Школа журналистики
имени Владимира Мезенцева
при Центральном доме журналиста

«Любое усилие окупится»: Софья Шохина рассказала про поступление, обучение и сдачу первой сессии на МЖ в МГИМО

25 февраля Софья Шохина и Мария Пугачёва, выпускницы Школы журналистики имени Владимира Мезенцева, рассказали на лекции про поступление в МГИМО МИД России на направление «Международная журналистика», обучение на первом курсе и сдачу сессии. После лекции удалось взять интервью у одной из девушек — Софьи Шохиной.

Декан МЖ МГИМО Ярослав Скворцов вручает студенческий билет Софье Шахиной
Выпускница Домжура Софья Шохина получает студенческий билет факультета международной журналистики МГИМО из рук декана Ярослава Скворцова
© Из архива Софьи Шохиной

— С какой целью Вы пошли в журналистику? Ради популярности, желания быть услышанной или что-то другое?

— Быть услышанной определённо важно, но решающим фактором стала моя любовь к письму. Мне гораздо легче высказывать свои мысли в письменном виде, выплескивать эмоции на бумагу. Не знаю, буду ли я работать по профессии, но в данный момент журналистика мне очень интересна и близка.

— Как Вы думаете, журналистика как профессия ещё актуальна?

— Журналистика видоизменяется. В начале этого учебного года на одной из лекций Ярослава Львовича обсуждалась тема «Может ли искусственный интеллект заменить журналистику?». Мы с деканом нашего факультета пришли к выводу, что это невозможно. Безусловно, печатная журналистика не так популярна, как раньше, например, в 20 веке. В любом случае до сих пор остаётся популярна телевизионная журналистика, начинает развиваться сфера блогинга. Это прежняя журналистика, но просто видоизменённая. «Четвертая власть» никогда не погибнет.

— Какой самый любимый предмет в институте?

— Их несколько. Это итальянский, отечественная литература и основы телевизионного мастерства.

— У кого из преподавателей в институте хотели бы взять интервью? Почему?

— Сложно выделить кого-то одного, но, скорее всего, я взяла бы интервью у своего преподавателя по теории и практике массовой информации Владимира Романовича Легойды.  Я знаю, что у Владимира Романовича огромный опыт в моей будущей профессии, но хочется узнать большего.

— Какая, на Ваш взгляд, самая бесполезная пара на факультете журналистики?

— У нас в институте, к счастью, нет таких пар. От любой дисциплины мы берём что-то своё. Это очень важно как для личностного кругозора, так и для профессионального. Журналист — это специалист, который должен быть осведомлён в любой сфере жизнедеятельности. Полагаю, всё, что нам преподают, однажды пригодится.

— Чувствуете ли Вы сильную конкуренцию среди однокурсников?

— У нас на факультете нет конкуренции, потому что пока не за что сражаться. Стажировка будет только в конце второго курса. На данный момент мы просто осваиваемся, пытаемся найти себя, понравиться преподавателям и заслужить авторитет перед ними. Может быть, борьба есть, но она ещё сильно не ощущается. Наверно, к ответу на этот вопрос я смогу вернуться в конце следующего года, когда ранее упомянутая стажировка настигнет меня. Всё впереди.

— Часто можно заметить, что в высших учебных заведениях преподаватели более консервативных и старомодных взглядов. Как Вы считаете, они могут дать полезную современную информацию для нового поколения?

— Не могу согласиться, что у нас в институте преобладает консерватизм. В любом случае преподаватели учатся находить подход к каждому из своих учеников. Способ подачи информации и внедрения новых знаний всегда разный, что нас и заставляет приходить к первой паре на лекцию. Не всех, конечно, но в преобладающем большинстве точно.

К тому же у каждого из лекторов и семинаристов есть опыт, не опираться на который глупо. Ведь, как говорил Гай Юлий Федр: «Осторожным полезны ошибки других».

— В какое СМИ Вы планируете пойти после учёбы?

— Не могу выделить какое-то определённое агентство, но я бы хотела стажироваться в «РИА Новости» или «ИТАР-ТАСС». Я ещё думаю над стажировкой на летние каникулы, но, наверно, буду выбирать между ними.

В планах работать за границей. Мой идеал — это Англия, Италия или Америка, учитывая языки, которые я учу в институте. Конечно, хотелось бы в The New York Times публиковаться, но это уже из разряда мечты.

— Как думаете, насколько сложно сейчас стать популярным в сфере журналистики? Все ли ниши уже заняты?

— Всё зависит от твоих амбиций и стараний. Нельзя сказать, что какие-то ниши заняты или свободны. У тебя всё получится, если ты упорно хочешь чего-то добиться. Нельзя сказать, что всё уже изобрели. Да, создали велосипед, но ведь еще не придумали такого, который смог бы тебя самостоятельно отвезти до места назначения без претензии к безопасности. Поэтому, как я говорила во время лекции, которую мы вели с подругой, что любое усилие окупится. Просто нужно дерзать!

— Какие, по Вашему мнению, есть недостатки в современной журналистике?

— Конечно, есть некоторое недоверие общества к журналистам. Ходят различные слухи, распространители которых, читая это интервью, вспомнят о своём злословии. Но это скорее относится не к недостаткам моей профессии, а к её восприятию.

Если же говорить о проблемах журналистики 21 века, я бы отметила халатное отношение некоторых к фактчекингу и грамотному написанию материала. Неоднократно читала статьи с очевидными ошибками, что, безусловно, разочаровывало. Но хочется верить, что эта проблема не получит развития в дальнейшем.

— Насколько сейчас необходима политическая осведомлённость для журналиста?

Всё напрямую зависит от места работы. Сейчас, если ты не хочешь связывать свою жизнь с политикой, то это спокойно решается уходом в любую другую отрасль профессии, например, спортивную журналистику или культурное обозрение. Своя точка зрения о политической ситуации в стране и мире должна быть, но её можно оставить при себе.

— Считаете ли Вы устаревшими такие крупные агентства, как ТАСС, Интерфакс или, например, газету «Коммерсантъ»?

— Ни в коем случае. Это мастодонты, на которых строится российская журналистика. Их нужно уважать и почитать.

— Считаете ли Вы, что блогинг можно назвать журналистикой?

—  Если честно, я не считаю, что можно приравнять эти два понятия. Как средство передачи информации блогинг тоже можно использовать. Но, как я и говорила, в современных реалиях блогинг является инструментом видоизмененной журналистики.

— В чём разница нового и старого поколения в журналистике?

— Знаете, есть Кодекс журналистики, которому, по идее, все должны придерживаться. Я думаю, тут скорее дело в том, что люди прогрессируют, чаще рискуют, стараются отстоять свое мнение. Журналистика, как и прочее, идёт в ногу со временем. Наверно, современные журналисты, для которых предыдущие поколения являются авторитетом, особо ничем не отличаются.

Есть и ребята, которые показывают мою профессию с другой стороны. Новые поколения могут отличаться кругозором и не быть осведомленными в таких аспектах, как история, литература и культура.

Журналисты прошлого поколения были более внимательными и образованными, нежели сейчас.  

Появились новые способы передачи информации, например, Telegram-каналы, YouTube и другие. Теперь есть возможность писать от себя, придумывать что-то новое, будучи студентами. Раньше, чтобы стать журналистом, надо было пройти все стадии обучения и заслужить авторитет в обществе, только потом уже издаваться. Сейчас с этим легче. Но в целом я бы не сказала, что есть серьёзные отличия.

— Какой Вы дали бы совет будущим студентам, которые сейчас готовятся сдавать экзамены?

— Следить за новостной повесткой, много читать, расшифровывать для себя аббревиатуры, следить за политическими деятелями, много конспектировать. Но главное — не забывать о себе, потому что из-за стресса можно потерять здоровье и близких, которые всегда поддержат.

83

Запись на бесплатное пробное занятие

Может быть интересно:

Поиск по сайту