ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

ДРАМАТУРГИЯ СМЕРТИ

Независимое расследование

В круговороте миллиардов

Девятого марта 2000 года в аэропорту Шереметьево-2 при взлете разбился «Як-40», летевший рейсом Москва — Киев. Возможно, этот трагический факт прошел бы в нашей прессе «бегущей строкой», а в зарубежной и вовсе мог не появиться. Но среди погибших были знаменитый журналист, президент медиа-холдинга «Совершенно секретно» Артем Боровик и преуспевающий бизнесмен Зия Бажаев. Неудивительно, что эта катастрофа в мгновение ока стала мировой сенсацией. Неудивительно и то, что именно гибель Боровика, команда которого не раз досаждала нашим властям своими разоблачениями, сразу же подтолкнула репортеров к догадкам о политической подоплеке происшедшего.

Признаться, и мне тогда эта версия казалась убедительной. Еще кровоточат в памяти убийства Листьева и Холодова в Москве, Юдиной в Калмыкии, а этот мартиролог продолжает пополняться. Но сегодня, перелопатив горы оперативной информации и других добытых мною материалов, я рискну заявить: если год назад в Шереметьеве-2 действительно был совершен теракт (а для такого предположения, как увидим ниже, есть основания), то «убрать» хотели не журналиста, а бизнесмена. И, значит, подоплека тут была не политическая, а экономическая.

Вообще, «разматывая» эту историю, я обратил внимание на одно странное обстоятельство: в марте прошлого года наша братия ухватилась за версию, лежащую на поверхности и самую спекулятивную, в результате чего фигура Бажаева ушла в тень. Это можно понять. Но вот и год спустя нынешнего наша пресса, скорбя о гибели Боровика, почти вовсе вывела Бажаева за скобки событий, будто это совсем не он зафрахтовал для себя «Як-40» до Киева, не он пригласил Артема в оказавшийся роковым рейс. Такое впечатление невольно складывается, что, по сути, главное лицо трагедии до сего дня сильно кому-то мешает. Вот и заштриховывают его всячески. Почему?.. Обратимся к фактам.

Из досье:

«Зияуди Юсупович Бажаев родился 11 июля 1960 года в селе Ачхой-Мартан Чечено-Ингушской АССР. По окончании Краснодарского политехнического института в 1988 г. работал инженером на биохимическом производстве Краснодара и Грозного. В 1991 г. занялся менеджментом. В 1992 — 1995 г. — президент нефтетрейдинговой компании «Lia Oil» (Швейцария), сотрудничавшей с АООТ «ОНЭКСИМ Банк». В 1996 г. защитил кандидатскую диссертацию по управлению нефтегазовым комплексом. Тогда же стал президентом унитарного госпредприятия «Южная нефтяная компания» (ЮНКО), в создании которой принимал самое активное участие. Вскоре был приглашен Министерством топлива и энергетики РФ в АО «Нефтяная компания «СИДАНКО». В 1998 г. — ее президент. В 1998 г. — соучредитель и президент межрегиональной холдинговой компании ОАО «Группа Альянс», победившей в конкурсе по подбору внешнего управляющего НК «Роснефть». Им стал Бажаев. Но после того как совет директоров этой компании отложил заключение договора с «Группой Альянс», Зия ушел из «Роснефти» и в конце 1999 г. был избран председателем Наблюдательного совета ОАО «Херсонский нефтеперерабатывающий завод» (ХНПЗ, Украина)».

Разумеется, эта справка дает лишь общее представление о карьере Бажаева в российском бизнесе. Однако и краткие данные, приведенные мною, весьма красноречивы. К неполным сорока годам Зия, не любивший «засвечиваться» в прессе, стал нефтебароном, мультимиллионером, в сфере своей деятельности почитавшимся гением менеджмента. И пусть читателя не разочаровывают последние строки курсива, где говорится о «каком-то» ХНПЗ. Именно этот вроде бы «скромный» ход Бажаева открывал перед ним новые, крайне заманчивые перспективы. И он же, этот ход, через несколько месяцев вычеркнул Зию из жизни. К прискорбию нашему, вместе с его попутчиком-журналистом…

Известно: там, где крутятся миллиарды, всегда есть криминал. Особенно в условиях «дикой» капитализации, которая произошла в России. По мере продвижения по ступеням нефтебизнеса Зия Юсупович, само собой, обретал нужные контакты и связи.

Начнем с того, что молодой, энергичный предприниматель пользовался поддержкой почти всех премьер-министров РФ. Этим он нигде не выхвалялся. Разве что в узком дружеском кругу гордился тем, что в него поверил В. Черномырдин. Действительно: именно Виктор Степанович предложил Зие Юсуповичу создать, а затем и возглавить госкомпанию «ЮНКО» в Ичкерии во время первой чеченской войны. Хорошие отношения сложились у Бажаева и с командой С. Кириенко. Ведь как раз при Сергее Владиленовиче Зия получил портфель внешнего управляющего «Роснефти», а позже, когда появился «Союз правых сил», счел необходимым помочь этому блоку. Дорожил Бажаев расположением Е. Примакова, доверием С. Степашина. В свое время, когда Сергей Вадимович выдвинул альтернативный вариант финансирования восстановительных работ в Чечне (создать там оффшорную зону), Зия Юсупович поддержал этот вариант.

Конечно, контакты на самом высоком уровне не несли в себе криминала. Но, как ни умалчивал Зия о том, что «наверху» к его мнению прислушиваются, эта информация просачивалась в деловые круги и, безусловно, помогала ему на уровнях нижних. А уже там появлялись связи криминального характера, которые, смею утверждать, есть в биографии едва ли не всех нынешних «звезд» российского предпринимательства. Бажаев исключением не был.

Из досье:

«В 1992 году Джохар Дудаев дал Зие разрешение на торговлю чеченскими нефтепродуктами, чтобы тот, в свою очередь, на вырученные деньги снабжал Ичкерию товарами народного потребления. В итоге, если судить по уголовному делу, возбужденному следственным комитетом МВД РФ в связи с этой аферой, Бажаев от проданных нефтепродуктов получил около четырехсот миллионов тогдашних рублей, а товаров народного потребления поставил на 168 миллионов. Разница, как утверждалось в деле, осталась в кармане Зии Юсуповича».

«Разница» действительно была: это документально доказано следствием. Но вот в том, что она «осталась в кармане», я, знающий о чеченцах не понаслышке (бывал как журналист в Ичкерии неоднократно), сильно сомневаюсь. Не мог чеченец Бажаев утаить от главного в то время чеченца Дудаева ни копейки! Вопрос в том, куда, на какие цели эта «разница» пошла. Вопрос для моего расследования важный, потому как, забегая вперед, скажу: пресловутый «чеченский след» в шереметьевской катастрофе я категорически исключаю. Ни претендовавший на пост президента России московский богач Джабраилов, ни люди вроде Бажаева (а он, думаю, был еще богаче своего земляка) никогда против своей маленькой родины не пойдут.

Но не буду дальше пересказывать другие подобные истории, в которых принимал участие Зия. Пусть читатель поверит мне на слово: список здесь не короток, и по законам РФ некоторые из этих историй могли бы стать поводом для возбуждения уголовного дела. Но всякий раз Зие удавалось каким-то образом уходить от правосудия. Например, сюжет с дудаевской товарной операцией продолжения после гибели заказчика не имел. А уже в прошлом году, по сообщению ИТАР — ТАСС, «в самый разгар антитеррористической операции на Северном Кавказе в Приморье шла активная торговля нефтепродуктами, произведенных на нелегальных заводах в Чечне, Ингушетии и Дагестане… Переброску нефти осуществляли коммерческие фирмы — ООО «Юпитер» и ООО «МагОйл», входящие в «Группу Альянс», президент которой Зия Бажаев погиб в авиакатастрофе». Раньше погиб заказчик, сейчас — посредник. Спрашивать не с кого — концы в воду. Но вернемся наконец к Херсонскому нефтеперерабатывающему заводу, куда к исходу 1999 года решительно переместились интересы Зии Юсуповича., за что он вскоре жестоко поплатился.

Из досье:

«Это предприятие имело ряд неоспоримых преимуществ перед многими другими терминалами, куда из России и Кавказского региона шла сырая нефть. НПЗ имеет высококвалифицированные кадры, солидные мощности для глубокой переработки сырья, подключен к магистральному нефтепроводу России и вдобавок ко всему у него есть прямой выход к морю. Беда была в хронической нехватке сырья. Отсюда — постоянные задолженности по зарплате, невозвращенные в срок кредиты, пеня за них, разруха в социально-культурной инфраструктуре. И вот все та же «Группа Альянс», в которой, по мнению экспертов, Бажаеву принадлежало 95% акций, взялась наладить бесперебойную поставку нефти в Херсон, что при вполне гуманной цели бажаевского проекта и новым управленцам могло обеспечить огромные барыши».

Достаточно сказать, что одна только глубокая переработка сырья должна была давать дополнительно с каждой тонны шесть долларов. А в планах Бажаева предусматривались расширение херсонского завода и его решительная модернизация. Было четко просчитано, что даже если на первых порах поставлять на НПЗ 8,6 млн тонн нефти в год, чтобы загрузить его потенциальную мощность, то уже одно это обнадеживает: около 60 миллионов долларов, которые Бажаев и его команда собирались вложить (и уже начали вкладывать) в дело, быстро окупятся. Кстати. За короткий срок после того, как Зия буквально вломился на ХНПЗ, завод смог снизить кредиторскую задолженность с 16,7 млн долларов до 12,7 млн, частично разблокировать свои счета и — наконец-то! — погасить долги по зарплате. Понятно, почему В. Путин, выступая в Сургуте на совещании по развитию топливно-энергетического комплекса страны, в качестве едва ли не единственного примера реально действующего проекта, связанного не с торговлей сырьем, а именно с высокодоходной глубокой его переработкой, назвал… Херсонский НПЗ (хотя фамилию Бажаева не упомянул).

Тут хочу еще раз напомнить о контактах и связях Зии в «самых верхах». В свое время (1996 г.) он промелькнул в деловом мире Питера, возглавив на короткий срок «Петербургскую нефтяную компанию». Возможно, молодой талантливый бизнесмен и запомнился тогда будущему премьер-министру, а затем Президенту России. Но не идет у меня сейчас из головы такое невероятное, в общем-то, соображение: уж слишком рядом оказались эти два факта — высокая оценка работы Бажаева и всего-навсего через три дня катастрофа в Шереметьеве-2… Нет, Боже упаси! Я не о том говорю, о чем, возможно, подумал сейчас мельком читатель. У меня совсем другая мысль: не могло ли случиться так, что похвала Путина объективно поторопила действия тех, кому Зия со своим херсонским проектом встал поперек горла?

А таких было немало. Ведь в поисках источников сырья для НПЗ Зия разом нарушил уже давно сложившиеся вокруг этого завода деловые (в том числе криминальные) связи. Упомяну хотя бы «неучтенку», которая шла тогда в Херсон и обогащала представителей украинской, кавказской и других нефтяных мафиозных групп. Главное же — серьезно задеты были интересы западносибирских нефтяных компаний, в том числе «ЛУКОЙЛА».

Один только факт. Бажаев для начала решил изменить квоту, согласно которой Казахстан лишь в 1999 году по российскому трубопроводу перегнал на Украину 9 млн тонн нефти, из которых 7,5 млн предназначались для дальнего зарубежья и всего лишь 1,5 млн могли попасть на ХНПЗ.

При посредничестве «Группы Альянс» и поддержке президентов Казахстана и Украины была достигнута договоренность: ОАО «Херсоннефтепереработка» отныне будет получать из Казахстана 5 млн тонн в год. А позже, после запланированной модернизации, — и того больше.

Ближнее, а потому и более дешевое по транспортировке казахстанское сырье, конечно, подрывало интересы российских нефтемагнатов, хотя, в конечном счете, соответствовало государственным интересам России, Украины и Казахстана. Но здесь, ради объективности, надо сказать: казахстанская группировка неких А. Машкевича и Ф. Шадиева, близких к руководству компании «Казнафта», по делам которых в Казахстане до сих пор идут судебные разбирательства, не красит и самого Зию Юсуповича, переключившегося на нефтяной поток из Казахстана.

Теперь представьте, в фокусе каких страстей и противоречий оказался Зия Бажаев, когда он ранним утром 9 марта прошлого года улетал в Киев, где собирался окончательно упрочить все отношения «Группы Альянс» с ХНПЗ. Уверен, что он понимал тогда многие хитросплетения ситуации, в которую попал. Но вряд ли думал о том, что «зеленая улица», косвенно обещанная ему В. Путиным, может оказаться детонатором. А уж Артем Боровик, находившийся с нефтебароном в хороших, приятельских отношениях, и вовсе не ведал о том, что произойдет через несколько секунд после взлета.

Думаю, вряд ли Зия поведал Артему о теневой стороне своей жизни. Он всего-навсего хотел, чтобы один из лучших журналистов России, столь же склонный к авантюре, как и он, помог раскрутить перспективное дело. И ничего больше.

Кстати: сразу после катастрофы компания «ЛУКОЙЛ» вернула себе право на поставки сырья в Херсон. Так что, оплакивая сегодня Бажаева и Боровика, поплачем и о себе.

Владимир МЕЗЕНЦЕВ