Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

«Искусственный интеллект изобрел человек. Мы придумали, сами испугались того, что придумали», – доцент Вышей школы телевидения МГУ Елена Занина

Кандидат филологических наук, доцент Вышей школы телевидения МГУ имени М.В.Ломоносова, Елена Николаевна Занина рассказала об искусственном интеллекте в журналистике, этичности его использования, угрозах, которые несут машины, и, конечно, ответила на главный вопрос XXI века: Заменят ли нейросети журналиста или даже человека?

Занятие

 Вы ведете курс «Искусственный интеллект и медиа». Почему решили его создать?

–  Настоящий преподаватель интересен студентам тогда, когда он рассказывает то, что по-настоящему интересно ему самому, что его волнует именно сейчас, а не 10 лет назад. А сейчас многих думающих и ищущий людей волнует все, что связано с этим словосочетанием искусственный интеллект.

Сегодня эта тема, как говорят, в тренде. Искусственный интеллект изучают, рассматривают под микроскопом, про него пишут, снимают, думают. Он везде. ИИ – одна из ключевых тем государственной политики нашей страны, выделяется финансирование для его развития и внедрения в нашу жизнь, и не «залезть», так сказать, в эту тему я как любопытный журналист просто не могла. И я «залезла». Итогом моего многомесячного погружения-исследования и стал курс, который я назвала «Искусственный интеллект и медиа».   

 Почему курс называется «Искусственный интеллект и медиа», а не «Искусственный интеллект в медиа»?

–  Понятие медиа в первую очередь ассоциируется у нас с понятием «журналистика», но на самом деле медиа – это всё, что нас окружает. Это «что, как и кому». Это вообще весь тот информационный вакуум, в котором мы живем и находимся. И название курса «ИИ и Медиа» значительно расширили мои возможности выбора контента для преподавания, я не ограничена только темой журналистики и ИИ, мы изучаем применение ИИ в различных сферах человеческой деятельности.

 Как проходили ваши занятия?

–  Сделать так, чтобы курс был интересен всем, учитывая, что на него приходят студенты с мехмата, физического, химического факультета и даже с факультета космических исследований, не говоря о гуманитариях, достаточно сложно, поэтому я включила в себе журналиста и постаралась сделать максимально разноплановый курс. То есть я не только выступала сольно и говорила как журналист по той теме, которая мне близка: про организацию медиабизнеса, медиапотребление, про использование искусственного интеллекта в журналистике. Я приглашала интересных спикеров из разных областей, тех, кто в реальности уже использует ИИ в своей работе.

Спикеры из Сколково, Сбера, Научного совета Российской ассоциации ИИ рассказывали про свой опыт работы с ИИ. Мои коллеги-журналисты с телеканала «360», которые очень активно используют искусственный интеллект (у них есть программа, где ведущий вместе с искусственным интеллектом ведёт программу). Были журналисты, которые рассказывали, как на «Матч ТВ» искусственный интеллект помогает оперативно отслеживать счёт, обрабатывать и выстраивать ход игры. У меня был спикер из РБК, и он рассказывал, что они делают телевизионное включение с разными новостями, в частности про курсы валют. А как доверить свое здоровье машине – это отдельная будоражащая тема, и про это нам рассказывал врач, который уже много лет использует ИИ именно в постановке диагноза больному.

 Как студенты оценили этот курс?

–  Без обратной связи вообще не имеет смысла преподавать и что-либо делать в этой жизни. Я завела и на платформе ВК, и в Телеграмме дискуссионный чат, где студенты обязательно давали мне реакцию на то, что им хотелось бы добавить, что им понравилось. По итогам они выставляли и мне, и спикерам оценки. Такой своеобразный рейтинг. И я считаю это правильно.

Мне показалось, что они остались довольны, этому может свидетельствовать практически стопроцентная посещаемость тех, кто записался на мой курс, а самое главное, итоговые работы ребят, сделанные с интересом, глубоко, а главное, с использованием ИИ. В общем, как показал опрос и мое общение со студентами, все остались довольны, всё прошло очень продуктивно, не инертно, поэтому продолжение следует! 

 Уже несколько месяцев нейросеть ChatGPT набирает популярность, особенно среди студентов. Как вы относитесь к тому, что её используют для написания итоговых/зачётных работ?

–  На самом деле мне хочется верить в то, что они используют его не потому, что самим лень написать, а просто из любопытства. Как всегда такой детский азарт: поймет или не поймёт преподаватель. Если они делают это с таким интересом, не полностью пишут работу, а используют те функции, которые действительно ChatGPT делает лучше, чем человек, я не вижу в этом ничего криминального.

ChatGPT может проанализировать какой-то объем данных, оперативно найти ответ на правильно поставленный вопрос, но он не может написать работу полностью. Вспомним нашумевший скандал, когда студент РГГУ написал диплом и потратил вместо нескольких месяцев всего 23 часа. Ему поставили за этот диплом удовлетворительно, и педагоги заметили, что части диплома не были связаны логически. Это примерно, как человек пишет диплом копипастом. Чтобы ChatGPT написал за тебя диплом, ты тоже должен попариться, это не просто поставить задачу и уйти смотреть футбол, а чат-бот через несколько часов выдал готовый диплом.

–  Почему?

–  ChatGPT  выполняет  определенный запрос, который ты должен правильно сформулировать, а чтобы правильно сформулировать, ты должен быть в теме. То есть все зависит все-таки от человека, от того, как правильно он поставит задачу. И насколько я знаю, может быть, пока мы с вами разговариваем, уже все изобретено, но ChatGPT не может делать сноски, указывать источники информации. А дипломные работы, как и научные статьи, – это обязательно ссылки, цитаты и сноски.

–  А вы легко определяли части работ, которые написал ChatGPT?

–  Да, легко. ChatGPT –  это ровна та информация, которую в него вложил человек. И пока не придумали способа передать авторский стиль, энергетику, почерк, окрас, слоган, – одним словом, ту индивидуальность, которая есть у каждого человека. 

 Почему возможно понять, что текст создала нейронная сеть, а не человек?

–  Только человек по своему замыслу может сделать свою инверсию слов в предложении со своими нужными ударениями, прочитать текст с нужной интонацией. Обычно в жизни мы не разговариваем в порядке «подлежащее, сказуемое, дополнение, обстоятельство и определение», как делает ChatGPT. Человеку читающему, знающему, думающему будет очень легко определить, что сделала машина, а что написал человек. Но чем больше я углубляюсь в это, грань стирается.

 Можно ли журналисту использовать искусственный интеллект и когда это уместно?

–  Если мы говорим про журналистику как некую статистическую историю, то, конечно, можно использовать, потому что в этом машина оперативнее: никогда не спит и не устает. Если это информация, которая не может подлежать сомнению, так или иначе интерпретироваться, в этом случае можно использовать. Действительно, гол либо был, либо его не было. А что касается смысловых вещей, морально-этических, философских, политических, то здесь очень тонкая грань, когда люди не могут понять, и каждый интерпретирует по-своему.

Можно ли журналисту использовать ChatGPT?

–  Я думаю, можно использовать для обработки больших данных. Но я должна сама грамотно сформулировать вопрос, чтобы не обмануться, чтобы меня не подставил этот ChatGPT. На данный момент я бы как журналист не использовала его, если мы говорим про серьезную, аналитическую журналистику. Под статьёй я буду подписывать свое имя, и сослаться на ChatGPT, который дал мне эту информацию, – это не то, что непрофессионально, это в корне неправильно.

Что такое ChatGPT? Сейчас он еще нигде юридически не обозначен, с него взятки гладки. Он может обмануть. Все-таки журналистика – это человек, для человека, про человека. И тогда давайте будем писать человеческим языком, использовать человеческие ресурсы, человеческую логику. Если я что-то пишу и как журналист отвечаю за свое слово в материале, то я должна перепроверять свою информацию как минимум в шести источниках.  

 А что если журналист даст задачу ChatGPT, потом проверит весь его текст, произведёт фактчекинг, тогда ему этично будет подавать текст как свой авторский?

–  Я отдаю это на откуп совести журналиста. Если он считает, что только потому называет себя журналистом, что он просто проверил достоверность информации, значит, так он себя оценивает с профессиональной точки зрения.

 Вы бы не стали так делать?

–  Однозначно бы не стала, мне бы не позволила совесть. Мне не сильно приятно, что за меня написала машина. На данный момент забавно, когда ты получаешь ответ. Иногда думаешь: «Ну молодец, ну на то ты и машина, что делаешь быстрее, не устаешь, не спишь. Ты действительно, как калькулятор, быстрее считаешь». Но машина не может чувствовать, не может переживать, не может осознавать.

Приведу пример. Когда я работала шеф-редактором в Дирекции информационных программ Первого канала, то одна корреспондент каждый раз приносила мне текст своего репортажа на вычитку. И каждый раз, читая, подчеркиваю, именно читая глазами, я приходила в ужас, пыталась понять, о чем материал. Это был просто какой-то поток сознания, набор фраз, мыслей. Но когда корреспондент озвучивала этот текст с правильными интонациями, с лайфами, с синхронами, с картинкой, с ассоциативным монтажом, получался гениальный репортаж. И я понимала, это может сделать только человек. Если бы это написала, так же начитала и по правильным канонам смонтировала машина, то получилась бы ерунда. Но это делал человек, и он так говорил, так читал, так правильно делал удаление на том слове, что это совсем по-другому звучало. 

 Тогда нейросеть не сможет заменить журналиста?

–  Журналистика – это человек, про человека и для человека. Для меня журналистика – это не только сводка биржевых данных, прогноз погоды, итог футбольного матча или чего-то другого. Журналистика шире. Это личность, это авторский подход, поиски истины, в конце концов, это имена людей! И я сомневаюсь, что это произойдёт, по крайней мере, в скором будущем. Мы сейчас говорим с точки зрения сегодняшнего мироустройства, которое космически быстро меняется.

Вообще, мне кажется, не очень конструктивно заглядывать в будущее и очень смело утверждать, что что-то никогда не произойдёт. Если мы говорим про журналистику и про искусственный интеллект, мне кажется, это взаимный процесс: мы даем друг другу пинка для развития. Искусственный интеллект изобрел человек. Мы придумали, сами испугались того, что придумали. И мы стараемся развиваться, чтобы быть над машиной, то есть машина нас самих заставляет развиваться.

 Сможет ли искусственный интеллект заменить человека?

–  Я думаю, машина не заменит человека, не заменит его сознание, мышление, чувственный мир и так далее. Искусственный интеллект никогда не сможет приобрести свойство человеческого мышления, рассудительности, способности выбирать правильные подходы к достижению цели в конкретных ситуациях и мудрости, то есть способности видеть целое. Это очень важно. Мы понимаем, что ChatGPT – это такой спринтер, который бежит на короткую заданную дистанцию, он никогда не играет в долгую и в глубокую. Есть задача, есть вопрос и есть ответ.

Ещё очень важный аспект – то, как думает ChatGPT. Наши слова превращены в код, с помощью которого думают нейронные сети. А мы понимаем, что большая часть всего человеческого опыта может быть передана не только словами, соответственно, она не может быть декодирована. У нас есть масса опыта в других информационных сегментах: в живописи, в музыке, в архитектуре, даже в духовных плоскостях, то есть в каких-то других вещах, где заложен весь смысл человеческого развития. И искусственный интеллект вряд ли может как-то передавать, аккумулировать, сохранять, интерпретировать, описывать и размышлять про это.

 Чем ещё человек  отличается от искусственного интеллекта?

–  Сознательностью. У искусственного интеллекта отсутствует эта сознательная деятельность. Он специализируется на какой-то одной области, и он не может найти решение вопроса, выходящего за его пределы. Наличие интеллекта не предполагает наличие сознания! Ещё проблема – ассоциации. Машина изъясняется только числовыми значениями, она не может мыслить ассоциативно. Если мы зададим какой-то ассоциативный вопрос, она этого не поймёт, и, соответственно, она не сможет правильно дать ответ на наш запрос.

А главное, ИИ не обладает осознанностью. Я вам больше скажу, не каждый человек может быть осознанным. Машина должна не только написать что-то, но и знать, что это сделала именно она.   Есть еще такая версия, что реально оценить и спрогнозировать дальнейшее развитие ИИ человеческий мозг не может, потому что человеческие знания ограничены, а масштаб способностей ИИ выходят за рамки человеческого знания и понимания.

 Какие угрозы несёт искусственный интеллект?

–  Как говорит моя любимая [российская учёная в области нейронауки и лингвистики] Татьяна Черниговская, главным человеком XXI века будет психиатр. Сегодня в мире идёт жестокая борьба медиамагнатов за своего потребителя. А поскольку мы всё время сидим в телефоне, получая по разным каналам огромное количество информации, то, чем проще будет эта самая информация, тем лучше и быстрее она до нас с вами дойдет.

Сегодня у нас нет времени для анализа, и происходит деградация информационного потребления. Еще есть такие данные, что человеку надо 23 минуты, чтобы переключить мозг с одного режима работы на другой, а у человека нет этого времени, поэтому у нас в голове многие цепочки не закончены, они обрываются, мы не перерабатываем информацию до конца.

 Если обобщить, цифровые технологии улучшили или ухудшили нашу жизнь?

–  Опять же, глаголами «улучшить» или «ухудшить» оценивать естественное развитие человечества нельзя. Всё идёт так, как должно идти. И настал такой этап цифрового, машинного развития человеческой цивилизации. Сегодня мир уже делится на тех, кто управляет ИИ, и тех, кем уже управляет ИИ. Может быть, оно так и складывается, чтобы мы с вами, «человеки», думали, чтобы не лежали на диване и не надеялись, что за нас будут делать машины, чтобы мы развивались вместе с машинами, понимали, что мы управляем этими машинами.

Человек развивается тогда, когда он преодолевает какие-то трудности. И это плохо, если машины будут делать за нас всю трудную работу. В итоге человек, грубо говоря, деградирует, а машина будет усовершенствоваться. Мы ни в коем случае не должны этого допустить. Сейчас учёные бьют тревогу, и все социологические данные говорят о том, что искусственный интеллект вызывает у человека два страха: страх потерять работу и потерять себя. Поэтому это надо всегда держать в голове и быть очень бережным к себе, аккуратным с искусственным интеллектом. Надо просто развиваться. Мы развиваем друг друга: машина нас, а мы машину, и самое главное – не зайти в тупик в этом развитии, а параллельно, гармонично постараться взаимодействовать друг с другом.

5

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту