ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

В гостях у "Эха"

венедиктов

Слушатели Московской школы журналистики посетили офис радиостанции «Эхо Москвы» и встретились с Алексеем Венедиктовым, ее главным редактором.

Пройдя по коридору, увешанному фотографиями гостей станции, мы зашли в кабинет, где в количестве тридцати человек было очень нелегко расположиться. На стенах весели грамоты, полученные радио, огромный портрет Венедиктова Алексея Алексеевича-главного редактора «Эха», и картина - соразмерная ему настоящему.

Немного спустя в кабинет вошел мужчина среднего роста. Поприветствовал присутствующих, расположился в кресле. Секретарша принесла чай в стакане с позолоченным подстаканником, что немало удивило. Во вступительном слове Алексей Алексеевич в общих чертах рассказал о радиостанции и привел некоторые цифры.

««Эхо Москвы» - первая негосударственная радиостанция в России. В июне 1990 года парламент принял Закон о печати, который давал добро на формирование негосударственных СМИ. И уже в августе станция начала свою работу. Общий формат - разговорный (TALK). В этом году будет 20 лет. Ежедневная аудитория 900 тыс. человек по Москве, 2,5 млн. по стране. Посещаемость сайта 1 млн. 250 тыс. в день. Вещание в 60 городах по России, Нью-Йорк. Акционеры 66% принадлежит Газпрому, 34% журналистам и 18% мне», - сухо, но не без гордости рассказывал Алексей Венедиктов.

«Эхо» -самая цитируемая, обсуждаемая радиостанция. Она заняла первое место среди 57-ти радиостанций. На что один из корреспондентов «Эха» сказал: «Знаете, что напишут на могильной плите? В сентябре 2010 года он уделал Авторадио!»

Радио посещала Кандолиза Райз. Заметила: «Раньше традиционная программа - Кремль, Мавзолей, Большой театр, а сейчас Кремль, «Эхо», Большой театр...»

Сам Тони Блэр просил, чтобы этот «лохматый» (А. Венедиктов) брал у него интервью.

- С чего зародилась радиостанция?

- Я не участвовал в основании. Мои друзья работали на госрадио, и, естественно, им это, мягко говоря, надоело (улыбается). При появлении закона смогли основать радиостанцию. Собирали тех, кто мог работать. Наш успех был обусловлен тем, что мы давали альтернативную информацию, которую не могло предоставить госрадио. Как-то Горбачев сказал: «Что это за вражеское радио, которое возникло у нас под боком и почему его до сих пор не закрыли?!» Я ему это все время напоминаю (смеется). На данный момент радио позиционируется как профессиональное. Мы приглашаем в эфир гостей, вход которым на другие станции был запрещен. К примеру, во время войны в Ираке гостем был американский посол, после - Садам Хусейн, после - подозреваемый в убийстве Литвиненко.

- Первые успехи радио?

- После занятия мной поста главного редактора произошло резкое увеличение слушателей. Интервью с Хилари Клинтон - тоже успех. А последний успех – наш сайт, прорыв российских медиа. По посещаемости мы смогли обогнать сайт первого канала.

- Какие у Вас отношения с Владимиром Путиным?

- Всегда делю людей на функции и, собственно, на людей. Он - функция, он - премьер министр. Познакомились мы в 1997 году. Владимир Владимирович был гостем нашей станции, разговаривали об утилизации танков в Армении. После избрания на пост президента РФ у нас было несколько встреч, на которых я пытался доказать важность нашего радио. Как видите, получилось (улыбается). Ныне отношения вполне профессиональны, уважительны, так как пресса всегда должна оппонировать власти. И прошу заметить: оппонировать, а не позиционировать.

- Попытки закрыть радио были?

Были, но не удались, вот, я сижу перед вами. Скорее, пытаются изменить штат, убрать главного редактора, то есть меня. Но мы на своей тропинке одни. Мы держим марку, потому что мы – «Эхо Москвы».

- Какой Вы видите журналистскую этику?

- Я считаю, что единой этики, как таковой, не существует. Нашей профессии не существует. Если вы делаете новости, то вы не можете комментировать их, если вы комментатор, то от вас будут требовать комментарии. Самое сложное, я считаю, брать интервью. Если так интересно, могу выделил трех, на мой взгляд, лучших интервьюеров: Тина Конделаки, Владимир Познер и... я, наверное.

- Расскажите о ваших целях.

(Задумывается) Второй раз завалить « Авторадио» (смеется). Взять интервью у Барака Обамы.

- Что больше всего Вы цените в своих журналистах?

- Наглость. Профессиональную наглость. Когда он делает невозможное и говорит: «Я сделал!», я это ценю. Любопытство. Журналист должен быть любопытным, он должен лезть через забор, потому что ему интересно. Ценю индивидуальность. Не люблю толпу, у нас на радио нет профсоюза.

- Как вы пришли в журналистику?

- А вот позвали меня, эти…(смеется). 22 августа валят статую Дзержинского, я выхожу, стоит Ростропович, говорю: «Ой, а вы не хотите пройтись до радио?» На что услышал: «Ну да, я только немного выпивший». А я: «Ничего, а я еще нет, но мы это исправим». Вот так и сложилось моё первое интервью. После попросили посидеть недельку, взять пару интервью, и вот уже «недельку» в течение 20 лет сижу.

Яна Красовицкая,

фото автора.

эхо

Теперь - вернемся в офис радиостанции "Эхо Москвы" и посмотрим на эту встречу глазами совсем начинающего журналиста. Рассказывает Анастасия Мудрая.

Сегодняшний день мы посвятили походу на крупнейшую радиостанцию страны - «Эхо Москвы». Наше «путешествие» было изначально обречено на удачу, так как мы все пришли во время, и, к счастью, никто не потерялся по дороге к зданию. Пока мы к нему шли, обсуждали и заготавливали всевозможные вопросы. Было даже какое-то волнение, ведь нам предстояла встреча с Алексеем Венедиктовым, главным редактором «Эха Москвы».

Все волнения были развеяны, как только мы оказались в редакции. Нас ожидал радушный прием, многочисленные улыбки и, конечно, удивление, ведь нас оказалось гораздо больше, чем они предполагали. Зато тридцать слушателей Московской школы журналистики ничуть не смутили самого Алексея Венедиктова, так что он спокойно и подробно стал рассказывать нам о радиостанции и отвечать на вопросы.

С каждой минутой становилось все очевидней, что Алексей Алексеевич - человек, преданный своему делу. «Эхо Москвы» - неотъемлемая часть его жизни. Он рассказывал нам обо всех удачах и неудачах радиостанции, о ее взлетах и падениях. И, казалось, мы тоже смогли стать частью этой радиостанции - благодаря рассказам её главного редактора.

«Эхо Москвы», несомненно, имеет свой имидж. Алексей Алексеевич рассказал нам о том, что даже отдал приказ своим корреспондентам ходить исключительно в ярких свитерах, потому что корреспонденты в разноцветных свитерах больше выделяются в толпе, нежели чем корреспонденты в черных костюмах, и это, конечно, плюс для радиостанции. Алексей Алексеевич считает, что хороший журналист должен быть прежде всего индивидуальным, иметь свой стиль, так как та информация, что повторяется – уже не будет интересна обществу. Венедиктов ценит наглых и любопытных журналистов. «В индивидуальности любопытность есть всегда». Более того, журналист должен быть готов ко всему, не ждать, пока "ворота откроются перед ним, а лезть через забор".

Нам стало интересно, что Алексей Алексеевич понимает под журналистской этикой. Он ответил, что журналистской этики, как таковой, не существует, да и профессии такой тоже нет. Этика у каждого своя. Так, например, этика может зависеть от религии, государства или же круга общения. В 1996 г. у радиостанции был доступ к медицинской карте Ельцина накануне операции его жены. Сотрудники "Эха Москвы" долго думали - говорить об этом или не говорить. В итоге они решили промолчать, потому что, по их мнению, это не этично.

эхо-2

Алексей Венедиктов оказал нам радушный прием. Он ответил абсолютно на все наши вопросы, ничего не утаил. Он поведал обо всех прелестях работы журналиста и главного редактора, поделился своим жизненным опытом, за что мы ему очень благодарны. Алексей Алексеевич заинтересовал тех, кто не слушал ранее «Эхо Москвы», ведь если ты имеешь представление о радиостанции, об истории ее создания, об успехах и ее неудачах, когда ты знаешь, какое у нее яркое прошлое и какие личности творят ее настоящее, возникает невероятное желание ее слушать.

Анастасия Мудрая,

фото Софьи Карпенко