ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

ЗНАТЬ требования редакции

ТРЕБОВАНИЯ РЕДАКЦИИ

ИЛИ ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ТЕКСТ НЕ ОКАЗАЛСЯ ЧУДОВИЩНЫМ

Сначала подумайте о теме и только потом – о смысле жизни. Напоминаем, что тема газетного материала не похожа на тему диссертации, философского трактата, романа «Война и мир» или величайшего школьного сочинения всех времен и народов:

«Образование на грани кризиса? ЕГЭ. Для чего его придумали, кто придумал, каких целей они хотят достичь, делая такие экзамены?»

Так не надо.

Не стоит подсказывать и, тем более, давать ответы на вечные вопросы. Оставьте это читателю, он сам во всем разберется. У него дома есть книжная полка и интернет. Он лично знаком с Капитаном Очевидностью. Он знает, что такое любовь, смерть, ЕГЭ и ОЛОЛО. Читатель умный, помните об этом. К тому же, живой, поэтому будьте аккуратней с сенсациями.

Выражайтесь яснее. Даже если в теме и есть философские вопросы, формулировать ее нужно так, чтобы читатель (главный редактор и заместитель главного редактора) смеялись над сутью, а не над формулировкой:

«Отсутствие скейт-парков заставляет ребят заниматься любым делом там, где как говорится, не положено: на аллеях, у фонтанов, памятников и различных магазинов…»

И так тоже, как вы догадались, не надо.

Обсудите тему с руководством редакции. Правда, будьте готовы к тому, что у руководства могут возникнуть вопросы. Любые, кроме философских. Например: «А что ты знаешь об этой теме?», «А как ты собираешься ее раскрывать?», «А какой объем будет у твоего текста? Желательно, в знаках…», «А какие у тебя источники информации (кроме интернета)?», «А есть ли живые люди, которые могут что-то рассказать?», «А что ты собираешься у них спрашивать?», «А что ты хотел от читателя?», «А ЧТО ВООБЩЕ СЛУЧИЛОСЬ???»

Если руководству редакции тема не подходит, значит… не удивили.

Об этом либо уже писали, либо не писали (потому что не надо), либо читатель заснет за утренним кофе. И не проснется никогда. Мы это почувствуем и спасем его от вас.

Но о смысле жизни думать все равно РАНО. Нужно искать другую тему.

Задача – сделать так, чтобы читатель захотел сам оказаться на месте событий. Не потому что кого-то убили или полюбили, а потому что это связано с такими же живыми людьми как он, а значит, и с ним тоже. Вот, например, одна из таких тем:

Жизнь через забор

Белорусско-литовская деревня Пицкуны-Норвилишкес — место, где граница между Евросоюзом и бывшим СССР прошла по людям. В буквальном смысле, без метафор.

Журнал «Огонек»

Мы требуем темы в виде заголовков и лидов. Причем, именно ваших материалов, а не чужих. Нашли тему – потрудитесь над анонсом.

Будьте готовы к тому, что вас попросят (от вас потребуют), чтобы вы сходили /съездили/сплавали/слетали туда, где нашли тему. И не раз. Поэтому задумайтесь, стоит ли искать ее где-нибудь на летних каникулах в Зимбабве или на сайтах африканских информагентств.

Если тему все-таки утвердят, пора писать текст. Сразу же, пока вы не забыли всё, что хотели узнать (в том числе от руководства редакции), и пока живы (или не заняты) те, кто может вам что-то рассказать или показать.

Когда соберетесь писать, помните:

У текста есть форма. Она называется жанром. Не стоит сломя голову бежать к главному редактору с одной расчерканной сверху донизу страничкой, вышибая двери и переворачивая столы в кафе Домжура, со словами: «Я очерк написал!!!». Очерк не от слова «черкать». Честное слово. Потрудитесь заглянуть хотя бы в Википедию, она иногда не лжет:

«О?черк — одна из разновидностей малой формы эпической литературы — рассказа, отличная от другой его формы, новеллы, отсутствием единого, острого и быстро разрешающегося конфликта и большей развитостью описательного изображения».

Затем ответьте на первый философский вопрос: можно ли небыстро разрешающийся конфликт уместить на одной странице, дополнив его хотя бы каким-то описанием?

Если получится, отправляйтесь к главреду. Желательно, шагом.

У текста есть смысл

Он складывается из ответов на вопросы, самый философский из которых: «А что ты этим хотел сказать?». Отсюда берутся и средства , которые вы будете использовать.

Если что-то где-то сгорело, достаточно и тридцати строк. Потому что задача – только сообщить . Другой вопрос, зачем.

Если проблема такая, как в наполовину белорусской –наполовину в литовской деревне, ее придется ее показывать . С двух, с трех, четырех, - со скольких потребуется сторон. Причем ваши собственные мысли будут мало кому нужны. А нужны будут мысли людей, которых эта проблема коснулась. Понадобятся истории о том, как женились через колючую проволоку, или как проверяли документы перед входом в баню, потому что она – за границей. Понадобится найти и тех, кому нравится ходить в баню через границу. Их точку зрения читатель тоже хочет знать, потому что он умный.

А есть такие проблемы, которые нужно оценивать . Если парламент Англии не замечает, что в стране голод, и люди едят все, что движется, можно предложить ему продавать на вес детей - они явно лишние. И расписать это в духе отчаянного проекта, как это давно сделал Сфифт, и в это поверить. Только тогда они задумаются. Потому что иначе показывать что-то кому-то будет бессмысленно.

У текста есть информативность

Каждая строчка должна что-то сообщать, кроме того, что все плохо.

У текста есть авторский стиль. Это не количество художественных приемов или шуток в одной строке, причастных и деепричастных обротов в предложении. Читатель может в них заблудиться, быстрее, чем в соснах.

Стиль - это ход мыслей, их расположение, ответ еще на пару философских вопросов: «почему это слово стоит здесь, а не там?» и «почему я сказал не молодежная политика а политдетсад?»

Если стиля нет, кажется, что текст написан кем-то другим и кому-то другому достанется от главреда.

У текста есть еще много чего, но если есть хотя бы это, его можно сдавать и думать о смысле жизни… пока из редакции не позвонят.