От учебы в университете до создания проектов-лауреатов ТЭФИ

Мы взяли интервью у выпускников нашей Школы Андреем и Александрой Минаевыми, людьми, которые успешно реализовываются в сфере монтажа.


Насколько учеба в вузе в целом повлияла на построение Вашей карьеры? Как Вы считаете, можно ли добиться успеха в работе на телевидении, не получив при этом высшее образование?

Андрей: - Высшее образование профильное и непрофильное очень важно, потому что оно дает тот необходимый базис и академические знания, которые пригодятся человеку вне зависимости от той профессии, которую он выбрал. На мой взгляд, мало кто может без получения высшего образования достичь необходимых знаний самостоятельно. Я считаю, что общее образование, профильное образование систематизируют знания у человека.

Александра: - Я считаю немного иначе. Высшее образование, в целом, необходимо всем для формирования личности, оно помогает человеку быть осознанным, думающим, рациональным. Наверное, профильное образование помогает именно быстрее влиться в процесс, но конкретно у меня было множество коллег, которые имели филологическое образование, юридическое, экономическое и так далее. Это если говорить конкретно про телевидение. То есть важнее что-то из себя представлять и понимать, что ты делаешь, нежели просто иметь профильное образование. Я уже говорила сегодня, что закончила кафедру периодической печати, но при работе на телевидении мне это не мешало. Не могу сказать, что мне это особо помогло, но я скажу так: я была способнее, чем те, кто не заканчивал журфак. То есть я могла и редактировать сценарий, я буквально редактировала его за своим шеф-редактором, потому что моя база была шире. Но, в целом, чтобы влиться, достаточно просто из себя что-то представлять, не надо гнаться за образованием просто потому, что «оно нужно». Самое главное – понимать, чего ты хочешь.

С чего Вы начинали карьеру, с какими трудностями сталкивались в дальнейшем?

Андрей: - Я начинал карьеру с позиции ассистента монтажера. Дальше постепенно шел по карьерной лестнице. Какие были трудности? Это, безусловно, непонимание процессов, отсутствие на тот момент оконченного образования. Также и общечеловеческие трудности были: за многое хватался, мало на что хватало сил. Возможно, не совсем правильные приоритеты были, это мешало.

Александра: - Я начинала со стажировки на программе «Закрытый показ». Была младшим редактором. Потом меня не взяли, не оформили, перевели на «Модный приговор». Там меня тоже никто не оформил, но не по причине моей плохой работы – по их словам, не было вакантной должности. Но через месяца четыре меня позвали на новый открывающийся проект. Запускали ток-шоу «Они и мы», меня позвали туда в качестве редактора. Там я уже начала работать редактором. В какой-то момент я поняла, что мне больше не интересно работать в редактуре и что надо что-то менять. Тогда Андрей научил меня монтировать. Потом знакомая позвонила мне и сказала, что ей срочно нужен редактор. Я ей сказала, что больше этим не занимаюсь, и предложила смонтировать что-нибудь. Она отдала мне на монтаж проект, мы его делали совместно с Андреем, я собирала материал по смыслу, а он финализировал. Потом уже мне помогли устроиться на редактора монтажа на «Пусть говорят», и там уже был основной костяк моей работы в качестве редактора монтажа.  Говоря о трудностях, с которыми я сталкивалась, в основном они заключались в непонимании процессов и технологий. Также в непонимании возможностей: что я могу, а что не могу. Я часто боялась проявлять инициативу. Важно иметь уверенность в себе и своих действиях. Коллеги недоброжелательные тоже встречались.

Как в целом проходило Ваше обучение монтажу, не чувствовали ли Вы недостатка знаний в процессе работы из-за того, что не обучались на эту специальность в вузе?

Александра: - Идея пришла спонтанно, потому что Андрею часто предлагали дополнительный заработок, но он не мог его взять, так как был загружен основной работой. И пришла в голову мысль, чтобы он соглашался на предложения, а я делала эту работу вместе с ним. Андрей мне тогда предложил курсы Дмитрия Ларионова, помогал мне механически. Потом уже когда мне предлагали исходный материал, я его собирала, а Андрей уже говорил свое мнение, указывал на ошибки. В процессе работы я училась, и нет, я не чувствовала какого-то недостатка знаний. На мой взгляд, сборка материала по смыслу не требует специального образования. Она требует скорее усидчивости, понимания технологии, а это приходит только с опытом.  Когда я устраивалась на Первый канал, я приходила на съемки, смотрела, как работают редакторы-монтажеры на таких крупных проектах. Я смотрела, училась, собирала монтажники, мне отсматривали их действующие редакторы, вносили свои коррективы. Потом уже меня поставили на мой дебютный выпуск.

Андрей: - Монтаж – это как деревце. Саженец очень легко посадить, человек может научиться монтировать за очень короткий промежуток времени. Дальше постепенно веточки разрастаются уже от этого ствола. За два часа можно сделать так, чтобы монтировал человек, который этого раньше не делал. Дальше уже нужно шлифовать, для этого нужны годы. Это надо и теорию монтажа изучить, и попрактиковаться. В принципе, монтировать начать может каждый, для этого просто надо выучить комбинацию клавиш.

Для людей, которые в дальнейшем хотят построить свою карьеру на телевидении, снятие ТикТоков – это достойное начало деятельности?

Андрей: - Это абсолютно точно достойное начало деятельности. Это тот контент, который не требует большого труда в создании, он дает максимальное пространство для воображения и творчества, для попыток и для мгновенной реакции со стороны аудитории, для мгновенного результата с точки зрения просмотров, который подпитывает желание заниматься этим дальше. Человек при этом отрабатывает навыки съемки, монтажа, учится быть в кадре. Это просто ультимативная вещь для того, чтобы попробовать себя в данном направлении. Можно набить руку и идти уже дальше, пробовать что-то новое или остаться там же, как вариант. Главное – не делать липсинк.

Александра: - Мне на этот вопрос ответить сложно, потому что я очень далека от ТикТока, у меня нет приложения,  я туда не захожу. Мне не очень нравится, что сейчас происходит с клиповым мышлением людей. Я просто принимаю это как данность.

Если редактор-монтажер или режиссер монтажа идет работать в каком-то сомнительном проекте, будут ли у него потом проблемы, если он решит поработать в более серьезном, более приличном месте?

Александра: - Да на самом деле, мы только и делаем, что работаем в сомнительных проектах (смеется). На самом деле, я считаю, на телевидении вообще во всех сферах, где я работала, это не играет роли. Играет роль то, насколько проект хорош по исполнению.

Андрей: - И зачастую «плохие» места с точки зрения восприятия аудитории, например, «Дом-2», являются кузней навыков. Это как человек, который идет на работу в Макдоналдс с желанием работать в ресторанном бизнесе. Ничто тебя в жизни так этому не научит, как работа в Макдоналдсе. То же самое и на телевидении. Это чудовищно объемное производство, где ты сможешь фундаментальные знания приобрести за короткое время.

Александра: - Это если говорить о крупных сомнительных проектах. Например, людей, которые поработали на «Пусть говорят» на любой должности, возьмут в другие проекты с руками и ногами, потому что это опытные, быстро реагирующие, стрессоустойчивые, скорее всего, люди, которые нужны всегда и везде. Ну а маленькие проекты – это просто твое портфолио.

Андрей: - Но это все, конечно, относится в первую очередь к монтажерам, редакторам монтажа. Режиссеру репутацию может серьезно подпортить участие в плохо сделанных проектах, это может испортить даже всю карьеру. А то, что мы до этого говорили, относится именно к работникам, которые не ставят свое имя.

Сегодня во время диалога с учениками Вы упомянули, что работа в кадре еще более сложная, чем то, что Вы делаете. В чем эта сложность заключается?

Андрей: - Лицом рискуешь. Ты должен быть всегда в форме, целый ряд требований выдвигается к твоему внешнему виду. Ты должен быть всегда в хорошем настроении, чтобы удачно работать. Большой ряд трудностей. Поэтому людям, идущим на такую работу, платят много. Мы-то можем неделю работать над проектом, не следить за собой, и никто нас за это не будет ругать. А зритель хочет смотреть на классного приятного человека.

Александра: - Да, так и есть, у человека в кадре должна быть приятная внешность, хорошая дикция, он должен хорошо соображать и быстро реагировать. У него мало прав на ошибку, если они вообще есть.

Андрей: - Права на ошибку, безусловно, есть. Тут и монтаж роль играет, конечно, но человек в кадре всегда торгует своим лицом, каждую минуту своей работы.

Александра: - Я с ведущим контактировала во время работы, и было заметно, насколько трудно ему приходится. Мало даже приятной внешности, нужно еще и вести диалог с гостем в нужном русле. Еще и работа в прямом эфире. Этот человек является лицом того проекта, в котором он работает. Мы, монтажеры, исправляем просто какие-то ошибки, обычно у нас есть время «поколдовать».

Андрей: - Ну и человек в кадре очень часто зависит от нас, так что надо с нами дружить (смеется).

Очень обсуждаемая в последнее время тема  - выгорание. Бывает ли оно у Вас? Если да, как Вы с ним справляетесь?

Андрей: - В целом, у нас работа связана со стрессом, нужно все делать как можно быстрее. Постоянное нервное напряжение и истеричные коллеги – все это накладывает свой отпечаток. Такое бывает, да, надо стараться в такие моменты следить за внутренним состоянием, вовремя говорить «стоп» и «нет», ценить себя и свое время. Спустя какое-то время нужно отказываться от ночных смен, потому что это бесчеловечно. Любой профессионал в нашей сфере стремится работать в проектах, которые ему нравятся, за те деньги, которые ему комфортны. Если тебе нравится то, чем ты занимаешься, и получаешь за это хорошие деньги, то и выгорания не будет.

Александра: - Работа на телевидении – это всегда «надо было сделать вчера». Это всегда четкий дедлайн. Срыв эфира недопустим, потому что это большие деньги. Так что ты всегда находишься в стрессе. У меня выгорание было, потому что много проектов меняла. Андрей правильно все сказал. Нужно знать себе цену.

Последний вопрос, но не по значению: что нужно делать, чтобы проект получил ТЭФИ?

Андрей: - Нужно понимать рынок и конкурентов, но самое главное – надо делать проект, не думая о том, что ты получишь ТЭФИ, потому что иначе ничего не выйдет. Нужно отдавать себя максимально. Как правило, те проекты, которые получают награды, выстраданы так или иначе. Когда чаша страданий наполняется полностью слезами и кровью, получается ТЭФИ.  Так что здесь какого-то определенного критерия нет, все меняется. В целом, надо просто любить свою работу и выкладываться максимально, тогда награда не заставит себя ждать.

Насколько учеба в вузе в целом повлияла на построение Вашей карьеры? Как Вы считаете, можно ли добиться успеха в работе на телевидении, не получив при этом высшее образование?

Андрей: - Высшее образование профильное и непрофильное очень важно, потому что оно дает тот необходимый базис и академические знания, которые пригодятся человеку вне зависимости от той профессии, которую он выбрал. На мой взгляд, мало кто может без получения высшего образования достичь необходимых знаний самостоятельно. Я считаю, что общее образование, профильное образование систематизируют знания у человека.

Александра: - Я считаю немного иначе. Высшее образование, в целом, необходимо всем для формирования личности, оно помогает человеку быть осознанным, думающим, рациональным. Наверное, профильное образование помогает именно быстрее влиться в процесс, но конкретно у меня было множество коллег, которые имели филологическое образование, юридическое, экономическое и так далее. Это если говорить конкретно про телевидение. То есть важнее что-то из себя представлять и понимать, что ты делаешь, нежели просто иметь профильное образование. Я уже говорила сегодня, что закончила кафедру периодической печати, но при работе на телевидении мне это не мешало. Не могу сказать, что мне это особо помогло, но я скажу так: я была способнее, чем те, кто не заканчивал журфак. То есть я могла и редактировать сценарий, я буквально редактировала его за своим шеф-редактором, потому что моя база была шире. Но, в целом, чтобы влиться, достаточно просто из себя что-то представлять, не надо гнаться за образованием просто потому, что «оно нужно». Самое главное – понимать, чего ты хочешь.

С чего Вы начинали карьеру, с какими трудностями сталкивались в дальнейшем?

Андрей: - Я начинал карьеру с позиции ассистента монтажера. Дальше постепенно шел по карьерной лестнице. Какие были трудности? Это, безусловно, непонимание процессов, отсутствие на тот момент оконченного образования. Также и общечеловеческие трудности были: за многое хватался, мало на что хватало сил. Возможно, не совсем правильные приоритеты были, это мешало.

Александра: - Я начинала со стажировки на программе «Закрытый показ». Была младшим редактором. Потом меня не взяли, не оформили, перевели на «Модный приговор». Там меня тоже никто не оформил, но не по причине моей плохой работы – по их словам, не было вакантной должности. Но через месяца четыре меня позвали на новый открывающийся проект. Запускали ток-шоу «Они и мы», меня позвали туда в качестве редактора. Там я уже начала работать редактором. В какой-то момент я поняла, что мне больше не интересно работать в редактуре и что надо что-то менять. Тогда Андрей научил меня монтировать. Потом знакомая позвонила мне и сказала, что ей срочно нужен редактор. Я ей сказала, что больше этим не занимаюсь, и предложила смонтировать что-нибудь. Она отдала мне на монтаж проект, мы его делали совместно с Андреем, я собирала материал по смыслу, а он финализировал. Потом уже мне помогли устроиться на редактора монтажа на «Пусть говорят», и там уже был основной костяк моей работы в качестве редактора монтажа.  Говоря о трудностях, с которыми я сталкивалась, в основном они заключались в непонимании процессов и технологий. Также в непонимании возможностей: что я могу, а что не могу. Я часто боялась проявлять инициативу. Важно иметь уверенность в себе и своих действиях. Коллеги недоброжелательные тоже встречались.

Как в целом проходило Ваше обучение монтажу, не чувствовали ли Вы недостатка знаний в процессе работы из-за того, что не обучались на эту специальность в вузе?

Александра: - Идея пришла спонтанно, потому что Андрею часто предлагали дополнительный заработок, но он не мог его взять, так как был загружен основной работой. И пришла в голову мысль, чтобы он соглашался на предложения, а я делала эту работу вместе с ним. Андрей мне тогда предложил курсы Дмитрия Ларионова, помогал мне механически. Потом уже когда мне предлагали исходный материал, я его собирала, а Андрей уже говорил свое мнение, указывал на ошибки. В процессе работы я училась, и нет, я не чувствовала какого-то недостатка знаний. На мой взгляд, сборка материала по смыслу не требует специального образования. Она требует скорее усидчивости, понимания технологии, а это приходит только с опытом.  Когда я устраивалась на Первый канал, я приходила на съемки, смотрела, как работают редакторы-монтажеры на таких крупных проектах. Я смотрела, училась, собирала монтажники, мне отсматривали их действующие редакторы, вносили свои коррективы. Потом уже меня поставили на мой дебютный выпуск.

Андрей: - Монтаж – это как деревце. Саженец очень легко посадить, человек может научиться монтировать за очень короткий промежуток времени. Дальше постепенно веточки разрастаются уже от этого ствола. За два часа можно сделать так, чтобы монтировал человек, который этого раньше не делал. Дальше уже нужно шлифовать, для этого нужны годы. Это надо и теорию монтажа изучить, и попрактиковаться. В принципе, монтировать начать может каждый, для этого просто надо выучить комбинацию клавиш.

Для людей, которые в дальнейшем хотят построить свою карьеру на телевидении, снятие ТикТоков – это достойное начало деятельности?

Андрей: - Это абсолютно точно достойное начало деятельности. Это тот контент, который не требует большого труда в создании, он дает максимальное пространство для воображения и творчества, для попыток и для мгновенной реакции со стороны аудитории, для мгновенного результата с точки зрения просмотров, который подпитывает желание заниматься этим дальше. Человек при этом отрабатывает навыки съемки, монтажа, учится быть в кадре. Это просто ультимативная вещь для того, чтобы попробовать себя в данном направлении. Можно набить руку и идти уже дальше, пробовать что-то новое или остаться там же, как вариант. Главное – не делать липсинк.

Александра: - Мне на этот вопрос ответить сложно, потому что я очень далека от ТикТока, у меня нет приложения,  я туда не захожу. Мне не очень нравится, что сейчас происходит с клиповым мышлением людей. Я просто принимаю это как данность.

Если редактор-монтажер или режиссер монтажа идет работать в каком-то сомнительном проекте, будут ли у него потом проблемы, если он решит поработать в более серьезном, более приличном месте?

Александра: - Да на самом деле, мы только и делаем, что работаем в сомнительных проектах (смеется). На самом деле, я считаю, на телевидении вообще во всех сферах, где я работала, это не играет роли. Играет роль то, насколько проект хорош по исполнению.

Андрей: - И зачастую «плохие» места с точки зрения восприятия аудитории, например, «Дом-2», являются кузней навыков. Это как человек, который идет на работу в Макдоналдс с желанием работать в ресторанном бизнесе. Ничто тебя в жизни так этому не научит, как работа в Макдоналдсе. То же самое и на телевидении. Это чудовищно объемное производство, где ты сможешь фундаментальные знания приобрести за короткое время.

Александра: - Это если говорить о крупных сомнительных проектах. Например, людей, которые поработали на «Пусть говорят» на любой должности, возьмут в другие проекты с руками и ногами, потому что это опытные, быстро реагирующие, стрессоустойчивые, скорее всего, люди, которые нужны всегда и везде. Ну а маленькие проекты – это просто твое портфолио.

Андрей: - Но это все, конечно, относится в первую очередь к монтажерам, редакторам монтажа. Режиссеру репутацию может серьезно подпортить участие в плохо сделанных проектах, это может испортить даже всю карьеру. А то, что мы до этого говорили, относится именно к работникам, которые не ставят свое имя.

Сегодня во время диалога с учениками Вы упомянули, что работа в кадре еще более сложная, чем то, что Вы делаете. В чем эта сложность заключается?

Андрей: - Лицом рискуешь. Ты должен быть всегда в форме, целый ряд требований выдвигается к твоему внешнему виду. Ты должен быть всегда в хорошем настроении, чтобы удачно работать. Большой ряд трудностей. Поэтому людям, идущим на такую работу, платят много. Мы-то можем неделю работать над проектом, не следить за собой, и никто нас за это не будет ругать. А зритель хочет смотреть на классного приятного человека.

Александра: - Да, так и есть, у человека в кадре должна быть приятная внешность, хорошая дикция, он должен хорошо соображать и быстро реагировать. У него мало прав на ошибку, если они вообще есть.

Андрей: - Права на ошибку, безусловно, есть. Тут и монтаж роль играет, конечно, но человек в кадре всегда торгует своим лицом, каждую минуту своей работы.

Александра: - Я с ведущим контактировала во время работы, и было заметно, насколько трудно ему приходится. Мало даже приятной внешности, нужно еще и вести диалог с гостем в нужном русле. Еще и работа в прямом эфире. Этот человек является лицом того проекта, в котором он работает. Мы, монтажеры, исправляем просто какие-то ошибки, обычно у нас есть время «поколдовать».

Андрей: - Ну и человек в кадре очень часто зависит от нас, так что надо с нами дружить (смеется).

Очень обсуждаемая в последнее время тема  - выгорание. Бывает ли оно у Вас? Если да, как Вы с ним справляетесь?

Андрей: - В целом, у нас работа связана со стрессом, нужно все делать как можно быстрее. Постоянное нервное напряжение и истеричные коллеги – все это накладывает свой отпечаток. Такое бывает, да, надо стараться в такие моменты следить за внутренним состоянием, вовремя говорить «стоп» и «нет», ценить себя и свое время. Спустя какое-то время нужно отказываться от ночных смен, потому что это бесчеловечно. Любой профессионал в нашей сфере стремится работать в проектах, которые ему нравятся, за те деньги, которые ему комфортны. Если тебе нравится то, чем ты занимаешься, и получаешь за это хорошие деньги, то и выгорания не будет.

Александра: - Работа на телевидении – это всегда «надо было сделать вчера». Это всегда четкий дедлайн. Срыв эфира недопустим, потому что это большие деньги. Так что ты всегда находишься в стрессе. У меня выгорание было, потому что много проектов меняла. Андрей правильно все сказал. Нужно знать себе цену.

Последний вопрос, но не по значению: что нужно делать, чтобы проект получил ТЭФИ?

Андрей: - Нужно понимать рынок и конкурентов, но самое главное – надо делать проект, не думая о том, что ты получишь ТЭФИ, потому что иначе ничего не выйдет. Нужно отдавать себя максимально. Как правило, те проекты, которые получают награды, выстраданы так или иначе. Когда чаша страданий наполняется полностью слезами и кровью, получается ТЭФИ.  Так что здесь какого-то определенного критерия нет, все меняется. В целом, надо просто любить свою работу и выкладываться максимально, тогда награда не заставит себя ждать.

Алёна Мерте