ШКОЛА ЖУРНАЛИСТИКИ
имени Владимира Мезенцева
в Центральном Доме Журналиста
Записаться

Встреча с деканом факультета международной журналистики МГИМО Ярославом Скворцовым

скворцов-2

В Центральном Доме Журналиста состоялась встреча Ярослава Скворцова, декана факультета международной журналистики МГИМО, со слушателями Московской школы журналистики им. Владимира Мезенцева. Разговор начался с актуального вопроса о том, чем же различаются факультеты журналистики МГИМО и МГУ.

- Мы достаточно молоды, и МГУ считаем своим прародителем. В 1968 году был создан факультет международной журналистики в институте международных отношений, как самостоятельный факультет. Самое главное отделение на факультете – социология массовых коммуникаций. Оно и является самым молодым ? в этом году был первый выпуск. Ребята на нем изучают социологию, однако это не социологический и не филологический факультеты МГУ. На нашем отделении социологии массовых коммуникаций понимают, в чем и как наука социология может помочь человеку с коммуникациями, в том числе и с журналистикой.

Но в последнее время у нас страшная диспропорция мальчиков и девочек. Журналистика становится женской профессией, и это неплохо. Это действительно та профессия, в которой надо проявлять усидчивость и обладать той самой женской находчивостью, иметь острый взгляд на события. Да и девочки на факультете учатся лучше, больше стараются!

- На журфаке МГУ с первых курсов студенты стараются работать. А на факультете международных отношений МГИМО с этим как?

- Система у меня такая: я на первом курсе ребятам запрещаю работать. На втором уже не рекомендую, на третьем прошу это делать очень осторожно, а на четвертом говорю, что если вы еще не попробовали себя в деле, то я опасаюсь за ваше будущее. Но! Есть у меня студенты, которые на первом курсе работают, и я об этом ничего не знаю, а точнее делаю вид, что ничего не знаю, потому что это никак не отражается негативно на их учебе. У них отлично получается совмещать учебу и работу. Молодцы! Поэтому уже к четвертому курсу мне становится понятно, что этот человек может стать хорошим журналистом, это его!

- Что привело вас в журналистику?

- Если я скажу, что случай, вы мне не поверите. Я вообще не знал, кем хочу стать и поступал военное училище, но не прошел по здоровью. А в МГИМО решил пойти за компанию, со своим лучшим другом, чтобы не стыдно было пролететь. Подал документы, с первого раза не прошел. Вообще в МГИМО много людей срезаются на вступительных, а тогда, видимо, перестарались, и мой декан предложил мне сдать два дополнительных экзамена: литературу и творческий конкурс. Я сдал и оказался на факультете международных отношений МГИМО. Вся моя семья училась на филфаке МГУ и поэтому, когда мы собираемся, все вместе 25 января, и моя мама говорит: «Ну, давайте выпьем за образование! Мы ведь все образованные люди…» - смотрит на меня – «… ну не все конечно, но мы ведь все-таки в МГУ учились!» я думаю про себя: «Да, подвел…» (улыбается) В МГИМО я вернулся в 2000 году. Когда стал деканом, понял, что совмещать журналистику и деканство очень сложно, но, тем не менее, я уже два года работаю на радио. Вот так случайно зашел в журналистику и остался надолго.

Скворцов

- Поддерживаете ли вы идею введения дня журналиста-международника в России?

- Да, безусловно. Я подписался под этой классной идеей, которую предложил Дима Воскобойников. Праздник – это всегда хорошо, но, другое дело, праздник должен быть наполнен каким-то смыслом. Идея хорошая, просто отличная, но надо только подумать: как? Например, как вы думаете, Федор Конюхов – международный журналист? Я думаю, да. Он пишет картины, а разве это не способ передать то, что ты почувствовал, увидел, поделиться этим? Именно такими качествами должен обладать журналист-международник. В общем, нужно только подумать, как именно эту классную идею осуществить.

- Каким вы видите будущее международной журналистики?

- Вы знаете сайт агентство «РИА-новостей»? По моему мнению, на сегодняшний день это лучший пример того, что называется конвергентной журналистикой. Она позволяет воспользоваться всеми техническими возможностями, где нет какого-то первичного деления на телевизионную, радийную или пишущую журналистику ? эта грань просто стирается. Вот вы читаете и не знаете, кто такой Путин, но вы без проблем заходите по гиперссылке и читаете информацию о нем, а если вы уже знаете о нем, тогда читайте дальше, ради бога. И я считаю, что международная журналистика должна идти именно по этому пути. Получится вполне удобоваримый продукт. Я думаю, что будущее наше именно за технологичной и технологической журналистикой.

- Раньше вы работали в «Литературной газете». Расскажите, почему сейчас она не столь популярна, как раньше, и что можно сделать, чтобы сделать ее более читаемой.

- Некогда «Литературная газета» из ниши корпоративных изданий взлетела на уровень всесоюзной газеты. Ее называли «форточкой» для советской интеллигенции. Ни окно, ни дверь, а именно форточка. Мы открываем ее, когда нам душно и хочется свежего глоточка. «Литгазета» никогда не была оппозиционной. Она высказывала свое мнение, с ней можно было дискутировать. Много ли у нас изданий со своей позицией? Которые авторитетны, которые заслуживают уважения? «Литературная газета» была именно таким изданием. Времена меняются, «Литгазета» просто вернулась в ту же самую гавань, из которой когда-то уплыла. Я даже и не знаю, что нужно сделать, чтобы она снова стала такой популярной. Может быть, страна должна измениться.

- В самом начале разговора Вы упомянули, что в современном обществе журналистика становится преимущественно женской профессией. Вы назвали несколько положительных черт этого изменения. Хотелось бы услышать о минусах.

- Вот я бы никогда не женился на журналистке! (Зал смеется). Нельзя сказать, что с 9 до 18 я журналистка, а с 18 до 9 я жена, мама и т.д. Эта профессия проникает в тебя. Моя жена проработала в Интерфаксе несколько лет нефтяным аналитиком. Потом она оттуда ушла, и я вздохнул с облегчением! У немцев для семейного благоустройства женщин существует три «К»: kinder (дети), kuche (кухня), kirche (церковь). Мне, если честно, близка эта позиция. Хотя... я дружил с Аней Политковской: мы были соседями, вместе с собаками гуляли. Я помню Аню, как человека. Вы знаете, как человек, Аня намного глубже, намного интереснее. Когда мы видим человека на экране, нам кажется, что мы видим его полностью. Это не так. Аня – очень ранимый, очень женственный человек. Мы рисуем ее борцом. Она - борец, но в то же время женщина! А очень многие люди знают ее только лишь по материалам, а вот этой глубины не знают. И я прошу вас: если вы все же выберете эту профессию, не надо подставлять голову, оставьте мужчинам мужскую работу. Будучи журналистами, оставайтесь женщинами.

- Знание иностранных языков сегодня требуется почти везде. Могли бы Вы выделить несколько, по-вашему, самых важных языков?

- В последнее время немецкий считается редким языком. Английский, испанский нужно обязательно знать. Чтобы я вам посоветовал… знаете, китайский назвать редким очень сложно, так как на нем говорит большая часть населения, но это очень и очень перспективный язык. Если вам близка Европа, то было бы интересно изучить венгерский язык. Ну, а вообще, конечно, учите немецкий. Знаете поговорку? «Оптимист учит английский, пессимист китайский, а реалист – строение автомата Калашникова...»

«Ни в коем случае нельзя переоценивать себя в профессии», - такое наставление дал напоследок Ярослав Львович, а стоя в дверях, добавил: «И кстати, знаю, о чем вы думаете, но стесняетесь спросить. Поэтому скажу сам: поступить в МГИМО не так уж сложно».

Фото: Софья Карпенко, Мария Моткова.