ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Пришел? Увидел? Побеги! - встреча с Юлией Бордовских

юлька

Многие жалуются, что на журфаки идут одни девочки. Но когда в школу журналистики в ДомЖуре пришла Юлия Бордовских, даже наш главред стал убежденным феминистом. Слово… за Натальей Гончаровой.

Больше пятнадцати лет мы наблюдаем за ней, появляющейся на самых разных работах. Сначала ? радио, позже ? НТВ, а там новости, спортивная редакция, утренняя программа... Теперь вот ? журнал «Bosco Magazine». Но куда бы не забросила ее «эфирная» судьба, она всегда ? та самая жизнелюбивая Юлия Бордовских, журналист со спортивным характером. Сегодня Юлия исключений делать не стала. Как призналась, опять бегала! Утром, на дорожке. А потом ? прямиком в Центральный Дом Журналиста. Хотя и в строгом жемчужно-сером костюме, но появляется Бордовских по-спортивному стремительно. Садится, крутит в руках телефон, улыбается.

-Вообще всегда хотела стать врачом… Стоматологом. Мне почему-то казалось, что скорее я смогу разобраться в зубах, нежели в чем-то другом... На закате школьной жизни захотелось общения. Занятия же в школе олимпийского резерва не позволяли видеть жизнь. А еще мне всегда легко удавались сочинения. Писала их хорошо, но не только себе, а всем мальчишкам в классе. Мой отец, издатель и редактор со стажем, однажды заявил: «Юля, а оно тебе надо - в чужих зубах-то ковыряться?» Словом, как только я пошла в Школу Юного Журналиста, через три дня перспектива стать врачом для меня благополучно канула в небытие.

- Сложно далось поступление на журфак МГУ?

- Сначала активно атаковали мысли: «Я? На журфак? Как…?» И счастье мое, что в тот момент при поступлении давали дополнительный балл тем, кто хорошо заканчивал школу. Я же закончила ее с отличием и потому оказалась в стенах факультета. А потом уже была практика на радио, после - на ТВ.

- Радио - сильная школа для журналиста?

- Да. Мне повезло оказаться на радио «Максимум» в золотое время. Это был период становления всего нового – 1992 год. Тогда радио было той историей, которая мне была так нужна. В радио-эфире вы играете голосом, а на телевидении вы играете всем. И для того, чтобы чувствовать себя свободно в разговорном жанре, мне нужно было пройти эту школу жизни. И сейчас, когда меня приглашают на радиостанции «Маяк», «Серебряный дождь» или «Эхо Москвы», ловлю себя на мысли, что мне там по-прежнему комфортно.

- На ТВ вам было также комфортно?

- ТВ-часть моей жизни! НТВ - в частности. Пятнадцать лет я провела именно там. Началось все с программы «Намедни», куда меня пригласил теперь уже мой хороший друг Леня Парфенов. Он позвонил мне однажды: «Юля, у тебя такой красивый голос! Хватит сидеть на телефонах!» И я перестала. Правда, после двух лет веселой жизни на радио я прибавила 10 кг, и, когда увидела себя в кадре, в голову закрадывались мысли, что меня никуда не возьмут. Но взяли. Продержалась там всего месяц. Леня, человек авторитарный в своих решениях, неустанно говорил мне: «Ты прекрасно это написала. Но можно я по-своему перепишу…» Мне, конечно, это не нравилось, и я занялась спортивной журналистикой. И не устаю повторять, что очень уважаю спортсменов. Знаете, почему? Представим, кто-то бежит стометровку. Ему в этом не в силах помочь ни бабушка, ни мама, ни папа. Одно из двух - либо справился, либо нет. И в журналистике это важно! Рвут твой текст, выбрасывают - хорошо, я напишу новый!

- Вы и пробовали себя в спорте, и много рассказывали о нем зрителям. А у ваших детей есть желание спортом заниматься?

- Не важно, есть или нет! Будут! (Смеется). Хотя Маруся, дочка моя, – одна из тех девочек, которые под любым предлогом пытаются пропустить уроки физкультуры ? то она кашляет, то кроссовки забыла, то бок болит… А недавно у нее в школе стартовал проект «Непоседы», а там уж такая «подготовочка», что любой спорт, пожалуй, отдыхает!

- А отдых у вас столь же активный, как работа?

- Могу сказать, что максимум своего свободного времени я стараюсь проводить с семьей. Я закрыла для себя походы на ненужные мероприятия. Хожу только к ближайшим друзьям. Еще любим с Марусей и в гости сходить, и на шопинг выбраться - редко получается, но стараемся…. Она уже девушка одиннадцати лет, хочет одеваться модно (улыбается). А с сыном Федей любим играть в развивающие игры. Иногда я на работу убегаю, а он открывает журнал и упорно делает вид, будто что-то пишет. И заявляет мне: «Я журналист, я пишу…!» Забавно наблюдать за тем, как он взрослеет…

Юлия заметила в зале большую вазу с цветами, поэтому рискнула перейти к рассказу о поклонниках:

- Смотрю, какие у вас тут цветы красивые стоят. Помню, когда еще в «Стране и мире» работала, появился у меня один ухажер… Каждый день стал присылал мне еще большие букеты! Каждый день нтв-шники заходили, узнавали, какой на этот раз букет появится... Правда, встретившись с этим мужчиной, я поняла - не мой человек. А врать я не люблю. После этого и цветы перестали приходить, и тогда уже стало грустно. Причем не только мне, но и всей редакции программы...

- А какое событие в период работы на ТВ можете назвать самым эмоциональным?

- Более эмоционального, живого события, чем Олимпиада, нет. Однажды меня спросили: «Бордовских, не надоело про лучников рассказывать?» Не надоело. Хотя я и знала уже точно - кто к какому моменту заплачет, а когда смеяться будет… Долго я проработала спортивным журналистом. Целых восемь лет.

- Тогда можете сказать, спортивных журналистов, спрос так же высок, как и на обычных? В том смысле, что... продажные среди них бывают?

- Спортивная журналистика - тоже журналистика, особенно сейчас - трудно назвать кого-то независимым журналистом. Все работают по схемам. В спортивной журналистике тоже есть несколько лагерей. Есть Олимпийский комитет, есть Министерство спорта, есть Федерации, есть Комитет подготовки к Сочи 2014... Везде - сильные люди. Каждый перетягивает одеяло на себя, у каждого - свои журналисты. Все же пишут о результатах! Все. Сейчас спорт - чистая политика. А в связи с Сочи – большая политика. Каждое упоминание в СМИ ценится на вес золота. Иногда нейтральная информация воспринимается очень остро. Не знаешь, что может понравиться этим, что ? тем, как повлияет на третьих.

Секунда, другая… Бордовских добавляет:

- Но если бы я сказала по-другому, вы бы мне просто не поверили, правда же?

Фото: Яна Лапикова.