ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Национальное

Мария Филимонова

Стоит у величественного здания человек в серой куртке, держит в руках кусок картонной коробки: «Ув. депутаты, руки брысь, так сказать, от нашей Конституции!» А мимо идут неторопливо господа в строгих костюмах. И серый человек поглядывает на них с дерзостью. А они – равнодушно.

Вроде бы все есть у наших думцев. Кроме мусорных бачков: ни одного кругом. Не хватило. Кризис в стране как-никак.

– Что же, – говорю охранникам, – мусорки нет?

– Чтоб не мусорили, – гордо отвечает один.

Его напарник добавляет: «А, бросайте

на дорогу – подметут».


Национальные приоритеты

Вся Россия, чудится, в этом здании. Первый этаж – мирское: суровые гардеробщицы, азартно фотографирующиеся школьники-экскурсанты. Что выше третьего – и подумать страшно, а на втором-то этаже, куда ведет ковровая дорожка, судьбы вершатся: Владимир Жириновский с коллегами проводит круглый стол «Нормативно-правовые аспекты государственной поддержки талантливой молодежи». Статистику застенчиво озвучили: 2 млн. детей в государстве не ходят в школу. Задумались. О талантливых детях (время остальных, как видно, не пришло). Идея такова: следует создавать для них особые школы, из которых выпускались бы только Ломоносовы. Выяснилось, обнаружить в ребенке талант легко: нужно ежегодно проводить среди учащихся специальные тестирования, которые и помогут выявить юных гениев. На робкий выкрик из зала, что все дети по-своему одаренны, г-н Жириновский заявил: мол, средств на всех не хватит.


Национальный кризис

Затем разговор плавно перешел к традиционному «всю власть отдать народу» и «как пережить кризис»…

О том, что народ – это и обычные люди, забота о которых не входит в

планы власть имущих, почему-то забыли. Зато нашелся изумительный выход из экономического кризиса: оказывается, по словам г-на Жириновского, если вдруг случится новая страшная война, часть населения погибнет, и появится свободная жилплощадь, лишние деньги. Выходит, взорвать атомную бомбу – города освободятся: живи – не хочу.

Подобные круглые столы, над которыми парит вдохновенный призрак свободы слова, проходят здесь несколько лет. Но дальше дебатов дело на этой большой кухне не продвигается. И слава Богу: иначе не избежать бы нам новой мировой катастрофы.