ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Опера «О-Нацу»

Меред Мередов

Это было на Арбатской, точнее в нескольких шагах от Дома журналиста. Люди приходили на оперу «О-Нацу». Я был среди них, и рядышком со мной была Алия. Смысл того, что нам импровизировали был таков:

Герой Сейджуро и героиня О-Нацу были влюблены друг в друга, и между ними был Отец. Как любой отец он хотел, чтобы его дочь вышла замуж за того, которого выберет ОН. А наша парочка встречалась тайно. Злобный папаша застукал их ночью и после этого для героя все двери дома были закрыты.

И однажды наступил день, когда нужно было обвинять пацана за кражу денег, которых он естественно не брал. Пришлось Сейджуро мстить.

Он как крыса тайным образом проник в спальню к Канджеро (какому-то истинному подлецу), и давай тыкать ему ножом. Мертвое тело повернулось к нему лицом, и любовник обнаружил не Канджеро, а его друга. Отворились двери, и зашла в спальню ОНА.

Они вместе прижались и начали говорить на японском, и петь: «Сенджеро». Да они весь спектакль только и пели: «Сенджеро». Знаете, надоело. Аааа!!!– минуту она так рыдала. Зашел отец, видит труп, и понеслась, и поехало. Листочек и смертная КАЗНЬ. Кстати, за «япошой» пришла стая японцев. Все шумели, примерно вот так: «Ааа!!!». Но ОН крикнул, как мне послышалось: «Заткнитесь». И все заткнулись.

В этот момент задние двери открылись, и мертвец встал и ушел. Странно, а мне показалось, что он из зала сбежит в другую комнату. А нет, оказывается, эта дверь была открыта для НЕГО (Сейджуро).

Наша девочка плачет, а что плакать? – тупость какая-то. А, надо ж показать зрителю.

Самое интересное было, когда ОН (Сейджуро) шел, а впереди него шагал палач. Он мог спокойно дать задний ход и убежать!Так было бы интересней. Но нет нужно делать так, как предусмотрено репетитором (или как их там?).

Так вот привели его к лобному местечку, и давай читать Будду японскую (или во что они верят?). А я ожидал, что его не убьют, что злобный папаша поймет…но нет. Героя того дня (в том пространстве) казнили. Я вообще много чего ожидал от японской оперы.

Зато с Алией, которая хотела быть загадкой в тот вечер, мы нашли общий язык. Она все время учила меня чему-то. Ну ладно. Вообще не нужно слушать женщин.