ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Финансовое недомогание

Для того чтобы ограбить банк, кризиса не нужно. Хватит того, чтобы приключилась хворь. Недомогание, иначе говоря. Слово – за… Татьяной Сохаревой.

Чтобы быть богатым – нужно работать в банке. …Еще лучше его ограбить. Сегодня абсолютно все грамотные люди, не говоря уже о представителях власти, то и дело обсуждают экономический упадок в стране, возможную девальвацию рубля, ликвидность коммерческих банков, инфляцию – словом, огромную массу явлений и терминов, совершенно не понятную большей части населения. И что? А людей этажами с работы увольняют, цены растут, как на дрожжах, детей кормить нечем, деньг как не было, так и нет! А уж с жильем…даже . А вы говорите: кризис…
Если углубиться в историю, можно заметить печальную закономерность: каждое столетие в России начинается с общественных потрясений, катаклизмов, кровопролитных войн, неурядиц, иначе говоря, со всего бессмысленного и беспощадного. На нашу долю выпал экономический кризис, что еще достаточно лояльно по сравнению с началом 20 века. Вот уж кому не повезло. По сути, мир снова дал трещину. И снова толпы народа, именующего себя интеллигенцией, ринулись обсуждать негодность демократии, запущенную коррупцию, произвол властей, бесконечные финансовые пирамиды и всё прочее. А жизнь-то лучше не становится. Люди так же страдают, переживают за своё будущее. Так же дети кричат. Не объяснишь же маленькому ребёнку, мол, кризис в стране, не будет тебе ни игрушек, ни конфет, ни футбольного мячика, как у Коли Иванова, ни даже новой компьютерной игры.
С работы долой
Пасмурное блёклое утро. Над ухом раздирает душу будильник, время около 7 утра. На улице где-то шумит машина, чертыхается дворник, все родные еще спят, а вам уже приходится просыпаться и идти на работу. Это счастье. Вы везучий человек. У вас есть работа!
Сегодня люди уже не думают идти на работу или нет, взять ли больничный, а может поспать подольше, всё равно Этот (в смысле начальник) тоже проспит. Они мчатся в свои офисы и конторы со всех ног. Ведь завтра работы может уже быть. Честно трудящийся люд не ждет премиальных, мирится с задержками зарплаты и ведет себя как можно тише. Не зря ведь говорят: береженого Бог бережет. А лучшая премия в этом году – это рабочее место в следующем.
Когда начался естественный отбор рабочего персонала, выяснилось, что в нашей стране 99,9% людей не понимают, как можно работать дома. Для них сущим кошмаром представляется перспектива не иметь рабочего телефона.
«Раньше, когда требовалось заполнять какие-то анкеты, – рассказывает мой знакомый литератор, - например, карточка в банке, регистрация в поликлинике и прочее, я пытался все говорить честно и подробно объяснял на пальцах. Диалог звучал примерно так:
- Кем работаете?
- Писатель.
- Место работы.
- Дома.
- Где дома?
- У меня дома. Я писатель. Работаю дома.
- А рабочий телефон какой?
- Такой же, как и домашний.
- Так нельзя.
- Почему нельзя? Я же дома работаю. У меня рабочий телефон - он же домашний.
- Рабочий телефон не должен совпадать с домашним!
- Это кто сказал?
- Так не бывает.
- Ну так у меня же бывает.
- Странно. А что, места работы у вас вообще нет?
- Есть. Дома.
- Мне нужно записать рабочий телефон.
Это хорошо, если еще человек сговорчивый попадется, - говорит, - а то так в поликлинику за талоном не попадешь». И такой случай отнюдь не единичный. Может, благодаря кризису мы избавимся от бюрократии, а?
На те же грабли.
Во всём надо искать положительные моменты. Даже в кризисе. Последние несколько месяцев все с надеждой гадали, потирая руки, насколько подешевеют машины в связи с кризисом. Ждали. Долго ждали. Собственно, считалось, что из-за падения спроса дилеры пойдут на значительные уступки. Однако, заглянув в автосалон, все с удивлением обнаружили: цены не падают, а напротив, заметно растут!
Вспомнив 1998 год, хочешь - не хочешь, а задумаешься о наличии наличности в карманах. Пока паниковать рано, и сломя голову бежать в Обмен валюты тоже. Выше рубль всё равно не будет, как ни крути. Власти сейчас будет необходимо спасать "своё лицо", и, соответственно, карман. Может, не стоит повторять прошлых ошибок? Лучше потерять немного в разнице на обмене валюты, чем за одну ночь потерять все. Но, в критической ситуации полагаться на доллар тоже нельзя. Что кроме USD и EUR нет больше валюты?
Деньги, курсы валют, способы сбережения… Что делать, если уволят, как найти работу - вот что волнует сегодня каждого человека. Нужно сохранять спокойствие и смотреть на настоящее взглядом будущего.
К тому же, Россия оказалась в более выигрышном положении. Вспомним о братьях наших меньших, о бывших советских республиках. Смотрим, что происходит с Украиной, Эстонией, Латвией, то же чуть позже будет с Литвой, а еще позже и с Польшей. Ждем девальвации местных валют. Обесценивания, если по-русски. Наверное, к весне, крайний срок - до конца 2009-го, разродятся. Соответственно безработица составит 15-25%.
Подумайте сами: какая может быть валюта у стран без экономики? Первый «пузырь» экономических потрясений 1998 года сделал их тиграми, он же и порвет их. Такие страны живут от пузыря до пузыря. Причем каждый новый мыльный приступ встречают с новым хозяином. Какая тут может быть стабильная валюта?
В Ярославской области дождь и кризис.
В Ярославской области темно и слякоть, снег лежит сугробами аж с октября, на улице где-то кашляет дядька, брюзжит мотоцикл. Не организованная толпа народа резво шагает по улицам. Люди кричат, раздают листовки, спорят на ходу о дальнейшем маршруте. «К «Звездному» пойдем, куда ж еще!» - слышится охрипший голос. Решено. Идут к Торговому Центру «Звездный». Прохожие с интересом прислушивались к речевкам, переговариваются. Некоторые испуганно отходят, другие охотно берут листовки. Дело проясняется.
Финансовое недомогание бушует уже во многих крупных городах России. Простому человеку трудно понять, что происходит на рынках, и отчего приключился кризис. Будет ли инфляция? Подешевеет ли доллар? Откуда вообще все это взялось? А что нам, простому люду, ждать от кризиса? Непонятно. Вот и решили жители города Тутаев разобраться «своими» методами.
8 ноября состоялся митинг простив массовых сокращений. Крупнейшее предприятие — Тутаевский Моторный завод — готовится уволить до трети своих работников.
Дойдя до конечного пункта своего маршрута — площадки перед ТЦ «Звездный» — участники шествия призвали горожан принять участие в митинге. Сразу собралась толпа из примерно 60-ти человек, в основном рабочие. Ораторов, вещавших о причинах экономического кризиса и призывавших к организованной борьбе за сохранение рабочих мест, слушали внимательно, несмотря на мороз. То и дело звучали возгласы одобрения. К активистам подходили общаться, как горячие пирожки, разбирали листовки, газеты «Социалист» и «Тутаевский рабочий». Эдакое торжество пролетариата. Когда же слово взял представитель профкома, попытавшийся оправдать действия руководства, в его адрес зазвучали отнюдь не лестные отзывы. Еще бы. Он им о кризисе и инфляции, а людям есть нечего!
Соль, спички, тушенка снова в моде? Однако, здесь есть одно «но» - у большинства граждан попросту отсутствуют какие-либо сбережения. Во всяком случае, из ста человек больше половины не имеют средств, которые можно назвать сбережениями. Кроме того, сейчас мало кто рискнет брать потребительский кредит, потому что в подобной ситуации это означает попасть в кабалу.
Копить нельзя тратить.
Копить нельзя тратить – куда ставить запятую не знают даже опытные финансисты. Люди же готовы идти на радикальные меры. Риэлтор одной московской ипотечной компании Юрий высказал однозначное, и даже противозаконное, мнение о вопросе налогооблажения.
- Вот плюйте в меня, тычьте пальцами, - горячился Юрий, - но не вижу я смысла платить налоги, что-то делать для государства, ибо уверен на 100%, что к моменту, когда сил уже будет не хватать оно, то есть государство, меня и оберет по полной! Даст нищенскую пенсию, вынудит переехать в жилье по средствам и всячески унизит морально. И это если еще доживешь.
Все заметили - чтобы купить доллары, проще слетать в США и обратно, чем найти в Обмене валюты нужную сумму.
- Как раз пару дней назад я зашёл в банк сдать доллары, - рассказывает Николай, частный предприниматель, - кассир посмотрела на меня, как будто я принёс ей не валюту, а паспорт со словами: "Дорогая, нас ждут в ЗАГСе". Узнал курс, стою, отсчитываю. Тут, бешено вращая глазами, влетает натуральный паровоз лет сорока и со скрипом тормозит сразу за мной, - а паровоз потому, что сопел так, будто всю мебель и отделение банка вместе с ней решил сдуть, как в мультике про трех поросят, - разбушевался Николай. - Я отсчитал доллары, сдал, и не успел отойти ещё от кассы, как этот мужчина, он же паровоз, всверлил свою голову в окно, чуть не проломив плечами косяки и не заставив кассира родить тройню от неожиданности вторжения, - сказал он с искренним испугом от воспоминаний.

- Здравствуйте.
- Долларов нет.
- Как нет? Я ж видел!..
- Долларов нет.

- Конкретно оторопев от такого развития событий, горемыка подорвал ко мне, в надежде, что у меня что-то осталось. Представьте себе наркомана в поисках дозы героина, углубите суть картины в десять раз и получите то, что увидел перед собой я. Естественно, не упустив возможности поглумиться, я, с видом заправского дилера, заломил за то, чего у меня уже не было, такую цену, что удивился сам. В конец разочаровавшись в людях, мужчина решил для себя видимо, что жизнь отвратительна, а счастье в труде, уныло поплёлся к выходу… - закончил свою трагическую историю Николай.
Стало ясно, что шальных денег больше не будет, что рост цен на нефть не вечен, что перспективы развития страны под угрозой. Все будут вынуждены туже затянуть пояса. Все к этому готовы, все понимают масштабы происходящего. Но мотивы финансовых властей, желающих жить по старинке, понять и принять никто не может. Где наши деньги? Почему они не работают на нас?
Россия стала как-то очень тесно связана с Западом. И от этой самой связи мы сейчас, как загнанная в угол мышь, которая завидя кота, прячется за первый подвернувшийся плинтус. Но кто на Русскую землю с кризисом придет, от кризиса и погибнет.