу. Она срочно послала на аудиограмму» - как-то трагично выговаривает. На следующий день, слух на правом ухе восстановился. Николай сделал повторную аудиограмму, по которой заключили, что правое ухо слышит в пределах возрастной нормы, а на левом ухе нейросенсорная тугоухость (частичная или полная потеря слуха). Причем, выяснилось, что эта самая тугоухость была у молодого человека уже лет 20. Через день слух на правом ухе опять ухудшился. Он пролежал в больнице 2 недели. Никаких изменений и улучшений. «Выписали с рекомендацией обследоваться у невролога» - поясняет он. «Тот ни чего не обнаружил послал опять к ЛОРу. ЛОР выписал таблетки – уже со смехом рассказывает Николай. – Интересно знать, какие это таблетки от глухоты лечат?» - смеется.

Через месяц правое ухо опять восстановилось. На 2 дня. Затем 7 дней плохо, потом 7 дней хорошо , 10 дней плохо, 18 дней хорошо, потом последние 25 дней совсем плохо. «Правым ухом слышу только самые высокие частоты, которые не слышу левым – на последней аудиограмме сказали, что это острая правосторонняя тугоухость 1 степени. Понятия не имею что это. Но пока мне не легче» - завершает он свой рассказ. Сейчас Коля ждет операции.

Причиной несчастья семьи четырехлетней Ксюши стал сильный антибиотик. «У вас ребенок глухой! – открыто заявил лечащий врач матери девочки - Но если вы будете заниматься, девочка нагонит возраст» - эти слова повергли семью в шок. У Ксюши 3-4-ая степень тугоухости и отставание в развитии на два года. Девочка вообще не слышит.

«Понимаете, у нас во всей родне никогда не было глухих, все здоровые!»- удивляется Светлана, мама Ксюши. - «Мы даже в самых страшных снах представить такого не могли. Во время беременности я проходила все обследования. Беременность протекала нормально, - рассказывает она. Ребенок родился слышащим. Может, если бы раньше обратились, смогли бы спасти слух девочке. Но, увы, чуда не произошло».

«Мы ходили к мануальному терапевту на массаж, но бестолку». Врач поставил диагноз: наследственная предрасположенность. Как рассказала сама Светлана, в семье только дедушка после многолетней работы на заводе оглох на одно ухо, да и то в очень преклонном возрасте. «Мы виним антибиотик, который прописали в детской поликлинике. После него это все случилось. Он стал причиной несчастья». Сейчас Ксюша проходит обследование. Что будет дальше – не знают даже врачи.