Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

Бок о бок с Магелланом

Х Всероссийский конкурс имени Владимира Мезенцева «Юные журналисты России».

Номинация — «Очерк».

Участник – Юлия Ковтун.

Бок о бок с Магелланом

Он покорил десятки горных вершин. Он тысячи раз прокрутил педали велосипеда, участвуя в велопробеге Москва – Комсомольск-на-А муре. Он запускает двигатели стальных птиц-самолетов. Благодаря ему я умею не только распознавать размер лапы медведя (обычно это 43), но и спасаться от косолапых гостей в разваленных банях, преодолевать заваленные трухлявыми соснами перевалы, переходить вброд горные реки, ну и, в случае чего, протяну на одних лишь грибах и ягодах недельки три. И этот человек – Круглик Евгений Мефодьевич , мой любимый дедушка и личный Магеллан.

Мой дед самый обычный человек, не умеющий проходить сквозь стены или стрелять лазерами из глаз, однако он легко покоряет старый Болоджок, преодолевает тысячи километров с тяжеленным рюкзаком за спиной и сплавляется по бурлящим горным рекам. Любовь к экстремальному туризму проснулась в нем еще в детстве. В седьмом классе дед со своими дворовыми друзьями пешком отправился на правый берег Амура, чтобы доказать себе, что он еще тот «крепкий орешек».

После такого марш-броска дедушку навсегда затянула туристическая жизнь. И вот уже полвека он курортным пляжам предпочитает узкие таежные тропиночки. Тянь-Шаньский хребет пал под его натиском, гордый Алтай был покорен храбрым туристом, выдыхающая ледяные метели Арктика и мыс Дежнева отмечены на карте, как уже исхоженные вдоль и поперек, вулкан Толбачек не смог преградить путь деду своей серой пеленой из пепла, а для бурятов, проживающих рядом с Западными Саянами, дедушка стал совсем родным. Что уж тут говорить о Комсомольске! Не осталось тропинок, в радиусе 100 километров от дома деда, на которых не отпечатались бы следы от его кирзовых сапог.

Дедушка-Магеллан любит рассказывать о своих приключениях. Однажды зимой во время лыжной прогулки он встретился со стаей голодных волков. По их хищному оскалу было совершенно ясно, что они уже обдумывают рецепт, по которому будут готовить из дедушки ужин. Но дед, ничуть не смущенный этой неприятной встречей, быстро прикинул дальнейший план спасения и помчался вниз с пригорка, петляя между заваленными снегом елками, напрямик к городским домикам. Но не только голодные волки преграждали путь этому экстремалу. Как-то раз, во время очередной экспедиции в горы, на их команду обрушилась снежная лавина… Ох как же пришлось потрудиться деду, чтобы выбраться из белого плена, прокладывая путь не только себе, но и пострадавшим товарищам. Каждые выходные, зимой и летом, осенью и весною, он устраивает себе ма-а-аленький марш-бросок, длиною в 30 километров, до правого берега Амура.

Глядя, как мой дед в стоптанных, пыльных кирзачах проходит очередной десяток километров под пение кукушек и стрекот кузнечиков, мало кто может подумать, что это – один из лучших работников Комсомольского авиазавода. Вот уже 50 лет он отлично справляется со своей работой. Если бы не этот человек, то не пронзали бы крылья «Супер-Джетов-10 0» холодный, разряженный воздух, не подымались бы ввысь истребители Сухого. Профессия деда, пожалуй, самая важная и ответственная, ведь именно он, словно кардиохирург, запускает сердца–двигатели самолетов. Дедушка прекрасно понимает, что всего лишь незакрепленная деталь или плохо смазанный механизм может стоить пассажирам и пилоту жизни, поэтому он всегда очень серьезен и сосредоточен, ведь у него нет права на ошибку.

Когда мне исполнилось 5 лет, дед стал закалять мой характер. Моя туристическая «карьера» начиналась с крохотных походов за город. С каждым годом мы уходили все дальше и дальше, так к десяти годам я уже шагала с рюкзаком за плечами по расстелившимся лугам Западных Саян. И пока другие дети играли в Барби или собирали фишки с покемонами, я преодолевала очередной перевал под песни Владимира Высоцкого и шепот осенней листвы.

С тех пор вместе с дедушкой мы преодолевали бурные и непокорные горные реки, слушали рокот сердитых волн Татарского пролива с его несговорчивым характером, встречали романтичные, нежные восходы и сгорающие в последних лучах солнца страстные закаты, любовались заваленными снегом раскидистыми соснами и маленькими степными елочками. За десять лет моей туристической карьеры мы повидали столько чудес, сколько за всю жизнь не увидит человек, закутанный в серое одеяло городских будней.

Я благодарна деду за то, что он воспитал меня, как настоящего бойца. Теперь я, как и дедушка, способна вытерпеть вселенскую боль растянутых мышц, не скрипя сердцем, выпью туристический чай с комарами, сумею в одиночку развести костер, ну и, конечно же, нарублю дров в холодный зимний день. Но люблю я своего деда-Магеллана не только за это. Я прекрасно знаю, что могу обсудить с ним все, что угодно. Поздними холодными вечерами мы собираемся с ним на кухне, готовим жаренную картошку, играем в шашки, обсуждаем любимые книги и спорим о том, кто больше съест варенья.

И пока нежные, избалованные девушки смотрят сериалы и ждут встречи со своим любимым певцом, я с гордостью посмотрю на деда, соберу тяжеленный, пропахший костром рюкзак, надену парочку новеньких, пока еще не истоптанных сапог и отправлюсь в очередное путешествие под музыку холодного ветра и угугуканье старой совы, чувствуя рядом надежное плечо, крепкую руку и мудрый взгляд моего деда-Магеллана.

Юлия Ковтун

2

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту