Татьяна Полищук: «Когда мы перестаем учиться, мы умираем как личность»

21 января практикант Школы журналистики имени Владимира Мезенцева взял интервью у директора южно-сахалинского филиала нашего учебного заведения Татьяны Полищук. Помимо журналистской деятельности, гостья активно работает с обществом: она общественный деятель, директор единственной региональной школы журналистики, волонтер-активист и отчасти даже политик. Мы попытались выяснить у нее самой, кто же она среди многих ее амплуа и почему ее профессиональный путь сложился именно так.


(Татьяна Анатольевна Полищук, журналист, общественный деятель, директор

Школы журналистики имени Владимира Мезенцева в южно-сахалинском филиале)

— Татьяна Анатольевна, в вашей жизни сплетены сразу несколько социальных ролей. Для самой себя, кто вы в первую очередь? 

— Понимаете, раньше жили в основном по наитию. У людей была выстроена логичная и вполне простая схема. Они чаще всего знали, какой будет их жизнь через 10-20 лет. Советского человека не мучала некая туманность, неопределенность будущего. 

Потом жизнь начала меняться, появились возможности, о которых люди раньше и не мечтали. Я как раз застала это время. Но осознание того, кто я, кем являюсь по жизни, пришло ко мне достаточно поздно. 

Повзрослев, я начала понимать, что кроме семьи, мне нужно что-то еще — дело моей жизни, дело, в котором я могла бы развиваться профессионально. Так, постепенно я вошла в журналистику. Но карьерный путь никогда не затмевал остальные сферы моей жизни. 

Поэтому очень трудно ответить однозначно, кем я являюсь в первую очередь. В жизни вообще мало о чем можно судить однозначно. Хотя нас и приучают с детства отличать, «что такое хорошо, а что такое плохо», но, на деле, черное всегда смешано с белым. Так и с людьми: одна социальная роль всегда связана с другой. Правда, сегодня с самоопределением стало гораздо проще...

Вы хотите сказать, что современный мир предлагает человеку больше возможностей, больше вариантов реализации своего «Я», чем это было, скажем, в советский период? 

— Безусловно! Сегодня мы живем в мире, в котором стремительно развиваются цифровые технологии. Такого объема медиаресурсов, способов саморазвития или таких возможностей для дистанционного общения мир еще никогда не видел. «Цифра» к тому же помогает молодым людям найти себя. В этом отношении современный мир во многом легче для молодых людей, ведь варианты самореализации всегда у них под руками. Сегодня ничего не стоит пройти обучающие курсы или даже получить новую профессию, не выходя из дома. 

Но цифровые возможности никогда не заменят опыт живого общения, не заменят этой радости, которую мы получаем, общаясь лицом к лицу. Конечно, мир стал гораздо быстрее, чем раньше. Из-за этого многие попросту не успевают подстраиваться под него, но наша молодежь с этим прекрасно справляется.

(Соглашение о сотрудничестве с Росгвардией, декабрь 2018)

Татьяна Анатольевна, не могу не спросить о нас, о молодом поколении. Известно, что вы являетесь главным редактором единственного детского журнала в Сахалинской области. Что вы думаете о молодых авторах, которые печатаются в журнале? 

— В нашем журнале печатается много детей, и мы рады, что можем дать им такую возможность. Но, конечно, я понимаю, что все они не станут в будущем журналистами. Поэтому наша главная задача — научить молодых ребят грамотно излагать свои мысли и правильно доносить их до аудитории. Вообще сегодня очень важно развивать именно это направление, ведь в руках детей наше будущее. На данный момент мы уже издали два детских номера по 300 экземпляров. В этом году планировали запустить третий, но пока, к сожалению, не удалось это сделать. 

В целом, молодое поколение очень достойное: оно не только может, но и хочет развиваться. А это самое важное, потому что как только мы перестаем учиться, мы умираем как личность.

Расскажите, пожалуйста, про свой самый тяжелый опыт в журналистике.

Это было на «Европе Плюс Сахалин». Мы тогда работали над эпизодом про узницу, которая проживала на Сахалине. Вся команда была уверена, что работа интересная и ее воспримут на «ура». Наш директор к тому же не вмешивался в творческих процесс. Когда все было готово, и эпизод уже был выпущен на экраны, мы ни на секунду не сомневались, что последует успех. Мы думали, что если работа и не произведет резонанс, то понравиться зрителю она точно должна. Но потом приходит директор и говорит: «Задумка хорошая, но сюжет никчемный! Можно было уснуть, пока смотрел». Это был наш первый опыт полнометражного сюжета. После всей этой неприятной ситуации мы извлекли полезный урок на будущее, что не стоит чрезмерно увлекаться монологами и диалогами в кадре, а лучше разбавлять сюжет архивными материалами или другим интерактивом. 

(Выпускной экзамен с Росгвардией, 1 июня 2021 года)

Теперь немного затрону вашу социальную деятельность. Уже много лет вы являетесь активным членом ОНФ (Общероссийский Народный Фронт – прим.). За три года работы вам удалось реализовать немало проектов на региональном уровне. Скажите, как вы сегодня оцениваете деятельность ОНФ ? 

— Для меня ОНФ — это площадка, которая дает возможность раскрыться как взрослым, так и молодым энтузиастам. Особенно это касается, конечно, молодых членов Народного Фронта. Всегда приятно видеть активную молодежь с горящими глазами и сотней свежих идей в голове. Но часто им не хватает четко разработанной стратегии. Ведь чтобы довести проект до ума, нужен тщательно продуманный план, расписанный буквально по мелочам. И тут как раз им на помощь приходят более зрелые наставники, имеющие опыт работы с собственными проектами регионального, а иногда даже федерального уровня. 

Еще большой плюс ОНФ в том, что его сторонники не работают под бюрократическим колпаком. Как раз это позволяет нам развивать очень хорошие проекты. Например, в марте прошлого года мы запустили масштабный проект «Риторика для волонтеров», который научил добровольцев находить общий язык с совершенно разными людьми. 

Легче всего представить Народный Фронт в виде метафоры: ОНФ - это маленький коридорчик, который ведет к двери энтузиастов. 

(Проект «Риторика для волонтеров», ист. – https://onf.ru/2021/03/15) 

Почему вы решили заняться волонтерством? 

— Желание помогать окружающим вложено в сердце каждого. Но от человека зависит, развивать этот «талант» или зарыть его глубоко в землю, благополучно забыв о нем. 

Как и с выбором профессии, к благотворительности я пришла только со временем. Но это естественно, потому что потенциал раскрывается после наработанного опыта. В юности тебя чаще всего заставляют помогать, ты как бы плывешь по течению. Но с возрастом в человеке просыпается личная инициатива. Тогда благотворительность становится осознанным занятием, и человек уже сам выбирает наиболее подходящий для него формат. Так было и со мной. 

Но я не могу сказать, что целенаправленно занимаюсь волонтерством. Моя общественная деятельность тесно сплетена с благотворительностью. Иногда мне даже самой трудно отличить, где я занимаюсь своей работой, а где благотворительностью. 

В моей практики был случай, когда женщина долгое время не могла оформить льготу на маленького ребенка. Она многое перепробовала и в конце концов обратилась к нам. Я тогда просто чудом попала на руководителя одного из отделов учреждения, в которое обращалась эта женщина. В итоге мне удалось ей помочь. Что это было: часть моей общественной работы или благотворительность? Мне кажется, все вместе...

Многие сегодня заблуждаются, что благотворительность — это обязательно материальная или продуктовая помощь. Но иногда окружающие нуждаются в простом добром слове. И это тоже благотворительность. Помогать делом и словом – в этом суть волонтерского движения, я считаю так!

Какой совет вы дали бы человеку, который стоит только у истоков волонтерства? С чего, на ваш взгляд, следует начать неопытному добровольцу? 

Главное, что должно быть в волонтере — это желание помогать окружающим. Не проходи мимо! Это не требует особых усилий и запаса времени. Можно одновременно идти по улице, разговаривая с иностранным инвестором, и подавать бездомному на хлеб. Одно другому никогда не мешает! В благотворительности нельзя ставить жесткие рамки, вроде «я каждый месяц перевожу 200 рублей в такой-то фонд, большего с меня даже не спрашивайте». Мне кажется, это неправильно. Как по мне, настоящее волонтерство — это творчество, в котором необходимы наблюдательность и готовность помочь в любую минуту. 

С чего начать? Универсального ответа нет! Кто-то идет в семинарии, кто-то уходит с головой в спорт, а кто-то решается помогать бездомным животным в своем городе.

Автор: Андрей Захаров