ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Жизнь оборвалась

afterparty33

Субботний вечер. День рождения друга. Сейчас – «грех не выпить, ну за здоровье-то». Ему было 14. Религия не позволяла ему пить. Ну а когда компания друзей сидит и пьет спиртные напитки, утверждая, что от этого ничего не будет, тяжело удержаться. Он твердо стоял на своем, пока именинник не пошел к нему и сказал: « Послушай, тут «бухают» все. Или ты «садишься за рюмку» или вали отсюда». Он не смог убедить себя, что с такими людьми лучше не связываться, да и вокруг было много незнакомых лиц, да и показывать себя слабым не хотелось. Он не понимал, что, наоборот, те, кто сейчас сидели и пили в этой маленькой комнате и были слабыми людьми. А он, единственный, был сильным, но до поры до времени.

- Да ладно тебе, мы что тут, алкоголики, что ли? Подумаешь, один раз выпить. Ну день рождения все-таки. Один раз в году.

- Я просто не понимаю, зачем это надо? По-моему и так весело, а только здоровью вредит.

- Нет, ну ты че, совсем что ли? Ты потом пожалеешь, что не выпил. Иди отсюда.

Время было около часу ночи. Родителям он сказал, что идет с ночевкой. Домой возвращаться было нельзя. А что оставалось делать? Пить!

- Ну давайте свою водку, что ли. Только мне чуть-чуть совсем. Я никогда не пил, боюсь мне может плохо стать.

- От водки только хорошо станет, дружок!

Вот и понеслась. Сначала за здоровье именинника, потом за здоровье каждого. Народу было много, шуму тоже. И вот кто-то выкрикнул: « Послушай, а у отца твоего машина во дворе стоит? Ключи есть?». Все начали кричать, что это был бы самый лучшый день рождения, если бы сейчас на машине покататься. Конечно, зачем опасаться за свое здоровье и здоровье твоих друзей? Намного важнее, чтобы потом о твоем дне рождении говорили как можно лучше.

- Ах, точно! Машина. А я и забыл. Да, ключи дома. Машина во дворе. Поехали! Кто будет первый? Давай, Серго, ты мало пил, поэтому поедем первыми. Ну и еще кто-нибудь. Человека два-три, не больше.

- Ой, я наверное не поеду. Да и ты не езжай. Зачем? А если родители узнают, тем более все пьяные. Я лучше спать пойду!

- Тебя вообще кто-то спрашивал? Давай садись в машину, вот стоит трепется-то!

- Ладно, только ребят, недолго давайте, а то опасно.

Когда он сел в машину, его немного начало подташнивать. Но он промолчал. Ничего не стал говорить. А тем временем в машине на полную громкость играла музыка. Все курили и ругались матом. Было очень шумно. Начала болеть голова и становилось еще хуже.

Его начало тошнить. Повсюду слышались возмущенные голоса, он не мог разобрать слов. Воздух был задымлен, было душно, он попросил открыть окно и остановиться.

- Там менты впереди, какой остановиться? Че сдурел? Эй, Андрюх, открывай дверь, да толкай его, сейчас быстро свернем. А он пусть блюет, мелкий.

Они выкинули его из машины. Послышались смешки. А он головой ударился об бордюр. Скорость была немаленькая, а сила удара высокая. Он потерял сознание. Рвотный рефлекс продолжался. Было некому привести его в чувство и он остался лежать головой вверх. Мальчик захлебнулся.

Ксения Иванова

Комментарий ГлаВредного :

Ксения.

Это уже случилось, и ничего не поделаешь. Текст слишком однозначен. Его посыл (если рассуждать утрированно): «НАДО МЕНЬШЕ ПИТЬ». Предотвратить то, что ты описала, нравоучениями, пусть и завуалированными, – невозможно. Нужно искать другие пути, один из которых – внимание к героям.

Твои же говорят то, что хочешь сказать ты сама, и слишком часто – твоим языком. Поэтому они мало чем отличаются друг от друга. Беда в том, что все описано по памяти. Единственное, что тебе можно сделать, – это, пожалуй, напрячь память.