История о том, как учащиеся Школы журналистики имени Владимира Мезенцева посетили демонстрационный зал ФСБ

История ученицы Школы журналистики имени Владимира Мезенцева Анастасии Петровой о недавнем походе в демонстрационный зал ФСБ России


21 января учащиеся Школы Журналистики имени Владимира Мезенцева вместе с директором Школы, Георгием Мезенцевым, переступили порог здания на Лубянке и попали на экскурсию в историко-демонстрационный зал ФСБ РФ.

Многим современным школьникам было бы интересно оказаться на нашем месте и попробовать задать каверзные вопросы агенту, «исполняющему обязанности» экскурсовода. Теперь, подробнее о том, что же удалось увидеть и услышать внутри.

После того, как мы переступили через пост охраны, нас встретил мужчина средних лет, одетый в строгий костюм, как в классических фильмах про шпионов, это был сотрудник ФСБ. К слову, другие люди, изредка встреченные нами, вовсе не выглядели такими официальными, скорее просто придерживались офисного, а иногда и просто кэжуального стиля.

Сотрудник ФСБ провёл всех нас наверх, на 2 этаж, к музею, где вежливо, но безапелляционно предупредил будущих журналистов о запрете вести съемку, что было вполне ожидаемо.

Сначала мы осмотрели награды, когда-либо полученные руководством органов госбезопасности, после чего нас провели к витрине со знаменем, которое несут на Параде Победы 9 мая.

Затем мы прошли в следующий зал, где нам предстояло более обстоятельно познакомиться с некоторыми историческими событиями через призму влияния и участия в них ВЧК, ОГПУ, КГБ и ФСБ. Оказалось, что первое упоминание об органах правопорядка было ещё в 1380-ом году в «Никоновской летописи», а потом в «Соборном уложении», и в «Положение о корпусе жандармов» 1820 года.

За несколько часов нам вкратце описали самые яркие эпизоды из жизни органов госбезопасности и показали связанные с ними документы. Появление ВЧК, жизнь его первого председателя – Феликса Эдмундовича Дзержинского, операции «Трест» и «Синдикат-II» по выявлению лидеров и финансирования контрреволюционных движений. Нам также рассказали о сосредоточение усилий в конце тридцатых на внешней разведке – сотрудничество с «Красной Капеллой», попытке узнать заранее дату начала войны, и сами действия во время Великой Отечественной – борьба с иностранными агентами, создание Смерша, операция «Туман», предотвратившая покушение на Сталина. А также более современная деятельность - борьба с националистическими движениями в пятидесятых, с диверсионными группами, забрасываемыми на территорию СССР.

Живой интерес вызывала изъятая в то время специальная техника: зажигалка – фотоаппарат, настенные часы, ведущие запись и передачу информации, передатчики разных моделей, замаскированные под чемоданы, огнестрельные ручки со специальными чернилами и многое другое.

 

Мне показалось, что наш экскурсовод оказался талантливым оратором. Ведь, несмотря на то, что слушать различные исторические справки обычно не очень интересно, он смог завладеть всем моим вниманием и рассказать так, что все детали и цифры, связанные со сказанным, запомнились легко и, надеюсь, надолго.

Больше всего меня поразила история про Адольфа Толкачёва. Советский инженер, работающий на оборонном предприятии, мог бы помочь своей стране, внести вклад в её развитие, но, к сожалению, имел пагубное пристрастие – нездоровую любовь к деньгам. Он обратился в ЦРУ и стал их «инициативном сотрудником» в 1979-м году. Толкачев передавал в США информацию обо всех проектах, над которыми работал, фотографировал секретные технические документы с помощью специального «брелка» – внутри была спрятана плёнка на 42 кадра.

За все это «товарищ» Толкачёв получил около 700.000 руб., которыми даже не мог воспользоваться, он мог только смотреть и пересчитывать. Долго такая утечка информации не осталась без внимания. Советские агенты из ЦРУ доложили командованию о шпионе, и на заводе, где работал предатель, начались проверки. В ходе обыска у него обнаружили улики – спецтехнику, инструкции по её использованию и передаче информации. Деваться было некуда, пришлось сознаваться. Во время следствия Адольф Толкачёв сознался, что успел сжечь деньги, узнав о проверке, оставив от них только резиночки на случай, что они ещё могут пригодиться в хозяйстве. Суд оценил ущерб обороноспособности СССР в 1.000.000.000 руб. Вот так жажда наживы погубила обычного советского инженера, в итоге он был расстрелян.  

В Завершение нам рассказывали об актуальных проблемах: пресечении наркотрафика в нашу страну, борьбе с контрабандой, противодействии международному терроризму.

Стоит отметить, что после экскурсии, сотрудник, проводивший для нас экскурсию, отвечал на вопросы самых активных учащихся Школы. Они спрашивали и о репрессиях, о рассекречивании документов, о недавнем печальном случае нападения на здание ФСБ, в ходе которого погибло два сотрудника. Удовлетворённые вполне исчерпывающими ответами, будущие журналисты покинули здание. Выйдя, мы ещё раз взглянули на его неприметные серые стены и обыденный вид. Но внешнее впечатление, как известно, обманчиво. И мы уже успели в этом убедиться, побывав на экскурсии в историко-демонстрационном зале ФСБ РФ и узнав много запоминающихся фактов из страниц истории службы госбезопасности.

Это был интересный опыт, и я благодарна Школе журналистики имени Владимира Мезенцева за предоставленную возможность окунуться мир, который раньше оставался для меня чем-то загадочным.

Анастасия Петрова