Суть музыкальной школы: лифт и иерархия

ИСХОДНЫЙ

В апреле начался прием в музыкальные школы на будущий учебный год. Суть школ со времен Советского союза могла поменяться. Выполняют ли они прежние функции? Ученики рассказали, как музыкалка может быть – или не быть – социальным и культурным лифтом и как они относятся к классической музыке.

Багдан Мухаметянов, 15 лет, г. Уфа

9 лет в музыкальной школе

Любит музыкальную школу, но не собирается играть профессионально

Оказалось, пианистам легче поступить в медицинский вуз. Когда Багдан узнал об этом от знакомого из приемной комиссии, он обрадовался: только ради портфолио он участвовал в конкурсах. Знакомый сказал Багдану: пианистов в меде любят, — а чем они лучше гитаристов или, допустим, флейтистов, не сказал, и Багдан так и не узнал эту тайну.

Другие знакомые говорили Багдану, что вообще музыкантам проще работать врачами благодаря развитой мелкой моторике и хорошему слуху, хотя, зачем в медицине музыкальный слух, Багдану неизвестно. Главное, не зря он тратил столько сил и восемь лет учился играть на пианино.

Кроме того, что музыка поможет Багдану поступить в вуз и работать хирургом, она лишь успокаивает его душевно. Сейчас других функций у музыки нет.

Багдан учится в классе гитары. Отделения фортепиано и курая он уже закончил. Курай — это духовой инструмент, вид флейты, и происхождение его неизвестно. Багдан живет в Уфе. Там татары с башкирами спорят, чей инструмент курай. Багдан в этом вопросе старается держать нейтралитет. По его словам, чаще говорят, что инструмент башкирский, но татары думают иначе.

Урок в музыкальной школе. Багдан стоит, играет на курае. Рядом — другой кураист. У него звонит телефон. Он смотрит: неизвестный номер. Отвечает. Багдан слышит из трубки ор:

— Ты что, думаешь, курай башкирский?! Приезжай, поговорим...

И кураист отвечает:

— Приеду.

Багдан опешил.

Он говорит: музыкалка — это весело. Видно, натура мальчишек не меняется, только находятся другие, более культурные поводы подраться.

Помимо специальности – занятий на инструменте – в музыкальных школах обязательны уроки хора, ансамбля, сольфеджио и музыкальной литературы. Музлитература особенно влияет на плейлист учеников. Багдан иногда слушает только классику, обычно Моцарта и Баха. В его вкусах существует музыкальная иерархия: классика всегда выше других жанров, она – краеугольный камень всей современной музыки.

Багдан говорит, на нее похож рэп. Он тоже глубок по смыслу, и, чтобы понять его, вдумываться нужно не меньше. Раньше русский рэп казался Багдану отвратительным. Теперь же это для него «не набор мата, а человеческая душа». Как классическая музыка.

Аня, 15 лет, г. Уфа

7 лет в музыкальной школе

Не любит музыкальную школу и не собирается играть профессионально

Аня не может жить без музыки: она моет посуду, убирается, умывается в наушниках. Она любит слушать и петь, но не любит играть. Аню в музыкалку отдали родители. Она хотела играть на скрипке или гитаре, но уже седьмой год учится на отделении фортепиано.

Для нее самое плохое в музыкальной школе — это рамки. «Я играю произведения, которые мне не по душе, — говорит Аня. — Я просила учительницу дать мне что-нибудь лирическое, в миноре. Она сказала: «Хорошо», — но из всей программы что-то похожее на подходящее — одна сарабанда (старинный испанский танец) – прим. ред). В других произведениях есть минор, но он не звучит грустно. Я должна играть торжественно или весело. Сарабанда у меня получается хорошо, потому что я проникаюсь музыкой. Она вся на «легато», и чувства появляются, когда ее играешь. (Легато — связанно, плавно — прим. ред.) А есть сонаты, в которых все буйно и на «форте». Их я играю просто механически».

Учительница Ани утверждает: фортепиано понадобится в будущем, выпускницы приходят к ней и говорят: «Нас просят сыграть на работе!». Нет, Аня не будет играть на работе, пусть ее даже пригрозят уволить. Попросят спеть – споет непременно, а на фортепиано будет только аккомпанировать себе. И Сарабанду сыграет, если не забудет.

Аня окончит музыкальную школу и будет заниматься танцами и вокалом: она мечтает об этом с детства. Недавно она сказала дедушке, что в музыкальной школе все хорошо, кроме ее, Аниного отношения к музыкалке. Дедушка удивился: разве семь лет учебы не дали Ане ничего? Возмутилась даже бабушка: конечно, ничего. Да, Аня знает все термины, но ей это в жизни не нужно. Бабушка, оказывается, понимала Аню. Только Аня не понимала, почему ее не забрали из музыкальной школы раньше, когда она просила это сделать.

Дедушка настаивал на своем: вдруг Аня передумает и будет великим музыкантом. Нет, Аня хочет стать ветеринаром.

Таня Хисматулина, 16 лет, г. Москва

7 лет в музыкальной школе

Любит музыкальную школу и собирается играть профессионально

Гитаристами были Танин дедушка и какой-то парень из ее двора. Они играли по-уличному, в три аккорда, но мама Тани хотела, чтобы дочка умела так же. Ее отправили в музыкалку.

Сейчас в музыкальной школе Таня проводит больше времени, чем в общеобразовательной. Бывает, из-за занятий гитарой она не успевает сделать уроки. Это, как говорит Таня, не страшно: иногда домашнее задание не спрашивают. Бывает, Таня уроки пропускает из-за конкурсов или концертов.

Недавно она выступала в Доме Музыки. Почти все участники того концерта учатся в музыкальной школе при консерватории. Одна Таня – из простой музыкалки. Она говорит, те дети гениальные и имеют по 16 лауреатских грамот.

За это выступление в Доме Музыки — и за другие — Тане платят стипендию Фонда Спивакова, шесть тысяч в месяц. Эти деньги она копит на новую гитару, тысяч за 60. Старая уже слишком разыгранная.

Таня уверена: играть ей никогда не надоест. «Музыкальной хандры», когда инструмент в руки брать совсем не хочется, у нее не бывает. Тому, с кем это происходит, Таня советует слушать больше хорошей музыки. Ей нравится испанская народная музыка, композиции Ф. Сора и Лео Брауэра. (Гитаристы-классики, Ф. Сор – XIX века, Л. Брауэр – современный – прим. ред.)

Лео Брауэр – один из самых значительных современных гитаристов-композиторов. Таня однажды встретилась с ним. На конкурсе им. Фраучи он проводил мастер-класс: рассказывал о своих произведениях, слушал гитаристов, объяснял, как надо понимать его музыку. Традиционно проходил тест-драйв гитар. Таня решила протестировать одну из них.

Она сидит, играет «Один день в ноябре». (произведение Л. Брауэра — прим.ред.) Заходит Лео Брауэр. Останавливается. Говорит: «Брависсимо!» Расписывается на Таниных нотах «Одного дня в ноябре». Теперь это, как говорит Таня, ее сокровище.

Таня уже решила пойти по музыкальному пути и потом стать педагогом.

Она уверена, что каждый ребенок должен учиться в музыкальной школе, даже если он не собирается быть профессионалом. Пусть он хоть стучит в гонг, главное, чтобы занимался музыкой. Это, говорит Таня, развивает мозг и очень помогает в жизни: человек будет что-то понимать, когда придет на концерт классической музыки, и сможет поделиться этим со своими друзьями

Музыкальная школа определила жизнь Тани. Она и есть — Танина жизнь.

Лифт ли?

Музыкальная школа может стать социальным лифтом для ученика. Будущему профессионалу она обеспечит нужную среду, непрофессионалу — способна помочь даже при поступлении в немузыкальный вуз. Однако она может быть и социальным тормозом, если занятия в ней принудительны. Функцию культурного лифта музыкалка также не теряет. Она, как минимум, выполняется на уроках музлитературы: расширяется кругозор ребенка. В учениках часто формируется так называемая музыкальная иерархия. Классика в ней – высшая ступень.

Выходит, суть музыкальной школы осталась прежней, как в Советском союзе. Только форма могла измениться.

КОММЕНТАРИЙ

в очередной раз говорю: вы очень хорошо пишете. но в этом и опасность - все гладко, но должна быть идея. журналистский текст должен что-то важное сообщать читателю (кстати, писательский тоже). а здесь получается странный эффект - читать приятно, многие фразы смешные и трогательные. но после прочтения остается вопрос - зачем я это читал? эта проблема решаема. для этого нужно сделать то, что мы делали, когда писали ИЗ - мы всегда спрашивали себя: в чем главная мысль текста?
вы молодец - хорошо переработали прямую речь в текст. но теперь нужно сделать следующий шаг: определите какая главная мысль каждой истории, что самое обаятельное или неприятное или неожиданное было в каждой истории, в каждом человеке? например, в первой истории - про то, что фортепьяно развивает моторику. а в других что? попробуйте сформулировать эти главные мысли для каждого текста и на основании их придумайте заголовок к каждой истории. затем посмотрите на текст и подумайте - что подчеркивает эти главные мысли, а что уводит от них. и попробуйте отредактировать с учетом этого нового знания.
а затем самое сложное - понять какая главная мысль всего текста. или какой главный вопрос текста?

и тогда будет проще написать вывод в конце текста (пока получился банальный). и затем проще будет написать вводку