ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Страной ошиблась

Анастасия Горячева

Утренний троллейбус. Пассажиров с хмурыми, сообразно погоде, лицами можно пересчитать по пальцам. Через проход сидели две женщины «бальзаковского возраста». Одна, болезненно полная, с крашенными в темно-сиреневый волосами и упорной миной на лице, была явно активнее другой. Собеседница же ее была блондинкой. Тоже не настоящей, но с вызывающим макияжем и менее решительным видом.

- Там, за границей, заботятся о людях, лечат их, вообще здоровье нации – это для них главное, не то, что у нас, – твердила «сиреневая» женщина.

В ответ доносились сокрушенные вздохи блондинки, которая то и дело поправляла съезжающую с колен внушительных размеров дамскую «сумочку».

- Вот в Америке… - завелась говорившая, почему-то выбрав для примера «идеала здравоохранительного благоденствия» именно эту страну.

Далее она демонстрировала совершенно поразительные познания в области американского здравоохранения, называя штаты и приводя точные цифры (!) о количестве людей со страховкой, больницах и поликлиниках. Если верить ее словам, то даже в самых бедных штатах все жители застрахованы, регулярно проходят осмотр и получают бесплатные лекарства.

Блондинка восхищалась такой заботой американского правительства о народе, время от времени негодуя по поводу состояния здравоохранения в России и возмущенно приподнимая нарисованную бровь.

Но по ходу перечисления столь длинного списка деталей пыл женщины с сиреневыми волосами все угасал. Напоследок она добавила, подводя итог своей, в общем-то, монологической речи:

- И в Америке в три раза больше ветеранов Великой Отечественной войны, чем в России. Вот откуда они там? В три раза больше-то? Мы воевали, мы победили, а ветераны со страховкой живут там.

Тут она как-то совсем поникла, видимо, в который раз сравнив про себя заботу о населении в двух странах.

Слушательница после этих слов сфокусировала взгляд на молнии сумки и начала печально ее рассматривать.

Троллейбус уже сворачивал к остановке. Знаток американского здравоохранения засуетилась, прижала к себе сумку и стала прощаться:

- Зато у нас скрипачи лучше. И пианисты, - встав, проговорила она и направилась к выходу.