ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Блог простит

БЛОГ ПРОСТИТ ГОРОВАЯ Они пишут, не доверяя бумаге. Впрочем, не только ей. Оттого кажется, что они вечно молодые и даже строки тех, кого уже нет, написаны пару минут назад…

Девушку маньяка

« Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого» , - писала 19-летняя Алёна в своём дневнике.

Она родилась и жила в Днепропетровске. Писала, что по жизни пришлось ей нелегко: отца своего не знала, мать вышла замуж второй раз, родила вторую дочь и откровенно намекала, что Алёна – лишняя. От этого начались проблемы в собственной личной жизни: «Не знаю, настроила себя, что если моя семья была неблагополучной, я была не любимым ребенком, то у меня не будет собственной семьи. В лучшем случае, думала усыновить ребеночка». Она с головой ушла в учёбу, замкнулась, и о каких-либо отношениях даже мысли не было.

Но тут Алёна встретила Игоря. Всё было безоблачно: «Все удивлялись нашей паре. Как такое может быть? Замкнутый, "у себя на уме" Игорь и всегда веселая Аленка? Зато мы чувствовали себя комфортно в обществе друг друга. Мы дополняли друг друга. Любили, да что там, любим друг друга... Мне не хватало его вспыльчивости и "холодка", ему моего человеколюбия. Все было настолько идеально, насколько быть не может. «Игорь - это моя семья», - говорила я всем. Он даже предложил называться его фамилией. Замуж не звал, но все к этому шло… Знаете, встретились две глубоко одинокие души…»

Идиллия рухнула в июле 2007 года, когда совершенно случайно девушка узнала, что её молодой человек – серийный убийца. Один из тех самых «днепропетровских маньяков», которые 2 года держали в страхе весь город. Они убивали женщин, детей, стариков, издевались над животными. Все свои деяния снимали на видеокамеру (есть версия, что убийства они совершали именно для продажи видео). Но сами они так и не дали объяснение своим поступкам.

Алёна же винит себя за то, что ничего не знала и ничего не смогла сделать. Боялась до последнего, что ему вынесут самый строгий приговор: «Тогда мне остается два выхода: либо через балкон, либо в психиатрическую клинику». Тяжелее всего было от того, что не было людей, которым можно выговориться – Алёне было просто стыдно признаваться в том, кого она любит: «Мне "слабо" рассказать кому-либо о том, о чем я здесь пишу. Неважно кому: родителям, бесчисленным знакомым, бабушке из двора... главное в глаза! Я знаю их реакцию и она будет абсолютно правильной. Мне стыдно перед ними, мне стыдно перед вами, но его я люблю больше».

Свою последнюю запись Алёна оставила 31 января 2009 года - о том, как она ходила в суд. Игорь тогда искал её взглядом. Но она боялась его поймать, потому что по-прежнему любила, любила «голубые-голубые глаза, как две льдинки». Девушка как никто другой могла понять Игоря в тот момент, ведь, вероятно, только она по-настоящему знала его и то, как он может любить. Но она чувствовала только его отчаяние: «Я видела, что он сдался и меня охватила злость. Замученный не только физически, но и МОРАЛЬНО, он напоминал зверя, которого так боятся, но все же загнали в ловушку».

12 февраля убийцам вынесли приговор – пожизненное заключение. Что было с Алёной после этого – неизвестно, но 23 июля она покончила с собой. Со слов постоянных читателей её дневника всё было так: в тот день по дороге в магазин Алёна встретила знакомого и объяснила ему свою покупку (бутылку водки) тем, что сегодня особый день. А позже её нашли в квартире в белом платье с выпускного бала и разбросанными повсюду пачками таблеток обезболивающего. Следов насилия не обнаружено, а значит «особа, которая ходит по краю пропасти полтора года» переступила черту сама.

Она вела дневник совсем не долго, около двух недель, но каждый её пост пронизан болью, это читается между строк. Бежишь глазами по этим строчкам и междустрочьям, и не верится, что автор их мёртв, потому что боль там живая.

Поэта

Дневнику Алексея тоже около полугода. Точнее, он завёл его ещё в 2005, сделал одну запись, а вернулся только спустя три года. Он писал стихи, публиковал их в дневнике и на одном из сайтов в интернете:

Потерялась душа. Вы забыли ее в переулке?
Ее ветер унес, или, может, сбежала сама?
Без души голове необычно тоскливо и гулко.
Без души в голове не осталось ни капли ума.

Он также писал о своём труде поэта, иногда – что-то о жизни, но никогда не открывал имени. Он был загадочным и писал обо всём с долей юмора. Последнюю запись оставил 30 ноября 2008 года:

Я падал в бездну, и бездна шептала мне: "проснись.
В тебе нет веры, чтоб падать не вверх, а вниз".

А после, спустя полтора месяца, в его дневнике написала его старая подруга, которой он оставил пароль. Она сообщила то, о чём сама узнала недавно: Алексей погиб в конце 2008 года в автомобильной аварии на Сахалине…

Когда я умру - завещаю тебе своё сердце.
Пусть тело разрежут, достанут оттуда его...
Но даже в огонь его бросив, не сможешь согреться -
Оно будет холодно, сжато, недвижно, мертво.

Оптимистку

Дневник Светы полон оптимизма и жажды жизни. Такие редко встретишь, действительно редко. Читаешь её дневник страницу за страницей, и никакого негатива, пафоса, ругани… Всё искренне, всё просто. Если в жизни Светы происходило что-то неприятное, она спокойно воспринимала это, без истерик, без паник - да, оно так, но всё образуется: «Расстались… 25 ноября.. Ломка по нескольку раз на дню – хочется писать смски, делиться ежедневным..

1,5 года... Полтора года назад всё было по-другому..Не лучше и не хуже,а просто по-другому.. И я была другой. Теперь снова привыкать к тому, что я одна. Но странно - сейчас это и легко,и трудно одновременно. Появилось много времени для себя, для мыслей…».

Света была предельно откровенна и была, похоже, всегда на позитивной волне: «Жизнь прекрасна!=) Господи,как давно я не говорила таких слов!)) А ведь когда-то это было моё жизненное кредо..) В пятницу отмечали с Любимым ГОД!!! Ааа, такая дата!)))»

Ее дневник резко обрывается 21 февраля. Света пишет о корпоративной вечеринке, встрече с любимым, предстоящей поездке на дачу: «Вчера дома была в 5ом часу утра..жесть))) После корпоратива поехала с друзьями встречаться,а потом с Максом… Кстати,о корпоративе))) Всё было супер-мы с Ольгой и Казымкой станцевали, подарили мальчикам тельняшки, всё о’кей... Конкурсы, застолье на "полевой кухне"..))))

Сегодня ожидается пати на даче у Гончаренко)) Поедем туда с Доновскими,так что, организм, готовься!»

Кто же знал, что именно на этой даче в тот день случится пожар, в котором и погибнет Света. 22 февраля девушки и её молодого человека не стало. Последняя запись дневника – от мамы Светы. Она написала о том, как прочитала её дневник и поняла, что многого не знала о дочери, поблагодарила всех за дружбу с ней, пригласила на поминки: «Читала дневник дочки, узнала о ней много нового, открылись какие-то грани. Не обижайтесь, мне это важно и интересно. Спасибо вам за дружбу с ней. 2 апреля 40 дней, будем ждать всех дома».

Инженера

Джей (это его настоящее имя) вёл свой дневник очень долго – 6 лет, для блога это много. Про себя писал: «Джей — действительно Инженер, и это не должность, а образ жизни». В его дневнике можно прочитать обо всём: работа, жена, техника, компьютеры, интернет, друзья… Когда Джей написал в последний раз, ему было 35 лет, хотя этого совсем не скажешь по его постам. Так и кажется, что он молодой, активный, разбирающийся во всех современных технологиях и «фишках». А может, он просто стареющий хиппи – худой, с длинными волосами, большими, ещё горящими глазами, не смотрит телевизор и не слушает радио, не пользуется мобильным телефоном, а блоги и вовсе презирает.

Последний его пост – про мясорубку и миксер (Джей решил устроить «профилактический осмотр» старых бытовых предметов), последний пост в его дневнике написала жена: «В этом дневнике больше не будет записей. 26 ноября, в 12:50 Джей умер».

Пять дней до этой трагедии супруга Джея Светлана описывала всё в своём дневнике. 21 ноября ночью ему стало плохо, вызвали скорую, те увезли его в реанимационное отделение. Поставили диагноз – язва, перитонит. На следующий день прооперировали, Джей тяжело отходил от наркоза. Светлана сочиняла ему записки, ездила в больницу говорить с врачами, не спала по ночам, заканчивала каждый пост фразой «всё будет хорошо»: «Я хочу, чтобы Джей был уверен - всё хорошо. И чтобы все свои, пока еще не очень большие, силы тратил только на выздоровление». 24 ноября он смог дышать самостоятельно, его стали готовить к следующей операции. Шли дни, его всё не переводили в общую палату. 26 ноября – состояние очень тяжёлое, в 12:50 – его больше нет…

В последующих записях Светлана вспоминала Джея, выкладывала его фотографии и считала дни без него. Это не так, как когда дорогой тебе человек уехал в отпуск и ты считаешь дни до 15 июля или 26 августа. Но дневник Светланы до сих пор называется «Всё будет хорошо».