ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

До фонаря

Venice. St. Marco sq.

Никто не думал, что, проходя по вечерней освещенной улице, ей станет именно до этого фонаря, хотя другим давно уже, собственно, до фонаря.

- Послушай, тебе интересно что-то? – спросил мужчина, лет сорока в теплой телогрейке и со стремянкой в руке. Он посмотрел на нее вопросительным взглядом, не понимая, чего она хочет. Лиза Терещенко поспешно ответила, что пишет курсовую работу по освещению Москвы, и ее очень заинтересовал именно этот фонарь. Тот, который стоит поодаль ото всех и имеет необычную форму – не такую, как все фонари, стоящие в этом переулке.

- Он был маленький, как игрушечный, мне сразу захотелось к нему подойти, - сказала Лиза, смотревшая на удивительный фонарь, который ей приглянулся.

- Давно здесь кто-либо проходил, а останавливался уж тем более, - сказал фонарщик, ответственный за освещение именно на этой улице, - он мне тоже нравится, я давно его приметил и чинил его кучу раз. Если бы он не был таким необычным, я бы давно убрал его отсюда, но он мне душу греет, как дитя маленькое.

Услышав такие слова от простого фонарщика, Лиза сразу бросилась доставать блокнот и все записывать. Она была удивлена тем, что простой фонарщик столь ранимо и воодушевленно говорит о «своих фонарях».

« Мы долго разговаривали о фонарях, а потом перешли на личное. Я рассказывала ему про свою жизнь, а делился со мной своими историями. Время пролетело незаметно.

- Знаешь что, милая моя, езжай-ка ты в музей фонарей, ну или как он там называется. Мне там очень нравится, да и тебе понравится, я уверен. Ты сможешь многое извлечь из своей поездки. Там необыкновенная атмосфера. Маленькие улочки, площади между «жилыми кварталами» и множество разнообразных фонарей помогут тебе погрузиться в ту среду, в которой жили люди в 50-60-х годах.

Недолго подумав, Лиза отправилась в музей. Утро. Дождь льет стеной. Она без зонта бежит к этому самому месту, о котором ее новый друг рассказал ей. Но настолько была увлечена воспоминаниями о фантастических историях, что не заметила, как была уже у ворот музея. Чудный дворик и та атмосфера, пропитанная стариной, про которую так вдохновляюще рассказывал фонарщик, сразу поразила меня. Когда она зашла в музей, там не было ни души. Как вдруг на встречу вышла девушка – невысокого роста и очень приятной внешности. Ее зовут Елена и она в этом музее экскурсовод. Она поведала мне об истории городского освещения.

« В 1730-х годах улицы подсвечивались с помощью масляных фонарей, но при всем многообразии светильников улицы оставались темными, а численность грабежей и разбойных нападений все повышалась и повышалась», - вот так начал свой рассказал мой удивительный экскурсовод. «С каждый годом освещение в Москве все более усовершенствовалось: появилась шкаликовая иллюминация. Московские ночные улицы, как правило, оживали только во время больших празднеств или по прибытии в столицу важных персон. На правительственных и частных зданиях устраивались иллюминации, состоящие из разноцветных шкаликов, прикрепляющихся к деревянным каркасам», - представляю, как в тот момент было красиво на всех улицах. Необыкновенная атмосфера. Прямо как у нас перед Новым годом. «Фонари все более усовершенствовались и, в конечном счете, появилась электрическая иллюминация, которую мы и видим по сей день». Экскурсовод дала Лизе пульт, с помощью которого она управляла всеми фонарями этого музея. «Это было настолько увлекательно, что я ходила с округленными глазами и мне было даже не до каких-то записей. Я так заинтересовалась историей и фонарями, что про сдачу работы и забыла совсем».

Но время было на исходе. Она пошла снова на ту улицу, где был этот одинокий фонарь и необыкновенный фонарщик. «Долго я там сидела, подле фонаря, часа три, как пришел он, мой спаситель! Да, именно, спаситель. Я пришла поблагодарить его за успешную сдачу моей курсовой работы».

- Снова тут? Не насмотрелась еще? Ну что ты сидишь на холодном полу? Вставай. Я знаю, что все у тебя получилось. Ты молодец.

- Спасибо. Спасибо вам, искреннее. Благодаря вам я стала смотреть на многие вещи по-другому. И мне теперь совсем «не до фонаря», я стала внимательнее к мелким вещам.

- Хорошо, что ты осознала это в таком раннем возрасте. Тебе потом будет жить легче.

«На этом закончилась наша удивительная дружба. А курсовая была сдана успешно. Но я очень часто вспоминаю того загадочного фонарщика, который осветил мой путь».

Ксения Иванова

Комментарий ГлаВредного :

Ксения.

В твоем рассказе фонарщик – рыцарь (правда, непонятно какого образа), направляющий всякого в фонарный музей. Девочка Лиза восторженно записывает его слова, будто впервые видит не только фонарщика, но и вообще – мужчину. Речь экскурсовода напоминает цитату из научного труда кандидата фонарных наук, нежели речь живого человека. А автор без фонарщиков и вовсе - дня не протянет! Все описанное, может, и не сказка, но с жизнью соприкасается мало.

Проблема в том, что ты увлеклась формой. Убери все красивости, вспомни, что НА САМОМ ДЕЛЕ рассказывали герои и объедини все какой-нибудь другой аллегорией. «Сказочный» подход здесь не уместен. Когда пишешь о жизни, как-то странно его использовать, если не ставишь своей целью что-то высмеять. Поищи другие средства.